window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
23 июня 2023, 15:00

Чехия мечтает реабилитировать нацизм в России

Власти Чехии намерены использовать проект "Легион 100" для реабилитации нацизма в России.
Фото: © Центральный монумент пантеона легионеров во Владивостоке. commons.wikimedia.org/Kiselev d. (CC BY-SA 3.0)
Читать ren.tv в

Власти Чехии последовательно используют "окно Овертона" для реабилитации нацизма. Официально они позиционируют свое государство "демократическим". И в нарушение демократических принципов целенаправленно стирают с карты сел и городов все, что может напоминать об освобождении от гитлеризма.

Из последних акций: мэрия Праги постановила с 1 октября переименовать улицу, названную в честь советского маршала Ивана Степановича Конева. Ранее в городе демонтировали памятник освободителю чешской столицы, который располагался на площади Интербригады.

Параллельно с этим чехи увековечивают память о военнослужащих нацистской Германии. До сих пор одной из главных "достопримечательностей" Чехии считался памятный знак солдатам вермахта и ваффен-СС у деревни Корженов в Судетах. Теперь к нему добавился еще один. Муниципалитет Праги установил мемориальную доску 600-й пехотной дивизии вермахта в столичном районе Ржепорые.

Это только те факты, которые получили резонанс в СМИ. В то же время некоторые факты, свидетельствующие о ползучей реабилитации нацизма, рискуют остаться незамеченными. А они несут угрозу и для российского общества.

Фото: © commons.wikimedia.org

Конкретно речь идет о заявлениях представителей чешского правительства, которые выступают с требованием о возобновлении реализации проекта "Легион 100". При этом ссылаются на межправительственное соглашение о взаимном содержании военных захоронений.

Этот российско-чешский договор был подписан правительством Бориса Ельцина в 1999 году. Документ предусматривал взаимное сохранение и достойное содержание военных захоронений времен Первой мировой, Гражданской, Второй мировой войн. Опираясь на соглашение, Министерство обороны Чешской Республики разработало проект "Легион 100". Он предусматривал установку 58 монументов военнослужащим Чехословацкого корпуса (легиона) на территории России. С тех пор такие объекты были установлены в 22 российских городах, в т. ч. Пензе, Ульяновске, Самаре, Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Челябинске, Тюмени, Кургане, Красноярске, Иркутске, Владивостоке. Однако в 2020 году их установка была приостановлена в связи с ухудшением российско-чешских отношений. В то же время формально Россия не вышла из проекта. На этом основании чехи и требуют его возобновления.

Теперь о том, что собой представлял Чехословацкий легион. Во время Первой мировой войны российское правительство сформировало из военнопленных чешского и словацкого происхождения целый полк. К осени 1917 года он насчитывал 45 тысяч военнослужащих. Это подразделение получило неофициальное наименование "Чехословацкий легион".

Фото: © commons.wikimedia.org

После создания большевистского правительства легионеры отказались признать новую власть. Уже 28 октября (10 ноября) 1917 года они начали военные действия против Красной гвардии, которые то и дело прерывались перемириями. В декабре 1917 года французское правительство издало декрет, по которому легионеры перешли в подчинение Парижу. Фактически они стали наемниками Антанты, верховный совет которой 2 мая 1918 года принял решение использовать чехословаков для ликвидации советской власти на Севере России и в Сибири.

25 мая 1918 года чехословацкие части начали полномасштабное наступление на Москву. Используя тот факт, что советские вооруженные силы только формировались, они захватили Дальний Восток, Сибирь, Урал, значительную часть Поволжья.

При этом выступили не только передовым отрядом Антанты, но и ее карательным отрядом. Им поручалось выполнить грязную работу по истреблению сторонников большевиков. И они с удовольствием это делали.

Так, после захвата Челябинска количество расстрелянных местных жителей превысило несколько тысяч. Не менее тысячи было замучено в относительно небольшом городе Троицке в течение только первых двух дней после его захвата. При захвате Пензы легионеры только за один день убили свыше 300 человек. При этом грабили дома обывателей несколько дней. После захвата Самары на берегу Волги сразу же расстреляли несколько сотен рабочих. За время пребывания чехословаков в Хабаровске численность населения города сократилась с 52 до 30 тысяч. На железнодорожной станции Чишмы (рядом с Уфой) легионеры расстреляли 500 плененных и местных жителей. В селе Иващенково Самарской области за три дня было около тысячи рабочих и членов их семей – женщин, детей. При оставлении Сызрани чехи взорвали Александровский мост, на котором предварительно разместили вагон с пленными красноармейцами. Все несчастные погибли. Здесь перечислены только те населенные пункты, в которых сегодня существуют памятники чехословацким "борцам за свободу".

Фото: © commons.wikimedia.org

К осени 1918 года Чехословацкий корпус столкнулся с сильным сопротивлением новых частей Красной армии и, потерпев ряд унизительных поражений, стал откатываться на восток. В этот период легион потерял 1/4 своего состава. В таких условиях руководство Антанты приняло решение вывести неудачливых вояк с фронта и заменить их белогвардейцами. Чехословацким военнослужащим нашли новую работу – по профилю. Им поручили охранять железную дорогу, забитую эшелонами с награбленным, и осуществлять карательные операции против местного населения. О том, насколько рьяно чехословаки взялись выполнять эти обязанности, свидетельствует следующий приказ командира 2-й Чехословацкой дивизии полковника Крейчи: "Подозрительные деревни должны сжигаться целиком (т. е. вместе с населением)".

Мародерство белочехов в этот период достигло такого предела, что вызвало возмущение даже у "союзных" им лидеров Белого движения.

Управляющий военным министерством в правительстве Колчака генерал Алексей Будберг: "Сейчас чехи таскают за собой около 600 груженых вагонов, очень тщательно охраняемых… эти вагоны наполнены машинами, станками, ценными металлами, картинами, разной ценной мебелью и утварью и прочим добром, собранным на Урале и в Сибири".

Фото: © commons.wikimedia.org

Командующий Западной армией Колчака генерал Константин Сахаров: "Отойдя в тыл, чехи стали стягивать туда же свою военную добычу. Последняя поражала не только своим количеством, но и разнообразием. Не довольствуясь реквизицией казенных складов и казенного имущества, чехи стали забирать все, что попадало под руку, совершенно не считаясь с тем, кому имущество принадлежало. Одних медикаментов ими было забрано на сумму свыше трех миллионов золотых рублей, резины на 40 миллионов рублей, из Тюменского округа вывезено огромное количество меди и т. д. Чехи не постеснялись объявить своим призом даже библиотеку и лабораторию Пермского университета. Количество награбленного чехами не поддается учету".

Чехословацкий легион превратился в банду, грабившую, убивавшую, насиловавшую не только местное население, но и своих белых "союзников". С приближением Красной армии вся эта шайка мародеров и насильников бежала с награбленным за рубеж. Последнее подразделение легионеров покинуло Владивосток в сентябре 1920 года.

Вернувшись на родину, легионеры нашли себе новое "занятие". За счет награбленного в России добра они учредили в Праге Банк чехословацких легионеров. Легиябанк тут же приступил к финансированию "Фашистского национального сообщества". Это "сообщество" представляло собой легальное объединение легионеров и декларировало приверженность итальянскому фашизму. В дальнейшем многие из этих деятелей, включая всех бывших руководителей легиона, поступили на службу нацистам. В частности, один из видных легионеров Эммануэль Моравец стал идеологом и серым кардиналом правительства Протектората Богемии и Моравии. Фашистская идеология очень точно соответствовала той идеологии, которой легион руководствовался в Советской России.

Фото: © commons.wikimedia.org

Добавим, что еще в 1927 году СССР официально признал Чехословацкий корпус "преступной организацией". С учетом того факта, что Российская Федерация является продолжательницей Союза ССР, указанный вывод и сегодня сохраняет юридическое значение. В этой связи памятники лицам, официально признанным "преступниками", являются незаконными на российской территории.

Кроме того, в соответствии с договором 1999 года они могли иметь максимум форму надгробий для тех, кто погиб в Гражданской войне. Однако в рамках проекта "Легион 100" были установлены полноценные памятники, стоявшие отдельно от захоронений и композиционно никак не связанные с ними. Некоторые из них и вовсе стоят на улицах и площадях, вдали от военных кладбищ. На всех – надписи, героизирующие деятельность легионеров. Указывается, что военнослужащие легиона "боролись за свободу". И это о тех лицах, которые в дальнейшем открыто задекларировали приверженность фашистской идеологии, участвовали во Второй мировой войне на стороне Гитлера. В таком формате памятники белочехам очень точно подпадают под определение "реабилитация нацизма".

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1116210 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1116210')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1116210', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1116210', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1116210(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1116210(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })