window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
11 января 2024, 21:00

Европейские режимы похищают украинских детей

Следите за нашими новостями
в удобном формате
В странах ЕС участились случаи отбирания детей чиновниками у беженцев с Украины.
Украинские дети поют рождественские песни
Фото: © Global Look Press/dpa/Marcus Brandt

"Человек, как и предмет, будет находиться в постоянном передвижении, без адреса и стабильной семьи".

Жак Аттали, экс-глава Европейского Банка Реконструкции и Развития, советник нескольких президентов Франции

Западные и украинские политики продолжают голосить по поводу якобы "похищений детей Россией с оккупированных территорий". Речь на самом деле идет о случаях эвакуаций детей (обычно – детдомовских) из зоны боевых действий. При этом российские структуры не занимались разрывом семей, а просто временно вывозили их из мест, где они могли пострадать от обстрелов, потом возвращая их обратно. Разве что иногда наши семьи усыновляли сирот, чему те, понятно, были только рады.

Между тем существует и вполне реальная проблема с массовыми похищениями украинских детей, о которой режим Зеленского не любит говорить, а уж тем более решать ее. Дело в том, что хваленый "европейский сад" все чаще оборачивается колючими джунглями для украинских беженцев. Там идет настоящее "людоловство" от местных социальных служб: они отбирают детей у украинских беженцев еще гнуснее, чем некогда азиатские кочевники. Даже главный украинский омбудсмен Дмитрий Лубинец недавно признал, что ему известны сотни случаев захвата украинских детей европейцами. 

Фото: © TASS/AP/Vadim Ghirda

И решения проблемы нет. Пока по этой теме идет только болтология в закрытом кругу киевских чиновников и политиканов. Между тем сделанные искусственными сиротами дети томятся в европейских застенках (а иначе сложно назвать те скудные условия неволи и психологического давления на них со стороны похитителей, в которых оказались несчастные дети). 8 декабря по данном вопросу прошло заседание Координационного совета по защите прав ребенка в условиях войны под руководством целой вице-премьерКИ И. Верещук, но и от него толку не было.

Характерно описание одной из подобных трагических ситуаций, сделанное в соцсетях мамой похищенного соцслужбами Германии 5-летнего Ричарда Ковалева:

"7 марта 2022г. нас высадили возле дома немцев, которых выбрали нам в качестве принимающей семьи.
Первое, что сказала наша немка Katrin Graham: ее единственная 27-летняя дочь вышла официально замуж год назад за женщину на 4 года ее старше.
Второе, о чем меня предупредили: Katrin Graham является государственным чиновником/служащей в этом городке Виттен в Службе, которая выявляет и отбирает детей у неблагополучных родителей. Моя немка все мне писала сообщения, что ко мне придет психолог. Она договорилась. Пришли. Потом полиция и молодой немец на руках унес моего Ричарда.
Я допустила ошибку, не сдержалась и пошла просмотреть на сынулю издали. Мне после этого не разрешали видеть Ричарда ГОД...
Судья лишила меня родительской опеки. Адвокат подал апелляцию. Ждем. Год назад в декабре 2022 последние фото мне присылали. Нелюди". 

Фото: © ТАСС/dpa/picture-alliance/Marcus Brandt

По информации Елены Ковалевой, ювенальные психологи внушают похищенному ребенку ненависть к родной матери.

И такое происходит не только в Германии, где ювенальная юстиция особо жестока. Похожий случай произошел с такой же мамой-одиночкой в Лондоне с 34-летней Викторией Щелко – блогером, участницей телешоу и экс-полицейской из Киева. Конечно, в ее случае тоже не могло быть речи о некой "асоциальности". Это нормальная, образованная мать, любящая дочь.

У нее местная социальная служба похитила 10-летнюю дочку Злату в Лондоне. В случае с Викторией Щелко произвол местных чиновников был совершенно вопиющим. Ребенка у нее отобрали безо всякой веской причины, а поводом стало то, что она отказалась от предоставленного местными властями лондонского района Хаммерсмит временного жилья, которое оказалось в прямом смысле клоповником.

Соцслужбы заявляют, что украинка якобы "не обеспечила надлежащие условия проживания ребенка", наносит ей "эмоциональный вред", а саму ее назвали "ментально больной" за то, что, когда забирали дочку она, естественно, пыталась сопротивляться и не отдавать ребенка (позже женщина прошла медобследование, доказавшее, что она психически здорова). 

Фото: © ТАСС/ dpa/picture-alliance/Friso Gentsch

Когда им еще разрешали онлайн-свидания, 10-летняя Злата со слезами сказала матери, что соцработники не выпускают ее на улицу, не моют, скудно кормят и почти не общаются, а спит она на раскладушке. Зимой она ходит в школу в летних туфельках (соцработники не хотели брать новые зимние вещи, которые пыталась передать ей мама).

Причем после того, как мать попыталась судится, ей не только не вернули родного ребенка, но и запретили приближаться к ней и общаться, а также велели удалить в соцсетях информацию по поводу инцидента. Европейские режимы вообще позволяют свободу слова в одном направлении: ругать Россию, хвалить красоты местного "сада", проповедывать всякие извращения. А вот критические замечания об этом самом "райском саду" чреваты большими проблемами. При этом похищенные дети полностью брошены на поталу местным чиновникам: украинские власти и дипломатические службы никак не помогают украинцам, у которых европейские "людоловы" насильно отнимают чад.

По данным Виктории Щелко, таких случаев уже больше 400, и ей пишут женщины из разных стран Европы, которые столкнулись с подобным беспределом. Да и это, очевидно, только верхушка айсберга, поскольку многие родители такие случаи огласке не предают из разных соображений. Так что дело здесь вовсе не в подлости отдельных социальных чиновников. Тут действует система, заточенная на разрушение института семьи, на сокращение рождаемости, на государственное воспитание "нового человека", лишенного всяких корней, веры, национальности и даже пола. 

Фото: © Global Look Press/dpa/Philipp Schulze

Известная актриса Н. Захарова, у которой в период жизни во Франции ювенальщики отобрали родную дочь, писала по поводу данной системы следующее:

"Мое мнение, что это самый настоящий психологический и моральный террор. Ребенок, проводящий столько времени в насильственной разлуке с родителями, теряет свою личность. Он не понимает, кто он. А система этого и добивается, потому что тогда такими детьми легко управлять и делать из них зомби".

В целом это так и есть, и недаром ювенальная юстиция западного образца осуждена Русской Православной Церковью за посягательство на институт семьи. Ювенальная юстиция в странах Евросоюза – это замкнутое ведомство, имеющее беспрецедентно широкие права лишать родителей прав на собственных детей. Как известно, т.н. права человека давно стали ширмой, прикрывающей беззаконие и грязь. Данная система также паразитирует на правах, в данном случае детских. В законодательстве любой нормальной страны есть предостаточно законодательных норм, защищающих права ребенка от родителей-извергов, пьяниц и наркоманов. Но в "цивилизованной" Европе решили пойти дальше. Там создали особые нормы, согласно которым:

– ребенка могут забрать у родителей за невыдачу карманных денег (в Нидерландах, например, каждый ребенок имеет право на определенный социальный стандарт, и его несоблюдение чревато);

– ребенка могут забрать за то, что родители на него "давят", например, не пуская на дискотеку, нарушая теми самым его "свободу самовыражаться";

– ребенка могут забрать за недосмотр, например, если он сам играется во дворе без присмотра;

– забрать могут даже за то, что родители входят в его комнату, а их чадо против. 

Фото: © Global Look Press/Keystone Press Agency/Luca Zennaro

Детей систематически приучают "стучать" на родителей. Плакаты и интернет-сайты подразделений ювенальной юстиции внушают детям, что жаловаться на родителей – дело очень хорошее и выгодное для них. Конечно, люди, далекие от данной темы, могут сказать, что трудно разобраться, кто там прав. Но еще в 2000 году французское правительство под давлением профессионалов, забивших тревогу, обратилось к генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и в социальных службах, о разлучении детей с родителями. Доклад, сделанный этими вполне трезвомыслящими мужчинами, получился обширный и совершенно шокирующий. В нем говорилось: "Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи... Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам... что та или иная семья в опасности"... По мнению юристов, не менее 50% (!) детей забраны незаконно. Всего же забрано детей – 2 млн (!). Нет сомнений, что с поры доклада Катала жертв системы стало намного-намного больше. Всего во Франции проживает 63 млн. чел. Из них детей до 14 лет (основные жертвы ювенальной юстиции, забирающей в основном малолеток) – 18.6 %, или 11 839 453 млн человек. Итак, государство забирает в приюты и приемные семьи каждого пятого ребенка!

В России под давлением глобальных сил пытались выстроить такую же ювенальную систему для разрушения семьи. Это обычно делали за гранты правительств США и ЕС лица, многие из которых уже признаны иноагентами. Однако данные попытки встретили сильное противодействие в обществе, а теперь уже и в силовых структурах. Поэтому, хотя у нас тоже бывают случаи произвола социальных чиновников в плане нарушения прав родителей, они все же не носят столь массового характера. Доказать это очень просто: на сегодня известно немало случаев бегства родителей с детьми в Россию из Евросоюза от произвола ювенальной юстиции (особенно из Германии), а вот обратные случаи неизвестны.

Цели ювенальной юстиции понятны: идет построение всемирного государства под железной пятой мировой олигархии. Для них нужны верноподданные – тупые и развращенные зомби-рабы. В семьях, даже в не самых лучших, таковых не воспитывают. Вот чиновники и забирают детей у родителей под предлогами "прав ребенка", а там уже промывают им мозги.

В сухом остатке видим такую картину: западные правительства инспирировали госпереворот на Украине в 2014 г., сознательно вызвав там гражданскую войну с перспективой ее перерастания в общемировой конфликт для атаки против России. Они воспользовались Минскими соглашениями для организации перевооружения ВСУ и усиления их атак на ЛДНР. После начала масштабного конфликта они пустили в Европу украинских беженцев, но не с целью их спасения, а с целью еще большего ослабления местных национальных государств, формирования там межнациональной послушной биомассы. И в этом свою немалую роль играет ювенальная юстиция. Да, она не затронет всех украинских беженцев, но она напугает их, заставит смирится с местной дегенеративной системой образования (ведь за недопуск детей на растлительные уроки в той же Германии их легко могут отобрать ювеналы), уменьшит рождаемость. Ведь рожать и растить ребенка, который будет "стучать" на родителей, многим не захочется. Вот такая славная ситуация сложилась в "европейском саду", который пытается доказать, что в России – одни джунгли…

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1180137 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1180137')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1180137', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1180137', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1180137(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1180137(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })