window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
20 декабря 2023, 18:20

Перекосы в Уголовном кодексе РФ, на которые обратили внимание Путина

Причины и истоки перекосов в уголовном законодательстве России, на которые обратили внимание Владимира Путина.
Фото: © РИА Новости/Станислав Красильников
Читать ren.tv в

14 декабря Владимир Владимирович Путин в прямом эфире ответил на вопросы журналистов и жителей страны. В ходе мероприятия его попросили оценить несоответствия в уголовном законодательстве. Внимание президента обратили на то, что ответственность по так называемым экономическим статьям существенно выше, чем за убийство. Путин признал, что некоторые статьи Уголовного кодекса и у него "вызывают вопросы". Они нуждаются в корректировке.

Напомним, что современный Уголовный кодекс РФ был принят в 1996 году. Тогда Россия пыталась интегрироваться в западный мир. Реформирование уголовного права рассматривалось как часть этой интеграции. По этой причине в основу УК РФ было положено так называемое "верховенство норм международного права". Подразумевалось, что основные статьи Уголовного кодекса будут регулироваться конвенциями ООН. В частности, под них были заточены разделы о международно-правовых преступлениях, о преступлениях против личности. Последний предполагалось регламентировать соглашениями на основе Всеобщей декларации прав человека. Однако большинство конвенций ООН так и не было принято, а те, которые приняли, не работают.

Также под влиянием Запада в УК РФ появился целый раздел об экономических преступлениях. Он был во многом скопирован с англосаксонского права, в котором экономические правонарушения относятся к числу тягчайших.

Все указанные нововведения происходили за счет сокращения разделов о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка, государства.

Фото: © ТАСС/Ведомости/Евгений Разумный

Но, пожалуй, самая важная особенность Уголовного кодекса была связана с разделением преступлений на категории: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Относить правонарушения к какой-либо из них следовало в зависимости от квалификации. Первоначально предполагалось, что квалификацию конкретного деяния будут определять в соответствии с формулировкой диспозиции соответствующей статьи УК. Однако в 1999 году вышло постановление пленума Верховного суда РФ, которое нивелировало это правило. Произошло явное заимствование из англосаксонского (прецедентного) права. С тех пор квалификацию того или иного деяния следует определять в соответствии с судебной практикой. Именно на нее должны ориентироваться следователи.

Такой подход позволяет судам отнести к преступлениям небольшой тяжести даже убийство, снизив ответственность за него вплоть до освобождения от наказания. Именно на это и обратили внимание Владимира Путина.

Указанная проблема не ограничивается только наследием 1990-х. Главная проблема в том, что Россия на протяжении длительного времени то и дело пытается идти по западному пути. И это притом что у нее есть собственные традиции права.

Так, самым давним из сохранившихся сводов русского уголовного права является Судебник 1497 года. Для сравнения: в Западной Европе первый свод уголовных норм появился только в 1532 году.

Фото: © commons.wikimedia.org/Shakko (CC BY-SA 3.0)

Характерной особенностью русских судебников XV–XVI веков являлось то, что они защищали всех членов общества. В частности, декларировалась личная свобода крестьян, были предусмотрены дополнительные гарантии их защиты. Выборные представители крестьянских общин должны были участвовать в следствии и судопроизводстве. Крестьян нельзя было взять под стражу ни по суду, ни до суда без согласия крестьянской общины.

Закон вводил предварительное следствие и учредил институт следователей – "обыщиков". Он закрепил двухуровневую систему судов, введя апелляционную инстанцию. Наконец, представителям всех социальных слоев гарантировался не только равный доступ к судебной системе, но и право участия в ней. Ничего подобного на Западе не было вплоть до XIX века.

Однако с XVII века Россия пошла по пути "европеизации". Это привело к нивелированию собственных правовых традиций. Уголовное право (за исключением определенного периода в истории СССР) опиралось на западные заимствования.

Вопрос только в том, что представления Запада и России о роли государства, о функциях уголовного права различаются.

Фото: © Global Look Press/Bulkin Sergey/news.ru

На Западе господствует формула, согласно которой государство не несет никакой социальной ответственности. Уголовное законодательство США и других западных стран не содержит норм о понятии и целях наказания. Западные юристы ссылаются на то, что целью любого законодательства является его "практическая полезность". Это исключает из уголовного права воспитательную и отчасти регулятивную функции. Западных законодателей не интересует то, к чему приведет наказание, как после его применения будет вести себя осужденный.

Напротив, Россия позиционирует себя социальным государством. Уголовное право в нашей стране призвано не только охранять и защищать права всех граждан. Оно должно способствовать развитию общества, воспитывать социальную ответственность. В соответствии с этим требуется не просто коррекция уголовного права. Требуется его систематизация и возврат к собственным традициям.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1173953 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1173953')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1173953', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1173953', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1173953(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1173953(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })