window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 декабря 2020, 10:39

116 лет с момента начала развала Российской империи

Годовщина бакинской забастовки еще раз показывает нам катастрофичность революционного пути для России.
Читать ren.tv в

13 декабря (26-го по новому стилю) исполняется 116 лет со дня начала кровопролитной Бакинской стачки. Это событие ныне практически забыто, но в свое время оно потрясло Россию и стало прологом будущей катастрофы.

Возглавивший эту забастовку Сталин спустя годы справедливо говорил, что Бакинская стачка "послужила сигналом … январско-февральских выступлений по всей России". Иными словами, эта стачка послужила детонатором революции 1905—1907 гг., без которой, в свою очередь, не было бы революции 1917 года.

Все это кажется довольно странным сейчас, когда Баку отрезан от России границами и является чисто азербайджанским городом. Как же мог социальный конфликт в Баку так сильно повлиять на Россию? Просто сейчас трудно представить, чем был Баку в начале 20 века. А был он одним из самых крупных и бурно развивающихся промышленных городов не только Российской империи, но и всего мира. В 1901 г. в Баку добывалось 95% российской нефти и более половины – мировой. При этом там была весьма развита и нефтепереработка, и сеть коммуникаций, связывающая Баку со всем миром.

 

Тот же Сталин, как знаток данного региона, по поводу развития этого города говорил: «Нельзя смешивать Баку с Азербайджаном. Баку вырос не из недр Азербайджана, а надстроен сверху, усилиями Нобеля, Ротшильда, Вишау (имена главных хозяев местной промышленности – прим. И.Д.) и других. Что касается самого Азербайджана, то он является страной самых отсталых патриархально-феодальных отношений».

Сталин верно отметил, что Баку с его высокоразвитой промышленностью был создан во многом силами крупных западных капиталистов, хотя и при поддержке государства, и он резко отличался своим уровнем промышленности от окружающей отсталости Закавказья.

Так что вовсе неудивительно, что массовая забастовка в Баку вызвала тогда удар по всей экономике Российской империи и цепную реакцию беспорядков по стране. Заметим, что начавшаяся смута была организована в период начала Русско-японской войны, поэтому нанесла особенно большой ущерб России, в том числе она стала причиной гибели на фронте немалого числа русских солдат, которым вовремя не подвозили оружие, амуницию и медикаменты. Поэтому стенания о том, что злой царский режим страшно жестоко подавлял беспорядки в Баку, совершенно беспочвенны. Напротив, при СССР представить себе забастовку в том же Баку в военном 1943 году совершенно немыслимо. А если бы даже нечто подобное кто-то попытался тогда организовать, то он был бы немедленно арестован и расстрелян.

В советское время любили писать, что поражения царской России в той войне вызвали революционную ситуацию. А на самом деле все было с точностью до наоборот: это революционная ситуация, во многом созданная с помощью денег западных олигархов и японской разведки, привела к поражениям России.

 

Кроме экономических требований, большевики выдвинули в Баку и заведомо невыполнимые требования незаконного изменения политического строя – свержения императора и установления республиканской формы правления. За подобные вещи, да еще и провозглашенные в период войны, в наше время они сели бы в тюрьму в любой стране Европы, от Португалии до России. Более того: мятежники стали нападать на бакинскую полицию с использованием холодного и огнестрельного оружия, поджигать нефтяные вышки. Это вызвало ответные меры правоохранителей, но, опять же, намного менее жесткие, чем в наше время, или, тем более, в СССР. Там за намного менее радикальные выступления рабочих Новочеркасска в 1962 году толпа митингующих была расстреляна солдатами Советской Армии. 

Но бакинская забастовка имела и многие другие странности, кроме мягкости полиции. Стачка начиналась без участия большевиков, и местное отделение РСДРП даже поначалу выступило против стачки. Александр Митрофанович Стопани, один из руководителей бакинских большевиков, писал Ленину в Женеву удивительные строки: «Бакинский комитет не хотел забастовки в это время: на 2/3 работы были приостановлены самими нефтепромышленниками».

А кем же были эти нефтепромышленники? Там были крупные западные олигархи: Нобель, Манташев, Гукасов, Ротшильды, причем некоторые из них ненавидели Россию и хотели ее поражения в войне. 16 мая 1883 г. в Баку была создана новая фирма – Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество. Оно полностью принадлежало Ротшильдам, которые со временем стали контролировать пятую часть нефтепромыслов в России. 

 

13 (26) декабря первыми забастовали именно рабочие завода, принадлежавшего Ротшильдам, Каспийско-Черноморского нефтепромышленного общества. Забастовка охватила все месторождения, в ней участвовало до 50 000 рабочих.

«Забастовка рабочих в Балаханах началась в 6 часов утра с завода Каспийско-Черноморского нефтепромышленного общества, затем перешла на промыслы Нобеля и Манташева и, наконец, весьма быстро распространилась по всем промыслам», – сообщает в донесении от 14 декабря 1904 года министру внутренних дел вице-губернатор Лилеев.        

То есть забастовка началась без большевиков, причем самая большая активность рабочими была проявлена на предприятиях Ротшильдов, известных недружественным настроем по отношению к России, и только затем перешла на другие предприятия. И большевицкий свидетель событий признает, что ее начали сами капиталисты, причем самые крупные в Баку.

На самом деле тут все логично. Известно, что, по крайней мере, некоторые представители Ротшильдов в Русско-японской войне активно помогали Японии против России. Так, Яков Шифф, глава банка "Кун, Леб и К", тесно связанный с Ротшильдами, не просто финансировал Японию, но даже с помощью своих обширных политических связей сумел поспособствовать тому, что европейские государства, имеющие колониальные владения в Азии, поддержали создание японской империи… За столь глобальную поддержку Японии в 1905 году он был награждён высоким японским орденом Священного сокровища, а в 1907 году — орденом Восходящего солнца.

 

Фото: © Якоб Генрих Шифф

Безусловно, забастовка в Баку сильно способствовала поражению России. Она срывала поставки для воюющей на Дальнем Востоке императорской армии, а также автоматически вызывала цепную реакцию социальных конфликтов в других промышленных центрах империи. Причем западные олигархи, фактически контролировавшие Баку, вдруг проявили фантастическую уступчивость по отношению к экономическим требованиям бастующих рабочих, как бы приглашая рабочих других регионов последовать примеру бакинских коллег.

В письме начальника гражданской части на Кавказе министру внутренних дел князю Святополк-Мирскому сообщается, что «проявленная нефтепромышленниками уступчивость… обратила на себя внимание его императорского величества… так как уступчивость эта может отразиться чрезвычайно неблагоприятными последствиями на других фабричных и заводских районах».

Разумеется, царь был встревожен не тем, что после стачки произошло некоторое улучшение жизни рабочих – он и сам их активно улучшал, но эволюционным путем. Американский президент Уильям Тафт называл рабочее законодательство, созданное Николаем II, лучшим в мире. Речь о другом – уступки рабочим были вырваны путем насилия и бунта. И российский император был полностью прав: бакинская стачка стала «триггером» революции 1905–1907 гг.

Складывается твердое впечатление, что глобалисты того времени сами вызвали мятеж, действуя руками большевицких революционных террористов и саботажников. Естественно, если бы они сами остановили работу на своих предприятиях с целью раскачки внутренней нестабильности в империи, то это вызвало бы против них серьезные санкции царского правительства. Да это ничего бы и не дало, не вызвало бы такого нарастания смуты среди рабочих. Им нужна была массовка революционеров для маскировки. И у этой массовки фантастическим образом все получалось – молодой революционер Джугашвили вдруг сумел организовать на незаконные действия десятки тысяч рабочих. Попробовал бы сейчас человек с улицы остановить, например, «Газпром» или «Уралмаш»…

 

Кстати, в Баку в 1904 году по странному стечению обстоятельств больше всего пострадали нефтяные вышки Нобеля и ряда других конкурентов Ротшильдов. Благодаря этому, хотя вначале Ротшильды тоже понесли убытки, потом они могли восполнить их в результате ослабления конкурентов. Более того, Бакинская стачка дивным образом произошла тогда, когда владельцам предприятий это было наименее убыточно – именно в период резкого сокращения морских перевозок в связи с сезоном холодных зимних штормов, когда часть заводских мощностей все равно простаивала. При этом паника на бирже, вызванная беспорядками, вызвала и массовый рост цен на нефть, который позволил олигархам еще лучше компенсировать свои убытки, возникшие в результате организованных ими же революционных потрясений.

Все это, конечно, можно, как водится у либералов и леваков, объявить «конспирологией-паранойей-и-теорией-заговора». Но почему же тогда в 1912 году Ротшильды вдруг резко продали весь свой процветающий нефтяной бизнес в России англо-голландскому концерну Royal Dutch/Shell, который в результате получил контроль над пятой частью добываемой в России нефти, но вскоре утратил его после революционных потрясений? Дивным образом Ротшильды сумели узнать о скорых потрясениях в России и продали свою экономическую империю в ней, которую выстраивали почти 30 лет. Столь точный прогноз потрясений обычно способен сделать лишь их организатор...

И откуда взялись деньги у большевиков на их подрывную работу? С 13 по 31 декабря Бакинский комитет РСДРП, по далеко не полным подсчетам, издал и распространил 52 тыс. экземпляров революционных прокламаций и около 26 тыс. экземпляров различных листовок и воззваний к рабочим, что по тем временам стоило огромных денег. И это не считая иных расходов! Но если большевиков изначально финансировали западные олигархи, то все становится понятным…

А потом революционеры, прям ни разу не получавшие денег от западных олигархов, стали наркомами России и зачем-то начертали в ней национальные республики с правом выхода из Союза, которые со временем не могли не разорвать страну на куски… 

 

Ставший официальным лицом Бакинской стачки Сталин (в ту пору еще молодой Джугашвили – Коба), дотоле мало кому известный даже в узких кругах, именно после нее и стал известным и авторитетным революционером. Сам он считал бакинский период своей подпольной работы настолько важным, что в 1926 году говорил о нем с пиететом, причем как будто намекая на свои степени посвящения в известной тоталитарной секте: «От звания ученика (Тифлис), через звание подмастерья (Баку), к званию одного из мастеров нашей революции (Ленинград) – вот какова, товарищи, школа моего революционного ученичества».

Итак, именно стачка в Баку, начавшаяся 13 декабря 1904 года, привела к тому, что в Российской империи началась революция, а Сталин получил звание ее «подмастерья», получив возможность к продвижению в более высокие градусы «мастера». А значительная часть бакинских рабочих, которых он поднимал на мятеж совместно с менеджерами западных компаний, сгинули в вихре революций и Гражданской войны… А часть оставшихся в живых позавидовали мертвым, влача жалкое существование в условиях разрухи, на десятилетия установившейся в ранее блестяще развивавшихся промышленных регионах…

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_782366 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_782366')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_782366', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_782366', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_782366(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_782366(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })