window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
15 марта 2023, 09:30

Биооружие – последний вздох англосаксов

В борьбе с военно-биологической программой США следует обращаться к народам, а не к коррумпированным элитам и утратившим силу конвенциям ООН.
Фото: © Global Look Press/Lance Cpl. Weston Brown/Keystone Press Agency
Читать ren.tv в

Начальник войск радиационной, химической и биологической защиты ВС РФ Игорь Кириллов в очередной раз предупредил, что биолаборатории США несут угрозу для всего мира. Ведь целью Штатов является биологический контроль над всем человечеством. И англосаксам наплевать на то, что при этом может погибнуть большая часть населения планеты. Чтобы не допустить этого, генерал призвал добиться введения механизма контроля за деятельностью американских лабораторий.

14 февраля Федеральное Собрание РФ приняло обращение к парламентам мира. В этом документе российские депутаты призвали коллег из других стран добиться от своих правительств расследования деятельности лабораторий США на их территории. Предполагается, что это позволит собрать доказательную базу, уличающую Штаты в повсеместном нарушении Конвенции о запрете биооружия, и вынести ее на рассмотрение стран-участниц.

Конвенция ООН о запрещении бактериологического (биологического) и токсинного оружия (КБТО) была принята в 1972 году. На сегодняшний день она подписана 182 государствами мира. Как следует из ее названия, конвенция запрещает разработку и производство бактериологического (биологического) и токсинного оружия.

В то же время в документе отсутствует механизм проверки его соблюдения. В момент принятия КБТО предполагалось, что данный механизм будет прописан в отдельном протоколе. Однако принятие этого протокола было заблокировано США.

Предполагается, что давление стран-участниц КБТО позволит воздействовать на Штаты и вынудить их к принятию механизма контроля над деятельностью американских лабораторий.

Фото: © Global Look Press/Marcus Brandt/dpa

В то же время в вопросе эффективности подобного подхода есть несколько "но".

Прежде всего, стоит вспомнить, что базовые конвенции ООН, в т. ч. о запрете биооружия, были приняты в разгар "Холодной войны". Тогда существовал баланс сил между двумя враждебными блоками, один из которых возглавлял СССР, а другой – США. В подобной ситуации Штаты были вынуждены считаться с мнением противника и, пусть и формально, придерживаться определенных правил во внешней политике. Это создало благоприятную почву для принятия международных соглашений в рамках ООН.

Однако после распада СССР ситуация резко изменилась. США почувствовали себя "гегемоном" и перестали соблюдать любые правила, стали демонстративно игнорировать конвенции. Последние с тех пор стали "мертвыми". И сегодня Штаты не намерены возвращаться к их соблюдению.

Еще одним фактором, препятствующим возврату к международным соглашениям периода "Холодной войны", является коррумпированность элит.

В последние десятилетия Штаты активно подкупали местные элиты, чтобы те перевели свои страны на американские стандарты здравоохранения. При этом лидерам соответствующих государств предлагалось снизить социальные расходы, а именно – затраты на медицину. Для этого следовало отказаться от развития собственной фармакологии, а также производства медицинского оборудования, перейдя на продукцию западных поставщиков. Вместо развития национальной системы борьбы с эпидемическими заболеваниями предлагалось разместить у себя американские биолаборатории. Указывалось, что эти лаборатории займутся борьбой с распространением инфекционных заболеваний.

В действительности же такая политика вела к деградации национальных систем здравоохранения и попаданию в полную зависимость от США в сфере биобезопасности. Что же касается американских лабораторий, то они не только не боролись с инфекционными заболеваниями, а, напротив, способствовали их возникновению.

Чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание на следующий факт: на сегодняшний день большинство американских лабораторий расположено в Центральной Африке, Центральной и Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в Восточной Европе. Именно в этих регионах фиксируется наибольшее количество новых инфекционных заболеваний, эпидемий. Что это как не свидетельство того, что биологическая деятельность США не только неэффективна, но и опасна?

Всего этого местные коррумпированные элиты не могли не видеть. Следовательно, они прямо или косвенно были вовлечены в военно-биологическую деятельность Штатов. В таких условиях им предпочтительней закрыть глаза на доказательства нарушения американцами КБТО. Следовательно, на поддержку как минимум части стран-участниц Конвенции о биооружии рассчитывать не приходится. Особенно если учесть, что с 1970-х годов американские биолаборатории располагались (частично располагаются) практически во всех уголках планеты.

В этой ситуации попытка реанимации документа 1972 года, как и в целом международных соглашений "Холодной войны", выглядит делом малореализуемым. Куда более перспективной является апелляция к Уставу ООН.

Организация Объединенных Наций была создана с целью предупреждения угроз, которые могут поставить под вопрос существование человечества. Одной из таких угроз виделся фашизм (нацизм).

Американские военно-биологические программы являются продолжением фашистских проектов, а именно – нацистской Германии и милитаристской Японии. Руководители германской и японской программ по разработке биооружия Курт Бломе и Сиро Иссии по окончании Второй мировой войны перешли на службу США. Они заложили фундамент современной военно-биологической деятельности англосаксов. Они же привнесли в англосакские проекты свои изуверские метода. С этой точки зрения борьба с военно-биологической деятельностью США является продолжением борьбы Объединенных Наций с фашизмом (нацизмом). И в этом случае Устав ООН предусматривает уже обращение не к местным элитам, а к народам, нациям.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1084583 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1084583')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1084583', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1084583', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1084583(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1084583(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })