window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
12 февраля 2024, 15:00

Судьба царского золота в меморандуме Дурново

110 лет тому назад российский сенатор Дурново предсказал судьбу России и царского золота.
Фото: © Использованы материалы: РИА Новости
Читать ren.tv в

110 лет тому назад появился на свет один из самых интересных трудов в истории русской геополитики. В феврале 1914 года Петр Николаевич Дурново (1842–1915) подал на имя императора Николая II свой знаменитый меморандум.

Дурново являлся представителем одной из ветвей дворянского рода Толстых. Он окончил военно-юридическую академию, служил в департаменте полиции и в 1905–1906 годах дослужился до поста министра внутренних дел. В этот период отметился подавлением революционных выступлений в стране, за что получил прозвище "реакционер". После отставки у него было две должности – член Государственного совета и статс-секретарь Его Величества. Последний титул являлся почетным, но давал его обладателю право на личный доклад царю. Этим правом Дурново и воспользовался, подав на имя Николая II меморандум, в котором изложил свой взгляд на внешнюю политику Российской империи.

Вопреки существовавшим правилам император даже не соизволил прочитать доклад человека, который фактически спас его от свержения в 1905 году. После Февральской революции 1917 года документ обнаружила при разборе царских архивов Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства по преступлениям царского режима. В 1922 году меморандум опубликовал один из членов комиссии профессор истории Евгений Тарле. Благодаря ему мы и получили возможность ознакомиться с одним из самых интересных документов эпохи. Что же в нем особенного?

Прежде всего Дурново предсказал начало Первой мировой войны, указав в качестве ее причины конкуренцию между Англией и Германией. Также сенатор очень точно описал состав и цели будущих воюющих коалиций – Антанты и Четверного союза. При этом призвал императора сделать все, чтобы избежать втягивания конфликт, заняв дружественный нейтралитет по отношению к Берлину. Такая позиция на тот момент радикально расходилась с проанглийской линией царского правительства. Причем настолько, что Дурново, открыто декларировавший свои взгляды, получил обвинение в "германофильстве". Хотя его позицию можно было охарактеризовать как прагматизм.

Сенатор призывал следовать национальным интересам, а они, по его мнению, заключались в том, чтобы стать связующим звеном между ведущими экономиками Евразийского континента. В континентальной Европе экономическими лидерами считались Германия и Франция, а в Восточной Азии стремительно росла мощь Японии. Россия, согласно меморандуму Дурново, должна была стать мостом между ними, что неизбежно принесло бы ей огромные выгоды. Особенно если учесть, что у России на тот момент была самая обеспеченная в мире валюта.

Согласно отчету Государственного банка Российской империи за 1913 год, золотой резерв России составил 1695 тонн. Это был второй по величине запас желтого металла в мире. Формально на первом месте находились США с 1,9 тысячи тонн. Но здесь был нюанс. На тот момент в состав золотого запаса включалось и монетарное золото, находившееся в обращении у населения и коммерческих банков. В Соединенных Штатах большая часть золота находилась на руках населения и в частных банках, в то время как в России – только 382,5 тонны из 1695 тонн. Таким образом, по факту золотой резерв Российской империи был самым крупным в мире. Для сравнения: у Франции числилась 1 тысяча тонн, у Германии – 0,4 тысячи, а у Англии – всего 0,2 тысячи.

Фото: © Commons.wikimedia.org

При таком положении Россия могла использовать англо-германский конфликт, чтобы еще больше упрочить свое положение и даже стать ведущей экономикой мира. Больше того, по мнению Дурново, Российская империя смогла бы существенно расшириться на юг. Речь шла не столько о территориальной, сколько об экономической экспансии, объектами которой должны были стать Ближний Восток, Монголия, Тибет и Синьцзян.

В этом контексте Дурново решительно выступал против проанглийской политики царского правительства, которая была продиктована родственными отношениями императорской династии. Николай II был женат на любимой внучке английской королевы Виктории, а британский король Георг V приходился ему двоюродным братом. Кроме того, император России имел звания адмирала флота Королевского ВМФ Великобритании и Ирландии и фельдмаршала британской армии. Все это подталкивало Николая II к тому, чтобы верить Лондону. В качестве дополнительной гарантии рассматривался тот факт, что к началу 1914 года Госбанк разместил на своих заграничных счетах, в основном в Англии, 136,8 тонны золота. Правительство Николая II всерьез считало, что чем больше русского золота окажется в английских банках, тем более прочными будут союзные отношения.

Дурново назвал такой подход "противоестественным", т.к. для англосаксов родственные чувства не имеют никакого значения. Для них, писал сенатор, главное то, что Россия является экономическим конкурентом. Поэтому англосаксы будут искать любые возможности, чтобы ослабить свою формальную союзницу.

Стас-секретарь очень точно описал, как это будет происходить. После втягивания России в войну на стороне Англии и Франции ей достанется главная тяжесть военных действий и "роль тарана, пробивающего самую толщу немецкой обороны". Это неизбежно вынудит Россию обратиться за кредитами к Англии и Соединенным Штатам. Цитата: "Придется обратиться к кредиту союзных и нейтральных государств. […] Мы попадем в такую финансовую экономическую кабалу к нашим кредиторам, по сравнению с которой наша теперешняя зависимость от германского капитала покажется идеалом". Наиболее же вероятным исходом войны Дурново предвидел революцию и гражданскую войну, устроенную не без помощи англосаксов.

В дальнейшем так и произошло. В 1914 году Россия оказалась втянута в войну с Германией и ее союзниками. В декабре 1916 года Франции и Англии противостояли 123 дивизии германского блока, а России – 149. Чтобы обеспечить армию оружием, царское правительство прибегло к займам. Английские кредиторы потребовали "твердые гарантии", т.е. золото. В 1914 году через Архангельск в Лондон было отправлено 58 тонн желтого металла. В 1915–1917 годах через Владивосток в канадские отделения Банка Англии поступило еще 434,7 тонны. Буквально за несколько дней до Октябрьской революции уже Временное правительство отправило через Финляндию в шведский Риксбанк слитки в количестве 3,9 тонны.

Официально Англия выделила под это золото военные кредиты на общую сумму в £450 млн. Однако большая часть из этих денег так и не была израсходована на закупку оружия и снаряжения, т.е. осталась в британских банках. Еще часть хотя и была потрачена, но закупленные товары прибыли в Архангельск и Владивосток уже после того, как в 1917 году царское правительство было свергнуто. Спустя несколько недель в указанные порты вошли англо-американские интервенты, которые конфисковали все находившееся в них имущество, т.е. вернули свои же поставки. Но и это не спасло царскую династию. Англия отказалась принимать семейство свергнутого императора. В июле 1918 года большевики расстреляли Романовых. Сбылось еще одно предсказание сенатора Дурново: "После крушения германского могущества, вы уже более не будете им [англосаксам] нужны".

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1189793 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1189793')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1189793', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1189793', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1189793(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1189793(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })