window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
17 октября 2023, 14:00

Русский язык доминирует в Киеве вопреки принудительной украинизации

В Киеве признали, что украинские школьники предпочитают мемы на русском
Бандеровцы признали русскоязычность большинства дошкольников столицы Украины.
Русский язык доминирует в Киеве
Фото: © dpa/picture-alliance/Christophe Gateau/TASS
Читать ren.tv в

На Украине очередной скандал: украинские националисты вынуждены были признать, что большинство киевских дошкольников говорят по-русски. Это еще раз показало как тщетность попыток местных властей навязать обществу украинский язык, так и надуманность того образа вечно антирусской Украины, который они стараются внушить стране и миру.

Среди киевских детей 5–6 лет недавно было проведено исследование, в ходе которого выяснилось, что только 15% киевских дошкольников активно говорят на украинском языке, 65% могут употреблять часть русских и украинских слов, или преимущественно русскоязычны, заимствуя некоторые украинские слова. А 20% дошкольников вообще способны говорить только по-русски.

Авторы исследования из организации "Спільномова" также признали, что в школе ребенок начинает понимать украинский язык, но это не означает, что он становится для него доминантным. Киевские школьники остаются преимущественно русскоязычными, говорят на русском языке на переменах и находятся в преимущественно русскоязычной среде. Также они признали следующий факт:

"Украинская школа дает только то, что ребенок усваивает украинский как пассивный второй язык. Лишь 10% мемов, которые используют киевские подростки, – на украинском языке, 90% – на русском или английском".

И тут уж не заявишь, что эти "крамольные мысли" придумали некие "русские шовинисты". Нет, данное исследование было проведено прозападной грантоедской организацией, члены которой на своем сайте прямо позиционируют себя радикальными украинизаторами:

"Общественная организация "Спільномова" – центр создания и развития украиноязычной среды. Это объединение неравнодушных киевлян, которые взялись исследовать и изменить языковую ситуацию вокруг нас.

Мы столкнулись с тем, что наши дети, выходя в большой мир, русифицируются. Но мы этого не хотим... мы стремимся помочь перейти на украинский".

Замечу, что и другие "политические украинцы" признают сильные позиции русского языка на Украине, который особенно доминирует в силовых структурах. Например, Петр Порошенко в бытность президентом, а также глава укроуниатов Святослав Шевчук заявляли о том, что большинство украинских военных по-прежнему говорят на русском.

Фото: © REUTERS/Gleb Garanich

Русский доминирует даже в тайной политической полиции СБУ, о чем свидетельствовала и одиозная украинская фанатичка, "писательница" Лариса Ницой. Возмутившись русскоязычием офицеров спецслужбы, она в 2018 году даже написала на них донос тогдашнему президенту Порошенко (тоже русскоязычному), где, в частности, отметила:

"Войдя в здание СБУ, сотрудник неожиданно с коллегами перешел на русский язык. Позвонил другому сотруднику, и он тоже обратился ко мне по-русски.

Меня это шокировало.

Я обратилась к нему.

– Вы вражеский агент?

– Нет, – ответил он, – я работаю здесь, в СБУ.

– Почему тогда ты говоришь со мной по-русски?

Ответ ошеломил меня.

– Потому, что мне так удобно.

Масла в огонь подлил первый сотрудник, который еще 5 минут назад говорил со мной по-украински:

– Почему ты так реагируешь? У нас полстраны разговаривает по-русски!

СБУ в один миг превратилась во вражескую структуру.

Стояла и смотрела на этих двух сотрудников "мне так удобно" и "полстраны разговаривает по-русски" и сама не верила, что я в Службе безопасности Украины. КТО отвечает за мою безопасность? Это русофилы? Для моей же безопасности?

Допроса не было. Находясь в шокированном состоянии, я рявкнула на всю СБУ: "Учите язык – позвоните", и, требуя паспорт, лапая дверь, вылетела на улицу".

Ницой потребовала увольнения данных офицеров и выговора главе СБУ. Но, конечно же, Порошенко проигнорировал идиотский донос украинской фанатички. Реальных украинских националистов киевская верхушка не уважает, и никаким влиянием они не пользуются. Их, правда, не репрессируют, как русских активистов, но и не продвигают, используя только в роли массовки полезных идиотов. С тех пор практически ничего не изменилось и офицеры СБУ в основном все так же говорят по-русски.

Если брать реальных правителей Украины, то никто так не презирает украинский язык, как они. Сами они говорят по-украински только на камеру. Между собой они общаются на русскоязычном уголовном жаргоне, а их дети учатся и живут обычно за границей, поэтому активно переходят на английский.

Тут уместно вспомнить семью того же самого Порошенко, который, хоть и перестал быть президентом, но остался влиятельным главой фракции Верховной Рады и миллиардером.

Несколько лет назад его сына публично поймали на том, что он вообще не знает украинского языка. На что Михаил Порошенко ответил так: "Конечно, в идеале было бы разговаривать по-украински, но я говорю по-русски". И тут же, противореча себе, сказал, что любит украинский язык "всем сердцем". Но если уж так любит, то почему ж его не выучил за всю жизнь? Тогда в соцсетях на данный риторический вопрос некий пользователь Виктор Данченко ответил так:

"Потому что "армия, вира, мова" это все для нас лохов. Молодец экспрезидент, для своих другие приоритеты".

В этой словесной перепалке словно в капле воды отразилось поведение всей верхушки Украины, которая публично клянется в преданности украинскому национализму и языку, а на деле плюет на него. Тут ситуация – как в позднесоветской номенклатуре, где было принято публично клясться в верности идеям коммунизма, а в саунах и банях – насмехаться над ними.

Отклонение от обоих линий вредило карьере: открытое противоречие генеральной линии выставляло чиновника нелояльным системе, а нежелание рассказать смачный антисоветский анекдот приводило к подозрениям коллег в закрытости, фанатизме и стукачестве такого лица. Так же точно и на Украине: принципиальное нежелание говорить по-украински публично во многом погубило карьеру экс-главы МВД А. Авакова. А фанатичная приверженность идее укронационализма той же экс-депутатки Фарион поставила крест на ее карьере.

Фото: © РИА Новости/Компания "Леополис"

Обычно украинские политики в качестве отдушины всегда приглашали к себе на корпоративы русскоязычных артистов, которые всячески насмехались над "украинством". На этом, кстати сказать, сделали карьеру Зеленский со своим "95 кварталом", выступавший на закрытых тусовках укрополитиков, а также масса других подобных коллективов, типа дуэта "Кролики".

А уж обо всей стране и говорить нечего. Не менее половины населения там постоянно говорят по-русски, а вообще русский язык там прекрасно знают все абсолютно и пользуются им постоянно, особенно в интернете, где на нем очень много полезной информации. Всякому человеку, хоть немного знакомому с историей, известно, что русский язык – тоже родной для Украины.

На самом деле, власти Украины давно де-факто сделали английский язык вторым государственным (без его знания сейчас там уже нельзя занять значимых постов) и вскоре собираются сделать это де-юре. При этом они собираются урезать лексикон обоих языков до уровня политкорректного новояза в стиле Оруэлла, чтобы исключить из них свободную мысль, ведущую в оппозиционность к новому порядку.

Тем не менее, как видим, все эти планы буксуют: остается на месте и русский язык, и свободная мысль туда доходит через тот же русскоязычный интернет.

Конечно, все вышесказанное не должно внушать и слишком уж большого оптимизма. Власти Украины не смогли заставить ее забыть русский язык, но все-таки во многом смогли заставить ее забыть русскую идентичность, доминировавшую там еще сто лет назад. На свете существует немало политических наций, говорящих на старых европейских языках, но имеющих новую идентичность. Например, американская нация говорит по-английски, мексиканская – по-испански, и т.д. Похожая ситуация сложилась сейчас на Украине, где порой украинские солдаты в ответ на требование наших военных сдаться гневными воплями отвечают им, что русские не сдаются. Тем не менее, пока сохраняются русская речь, кровное родство, единая вера, ничего еще не потеряно – примирение и воссоединение возможны.

И это понимают даже "невменяшки" из среды украинских националистов. Та же указанная мною фанатичка Ницой на своей странице в соцсетях недавно с одобрением репостнула публикацию некоего поляка, который страшно возмутился тем, что какая-то девушка с Украины могла с ним говорить только по-русски и по-польски, а украинского совсем не знала. Взбешенный пан, разгневанный на русскоязычие этой гражданки Украины, возмущенно написал, что даже нынешняя война не заставила украинцев отказаться от русского языка, и добавил:

"Ничему их этот Путин не научил.

Не научил и уже не научит. Они обречены. Украина обречена".

Да, Украина в ее современном виде действительно обречена. Она, может, и должна вернуться домой, в Россию. Но если, не дай Бог, этого не произойдет, то все равно ей не жить в качестве некой независимой державы: она представляет собой совершенно искусственное образование, которое и сейчас государством назвать трудно. И когда западные кураторы перестанут полагать, что она нужна, они ее просто упразднят, окончательно поработив остатки ее несчастного населения.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1152955 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1152955')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1152955', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1152955', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1152955(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1152955(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })