window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
23 ноября 2021, 18:32

Битва клакёров: кто стоит за акциями в поддержку Саакашвили

После возвращения в страну и ареста Саакашвили, в Грузии проходят ежедневные митинги, главным требованием которых является освобождение экс-президента из тюрьмы.
Фото: © Массовый митинг членов партии "Единое национальное движение" с требованием освободить экс-президента Грузии Михаила Саакашвили в Тбилиси DPA/ ZURAB KURTSIKIDZE
Читать ren.tv в

18 лет назад в Грузии победила т.н. «Революция роз». 22 ноября 2003-го оппозиционеры во главе с Михаилом Саакашвили с розами в руках захватили парламент и заставили президента Эдуарда Шеварднадзе покинуть зал, а 23 ноября - и свой пост. Сегодня, после возвращения в страну и ареста Саакашвили, в Грузии снова проходят ежедневные митинги. Главным их требованием является освобождение экс-президента из тюрьмы.

Кто же эти люди, которые по-прежнему готовы выходить на улицы под знамена обвиненного в коррупции и убийствах Саакашвили?

Затяжные протесты

В начале своей тюремной эпопеи Михаил Саакашвили (очевидно, опираясь на заверения своих соратников) обещал протесты с количеством участников от 100 тысяч и выше. Надо отметить, что партия «Единое национальное движение» явно переоценила свои возможности. Ни разу «ЕНД» не смогла и близко подобраться к этим цифрам.

Фото: © Президент Украины Виктор Ющенко (на первом плане), спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе (в центре на втором плане), президент Эстонии Арнольд Рюйтель (третий справа на втором плане), президент Грузии Михаил Саакашвили (второй справа на втором плане) и президент Румынии Траян Басеску (справа на втором плане) во время празднования второй годовщины «Революции роз». ИТАР-ТАСС/Александр Климчук

Самая массовая их манифестация, которая состоялась 14 октября, по наиболее объективным оценкам, набрала от 20 до 25 тысяч участников. (Провластные телекомпании насчитали от 10 до 20 тысяч, а, например, российская «Новая газета» - «никак не меньше 50 тысяч человек»). На акции в большинстве своем (около 60%) присутствовали молодые люди в возрасте от 25 до 40 лет.

В этот день лидеры оппозиции договорились с демонстрантами, что митинги примут затяжной характер. Вот и сегодня они с легкостью проводят их и перед зданием тюрьмы, и перед правительственными учреждениями, не только в Тбилиси, но и в других городах Грузии. И пусть на них мобилизовать больше одной-двух тысяч человек не удается, они проходят почти каждый день, широко рекламируются в контролируемых «ЕНД» СМИ, получают положительный отклик от иностранных посольств и вообще на Западе.

Разумеется, бывают и потасовки, где силовикам приходится реагировать соответствующим образом – демонстрантов задерживают и выписывают административный штраф, который варьируется от 400 до 500 лари. (10 - 12 тыс. рублей)

Так кто же выходит на улицы и что заставляет их это делать?

Лицо протеста

Сегодня оппозиционному «ЕНД» лишь за счет финансовой подпитки, опираясь на свое немногочисленное, но хорошо оплачиваемое ядро сторонников, удается устраивать шумные перформансы, ставить палаточные городки, перекрывать баррикадами улицы. Денежная премия рядового участника колеблется от 50 до 80 лари (1,2 - 2 тыс. рублей).

Разумеется, в активе участников акций, требующих освобождения Михаила Саакашвили, находятся люди, которые в прошлом занимали теплые местечки в административном аппарате или являются близкими родственниками тех, кто находился у власти. Эти люди помнят, что они потеряли, и понимают, за что они пытаются свергнуть правящую власть.

Но собрать десятки тысяч человек только при помощи подкупа не получится. Основную массу протестующих на самых массовых акциях, как правило, составляют «идейные недовольные».

Фото: © Члены партии "Единое национальное движение" во время митинга за освобождение бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, который был задержан 1 октября. Ранее против Саакашвили были возбуждены 4 уголовных дела. Давид Мдзинаришвили/ТАСС

При любой власти найдутся те, кто ею недоволен. Возможно, поэтому среди профессиональных клакёров встречаются и крестьяне из деревень, которых теперь модно величать фермерами и бизнесменами.

Фермер из Кахетии, решивший заняться разведением дынь и арбузов, взял в банке кредит 21 тыс. лари (чуть более полумиллиона рублей), но случилась засуха. Урожай погиб, а обязательство выплачивать кредит осталось. Как это сделать, фермеру непонятно. Поэтому самый «логичный выход» – обвинить в неудачах правительство, которое, согласно государственной программе субсидии, его не скупает. На попытку указать на его собственные ошибки фермер упрямо заявляет, что ему поможет Миша, так как «националы», вернувшись во власть, точно аннулируют его долг перед банком. Напоминания об огромном количестве фермеров, разорившихся именно благодаря политике «Единого национального движения», ему не интересны, ответ на все один: он должен заботиться о себе и своей семье.

Другой манифестант – разорившийся бизнесмен. В своем банкротстве он винит власти, не сумевшие защитить его от иностранного конкурента. Закупая товары в Турции, коммерсант столкнулся с тем, что конкурирующие с ним турецкие бизнесмены в Грузии продавали аналогичный товар по цене ниже той, по которой он осуществлял закупки в Анкаре. Пытаться объяснить ему, что именно Саакашвили и его партия «Единое национальное движение» зажгли перед турецким бизнесом в Грузии зеленый свет - бесполезно.

Присутствуют на протестных акциях и обычные городские зеваки. Те, кто примыкают к любому скоплению народа и лишь в процессе вникают в суть происходящего.

С другой стороны

27 октября правящая партия «Грузинская мечта» провела свой широкомасштабный митинг, на нем присутствовало от 100 до 150 тыс. человек. Позднее оппозиция объяснила такую массовость использованием административного ресурса. Отрицать этот фактор, очевидно, бессмысленно. Однако никакой административный ресурс не поможет собрать сотни тысяч.

На протестную акцию «Грузинской мечты» пришли те, кто при правлении «Единого национального движения» отсидел в тюрьмах, их родственники и друзья, пришли бизнесмены, которых, по их словам, беспощадно грабили, истязали в тюремных камерах до тех пор, пока они «добровольно» не дарили властям свое имущество и бизнес. Далеко не все участники этого митинга – сторонники «Грузинской мечты». По большому счету, они вышли не за власть, а против возвращения «ЕНД» во главе с Михаилом Саакашвили.

Фото: © Лидер партии "Единое национальное движение" Никанор Мелия во время митинга сторонников его оппозиционной партии у здания парламента. Митингующие требуют доставить экс-президента Грузии Михаила Саакашвили в гражданскую клинику, а затем освободить. Давид Мдзинаришвили/ТАСС

Возможно, Запад наконец-то осознал, что дальнейшее грубое давление в Грузии среди населения только усилит антиамериканские и антиевросоюзные настроения. Во всяком случае, формулировки западных дипломатов и политиков носят достаточно обтекаемый характер. Все они настаивают на соблюдении гражданских прав, на защите здоровья арестанта Михаила Саакашвили, но не утверждают огульно, что бывший президент не совершал преступлений, в которых его обвиняют.

Однако очевидно и то, что над решением сверхзадачи – возвращение «ЕНД» и Саакашвили во власть – работа не прекратится. А это означает, что акции протеста, направленные на дестабилизацию положения в стране, будут продолжаться.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_906642 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_906642')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_906642', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_906642', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_906642(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_906642(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })