window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
29 июня 2023, 22:00

Смертная казнь в России: кто за, кто против?

Кто за и против смертной казни в России
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Мораторий на смертную казнь в России юридически перестал действовать в 2009 году. Противники смертной казни искажают факты.
Сотрудник правоохранительных органов у здания суда
Фото: © РИА Новости/Сергей Пивоваров

28 июня в Ростове-на-Дону возобновились заседания Южного окружного военного суда по делу о боевиках запрещенного в России полка "Азов"*. Подсудимым предъявлены обвинения по статьям УК РФ, которые предусматривают максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет. В связи с этим в СМИ возникла дискуссия о соизмеримости такой кары тем преступлениям, которые совершили боевики. Многие комментаторы справедливо пишут, что злодеяния неонацистов заслуживают смертной казни.

В то же время в России есть противники применения смертной казни. Одними из наиболее убежденных являются главы Конституционного суда и Совета по правам человека при президенте РФ Валерий Зорькин и Валерий Фадеев. Они ссылаются на документ "О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П". Чтобы понять, насколько обоснованы ссылки на это определение Конституционного суда 2009 года, необходимо вспомнить следующие факты.

В 1992 году Российская Федерация подписала соглашение о присоединении к Совету Европы. В соответствии с ним Москва обязалась поэтапно отменить смертную казнь.

В 1993 году вступила в действие новая Конституция Российской Федерации. Статья 20 гласила: "Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей". Из этого определения следовало, что в будущем, в соответствии с соглашением с Советом Европы, смертная казнь будет отменена. До ее отмены она могла назначаться исключительно по решению суда присяжных.

Фото: © ТАСС/Кухмарь Кирилл

В 1996 году Федеральное собрание РФ приняло новый Уголовный кодекс. В нем список статей, по которым мог быть назначен расстрел, сократился до 5. Смертная казнь устанавливалась только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь. Эта норма действует до сих пор.

В 1999 году Конституционный суд РФ вынес постановление, которым наложил мораторий на применение смертной казни до тех пор, пока суды присяжных не будут созданы во всех регионах страны. Последний суд присяжных был создан в Чечне. Она начал функционировать с 1 января 2010 года. С тех пор мораторий юридически УТРАТИЛ СИЛУ.

Однако за несколько недель до этого Конституционный суд РФ вынес определение, которым "уточнил" свое решение 1999 года. На него и ссылаются Зорькин, Фадеев и другие противники смертной казни. В определении говорится, что, поскольку смертная казнь не применялась в течение длительного времени, она… не может применяться и в будущем. Дословно: "...сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого граждане РФ получили право не быть приговоренными к смертной казни". Стоит ли комментировать абсурдность такого заключения?

Тем не менее противники смертной казни, ссылаясь на него, утверждают, что для применения смертной казни необходимо… менять Конституцию.

Фото: © Известия/Александр Казаков

При этом почему-то "не замечают", о чем говорит статья 20 Конституции РФ. В ней указано, что применение смертной казни регулируется федеральным законом. Конкретно – Уголовным кодексом РФ. Соответственно, отменить смертную казнь можно только путем исключения статей, предусматривающих расстрел, из УК РФ. До тех пор, пока эти статьи не отменены, они действуют. Изменить же Уголовный кодекс может только Федеральное собрание РФ. Попытки подменить его решения являются вмешательством судебной ветви власти в деятельность законодательной.

Добавим, что противники смертной казни это и сами понимают. Поэтому апеллируют к авторитету Владимира Путина. Якобы президент "поддержал позицию Конституционного суда". В 2009 году президент Российской Федерации действительно выразил поддержку решению судей. Однако его звали… Дмитрий Медведев, а не Владимир Путин.

И последнее. Идея создания высшего судебного органа по надзору за соблюдением Конституции возникла в 1988 году. Она заключалась в том, чтобы усилить контроль общества за властью, а конкретно – за соблюдением властью Конституции. Тогда же было принято решение учредить Комитет конституционного надзора СССР. Предполагалось, что он будет рассматривать обращения всех граждан Советского Союза о нарушении их конституционных прав. Фактически станет арбитром между властью и народом, одним из инструментов прямой демократии. Избирать будущий комитет следовало Съезду народных депутатов СССР. В свою очередь народные депутаты избирались народом и были подотчетны ему.

Фото: © РИА Новости/Алексей Даничев

Однако в 1993 году ситуация изменилась. Граждане России теперь лишены права обращаться в Конституционный суд. Сам суд формируется Советом Федерации и подотчетен ему. Совфед не избирается народом. Он формируется региональными элитами, а конкретно – органами власти субъектов федерации. Таким образом, орган, проектировавшийся как арбитр между властью и народом, стал арбитром между президентом и региональными элитами.

Хуже всего то, что многие вопросы функционирования Конституционного суда до сих пор не урегулированы. Это привело к тому, что судебный орган стал жить "своей жизнью". В этой ситуации надо менять не статью Конституции о смертной казни. Надо менять положения основного закона о Конституционном суде. Необходимо вернуться к первоначальному значению этого судебного органа.

* "Азов" – признан террористической организацией и запрещен в России.

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1118135 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1118135')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1118135', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1118135', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1118135(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1118135(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })