window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
18 апреля 2023, 14:00

Война за турецкие проливы набирает обороты

США подталкивают Турцию перекрыть черноморские проливы для России. При этом предвидят, что проигравшей стороной станет турецкая экономика.
Фото: © Global Look Press/GTW/imageBROKER.com
Читать ren.tv в

В преддверии президентских выборов в Турции кандидат от оппозиции Кемаль Кылычдароглу заявил, что в случае избрания намерен "напомнить Москве, что Анкара является членом НАТО". В частности, оппозиционер планирует соблюдать Конвенцию Монтрё только с учетом обязательств, вытекающих из Североатлантического договора.

Рейтинг кандидата от Народно-республиканской партии, которого откровенно лоббируют США и Евросоюз, сравним с рейтингом Реджепа Эрдогана. Согласно соцопросам, он имеет все шансы победить в ходе намеченного на 14 мая голосования. Вопрос только в том, что в случае реализации обещаний оппозиционера Анкара рискует потерять юрисдикцию над черноморскими проливами.

Конвенция Монтрё регулирует правила судоходства для иностранных судов через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы. Эти водные участки между Балканами и Малой Азией соединяют Черное море со Средиземным.

Первоначально режим проливов регулировался Лозаннским мирным договором 1923 года. Это международное соглашение было подписано по итогам Первой мировой войны, в которой Османская империя потерпела поражение от стран Антанты. Лозаннский договор зафиксировал современные границы Турецкой Республики, а также учредил международный орган для управления судоходством в проливах. Этот орган с дислокацией в Стамбуле получил название Комиссии проливов. В состав комиссии вошли представители Турции, а также Франции, Англии, Италии, Японии, Болгарии, Греции, Румынии, СССР, Югославии и Турции. Как следствие, проливы стали демилитаризованной, экстерриториальной зоной под международным управлением. Это было сделано для того, чтобы не допустить очередной милитаризации Турции и предупредить возможность развязывания ею новой войны.

Фото: © Турецкая делегация после подписания Лозаннского договора. Делегацию возглавлял Исмет Инёню (в центре). en.wikipedia.org

Тогда же Турецкая Республика объявила о намерении придерживаться политики нейтралитета. В дальнейшем Анкара подписала пакты о дружбе и ненападении со всеми государствами – участниками Комиссии проливов. На этом основании она призвала пересмотреть Лозаннский договор, вернув проливы под турецкую юрисдикцию. В результате последующих переговоров и была подписана Конвенция Монтрё. Официально этот документ, оформленный в 1936 году Турцией и другими причерноморскими странами, именовался Конвенцией о режиме проливов. Подчеркнем: Конвенция являлась дополнением к Лозаннскому договору, а условием ее подписания был нейтральный статус Анкары.

Документ устанавливал свободу прохода для торговых судов через проливы как в мирное, так и в военное время. В то же время он определил различный режим для военных кораблей.

Черноморские государства могли свободно проводить свои военные корабли через проливы в мирное время при условии предварительного уведомления Анкары. Исключение составляла ситуация, когда между черноморскими странами возникла бы война. В этом случае Турция была обязана не пропускать их военные корабли, за исключением тех судов, которые возвращались на свои базы на Черном море. Что же касается военных судов нечерноморских держав, то для них были введены существенные ограничения. Они могли провести в Черное море только мелкие надводные корабли и только на ограниченный срок.

Этими ограничениями изначально были недовольны США. Они никогда не признавали ни Лозаннский договор, ни Конвенцию Монтрё. Поэтому они всегда выступали за отмену этих соглашений. Особенно после того, как в 1952 году Турция отказалась от своего нейтрального статуса и вступила в НАТО. После этого Штаты стали требовать от Турецкой Республики выполнения своих обязательств перед Североатлантическим альянсом, даже если они противоречат Конвенции Монтрё.

Фото: © Global Look Press/Michael Kappeler/dpa

Именно этот пункт и согласен выполнить Кылычдароглу. Вот аргументация, которую ему навязывают англосаксы.

В программных документах Североатлантического альянса Россия определяется страной, от которой исходит военная угроза всем членам блока, в т. ч. и Турции. Согласно одной из статей Конвенции Монтрё, если для Анкары исходит военная угроза, она вправе ограничить проход через проливы по своему усмотрению. Кроме того, Североатлантический договор декларирует, что международные обязательства стран НАТО перед третьими государствами не могут препятствовать их обязательствам в рамках альянса. Поскольку все страны блока приняли решение считать Россию "врагом", Турция должна следовать ему. От Анкары требуют запретить проход российских судов через проливы, а также позволить США создать свои военно-морские базы на Черном море.

Ради справедливости надо признать, что позиция президента Эрдогана немногим отличается от позиции Кылычдароглу. Администрация действующего президента также держит курс на отмену Конвенции Монтрё.

В 2008 и 2014 годах турецкое правительство пропускало через проливы американские военные корабли, водоизмещение и сроки пребывания которых в Черном море существенно превышали установленные.

В 2021 году турецкое правительство начало строительство в черте Стамбула судоходного канала, который должен пройти параллельно проливу Босфор. Данный проект планируется завершить в 2027 году. При этом правительство Эрдогана официально уведомило другие страны, что режим прохождения через новый канал не будет подпадать под действие Конвенции Монтрё.

Разница Эрдогана с Кылычдароглу только в том, что он намерен использовать свой проект для шантажа США: дадите деньги – выполню ваши требования; нет – обращусь к России. В этом отношении оппозиционер для Вашингтона выглядит более уступчивым, податливым.

При этом США нисколько не смущает тот факт, что они подставляют и своего ставленника, и Турцию.

В случае отмены Конвенции Монтрё восстанавливается режим проливов, установленный Лозаннским договором. Проливы Босфор и Дарданеллы становятся экстерриториальной зоной под международным управлением. И в этой ситуации у Москвы развязываются руки. Напомним, что Россия, как продолжательница СССР, имеет право на участие в управлении проливами. Кроме того, она вправе вспомнить о тех статьях Лозаннского договора, которые позволяют ей требовать репарации с Анкары. Эти репарации полагались ей по итогам Первой мировой войны, и до сих пор Москва не требовала их выплаты. У турецкой экономики на сегодняшний день катастрофическое состояние. Новые финансовые обязательства, связанные с выплатой репараций, ее разорвут.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1095590 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1095590')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1095590', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1095590', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1095590(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1095590(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })