window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
17 марта 2023, 08:00

Принцип домино после краха криптосхем в США

Политолог Городненко объяснил, как банковский кризис бьет по ФРС
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Руководство Федеральной резервной системы способствует не преодолению банковского кризиса, возникшего в США, а обрушению самой ФРС.
Криптосхемы в США
Фото: © unsplash.com/Mingwei Lim cmzw

Федеральная резервная система (ФРС) США запланировала на 22 марта заседание совета управляющих по вопросу борьбы с банковским кризисом. В то же время некоторые факты свидетельствуют о том, что руководство Федрезерва не собирается препятствовать краху американских банков.

Начало банковского кризиса было положено крахом онлайн-сервиса обмена цифровыми валютами FTX. Данный сервис, зарегистрированный в карибском офшоре Антигуа и Барбуда, являлся третьим в мире по величине торговли криптовалютами. Подавляющее количество сделок, заключенных на платформе, приходилось на граждан США и Африки.

Активно онлайн-сервисом пользовались и американские банки. Последние, спекулируя на рынке криптовалют, сделали это предприятие одним из существенных источников своих доходов. При этом их нисколько не смущало то, что так называемые виртуальные валюты представляли собой обычные мошеннические схемы, спекулятивные пирамиды. Банки в погоне за прибылью сознательно шли на риски.

В ноябре 2022 года спекулятивная пирамида рухнула. Руководство FTX объявило о фактическом банкротстве. И здесь закономерно возникли проблемы у тех банков, которые активно спекулировали на рынке криптовалют. Особенно в сложном положении оказались калифорнийский Silicon Valley Bank и нью-йоркский Signature Bank. Оба не просто активно занимались криптовалютными спекуляциями, но и вовлекли в эти мошеннические схемы широкий круг лиц. В частности, доля депозитов частных лиц в криптовалютах в Silicon Valley Bank превышала 30%. Естественно, что после краха FTX держатели подобных депозитов тут же бросились в банки с намерением снять их в долларах. И здесь закономерно столкнулись с отказом.

Фото: © REUTERS/Dado Ruvic

Дело в том, что практически у всех американских банков подавляющее большинство средств вложены либо в недвижимость, либо в ценные бумаги. Поэтому, когда появляется поток держателей депозитов, стремящихся снять свои средства, банковские учреждения неизбежно сталкиваются с проблемой отсутствия или нехватки наличности. В подобных случаях главное не допустить банковской паники. В данной ситуации – не допустить, чтобы вслед за держателями криптовалютных депозитов в банк побежали и обычные вкладчики.

Чтобы не допустить паники, владельцы Silicon Valley Bank и Signature Bank обратились в ФРС с тем, чтобы та осуществила эмиссию и выделила им в кредит наличные доллары. То есть сделали ровно то, что коммерческие банки делали раньше. Так, когда возник банковский кризис 2008 года, пострадавшие банковские учреждения обратились в центробанк, и тот выделил им колоссальные суммы за счет эмиссии. Тогда средства выделялись на льготных условиях. Однако в этот раз регулятор стал действовать прямо противоположным образом.

После краха FTX, когда вероятность банкротства крупных банков стала очевидной, Федрезерв дважды повысил базовую ставку, которая в итоге выросла с 4,0 до 4,5%.

Базовая или ключевая ставка – это проценты к сумме кредитов, которые центробанк выделяет коммерческим банкам на короткие сроки. Чем больше базовая ставка, тем дороже кредит центробанка, тем меньше возможностей у коммерческих банков его взять, особенно в условиях кризиса.

Больше того, глава ФРС Джером Пауэлл, выступая 8 марта в Сенате США, заявил, что у центробанка нет возможностей для новой масштабной эмиссии. Руководитель Федрезерва сослался на то, что у подведомственного ему учреждения возникли убытки на сумму больше $1,2 трлн. И эти убытки как раз связаны с предыдущими бесконтрольными эмиссиями.

Кроме того, Пауэлл напомнил, что коммерческие банки, спекулировавшие криптовалютами, как их вкладчики, сознательно шли на риски. Поэтому они сами должны отвечать за возникшие у них проблемы. И неважно, что крах банков может привести к обрушению социальной системы. Ведь в пострадавших банках находились счета пенсионных фондов, страховых компаний, отвечавших за медицинское и другое страхование.

С формально-юридической точки зрения, глава Федрезерва прав. В США доктринально закреплена либеральная модель экономики. Она предусматривает, что государство не должно регулировать рынок, вмешиваться в экономическую деятельность. Государство не обязано никому помогать.

Кроме того, Штаты накопили колоссальный госдолг. Основная его часть возникла вследствие неограниченной эмиссии, связанной с преодолением последствий финансового кризиса 2008 года. Для сравнения: в 2007 году госдолг составлял $8,9 трлн, а сегодня – $31,4.

С учетом этого факта глава ФРС дал понять, что совет управляющих на предстоящем 22 марта заседании намерен… еще раз увеличить базовую ставку.  По сообщение СМИ, она может быть увеличена на 0,25–0,50%. Именно это заявление привело к тому, что владельцы Silicon Valley Bank и Signature Bank объявили о банкротстве, после чего сработал эффект домино. Рухнули акции практически всех крупных банков.

Фото: © REUTERS/Brittany Hosea-Small/File Photo

Подобная политика и позволяет утверждать, что руководство Федрезерва не собирается бороться с банковским кризисом.

Добавим, что во всей этой истории есть одна странная деталь: один из обанкротившихся банков, а именно Silicon Valley Bank, имеет системообразующее значение для самого ФРС.

Как известно, Федеральная резервная система США представляет собой частную корпорацию, состоящую из 12 отдельных юридических лиц – федеральных резервных банков (ФРБ). ФРБ, представляющие собой акционерное общество, разбиты по региональному принципу. Крупнейшими из них являются федеральные резервные банки Сан-Франциско и Нью-Йорка. Во многом именно они и определяют политику всего ФРС.

Silicon Valley Bank принадлежит SVB Financial Group и является ее главным активом. В то же время SVB Financial Group числится одним из крупнейших акционеров Федерального резервного банка Сан-Франциско, а ее гендиректор Грегори Беккер входит в правление этого ФРБ. С этой точки зрения, крах Silicon Valley Bank подрывает один из двух крупнейших банков ФРС. И в этой ситуации отказ Федрезерва в помощи SVB Financial Group равносилен выстрелу себе в ногу. Такая политика ведет не к сокращению, а к увеличению убытков Федеральной резервной системы.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1085349 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1085349')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1085349', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1085349', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1085349(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1085349(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })