window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
01 марта 2024, 14:00

Химическое, биологическое, ядерное оружие: что могут готовить ВСУ

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Почему увлечение Киевом "неспортивными" методами ведения войны становится все опаснее?
Фото: © Global Look Press/MFA Russia/via Globallookpress.com

"Наши офицеры продавали нашим солдатам наркотические средства. Наши солдаты употребили их, начали стрелять. В голове бардак, сами не знают, что делают. Могли друг друга убить", – рассказал один пленный солдат ВСУ.

Вообще-то, использование ВСУ "боевых наркотиков", мягко говоря, не новость, но, чтобы вот так офицеры открыто продавали…

Лично сталкивался с рассказами пленных об употреблении специальных веществ, глушащих боль, страх, совесть и т.д. еще в 2014 году. В 2018-м проблему повальной наркомании в рядах украинской армии публично признавал главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос. А с началом СВО какие-либо ограничения были окончательно сняты. В прошлом месяце военным медикам официально разрешили использовать наркотики в зоне боевых действий, и надо понимать, что это только увеличило масштаб проблемы.

Впрочем, едва ли для ВСУ это проблема. Здоровье людей, обреченных на "могилизацию", командиров мало волнует. Только трезвый солдат может отказаться идти на смерть, посылать в самое пекло без шансов на возвращение гораздо сподручнее "упоротых". Все логично.

Однако все же вызывает беспокойство увлечение ВСУ использованием "неспортивных" методов ведения войны.

Украинские военные во время биологических учений в Харькове
Фото: © REUTERS/Vyacheslav Madiyevskyy

И ладно бы они своих травят, но они травят и противника – наших военнослужащих и мирных жителей Донбасса. Я сейчас уже об отравляющих веществах, которые также широко используются еще с 2014-го, когда на мирные города сбрасывали, к примеру, бомбы с белым фосфором, запрещенные международными конвенциями.

С начала СВО масштаб явления предсказуемо вырос.

Еще в конце 2021 года стало известно о том, что киевский режим завез в города Донбасса емкости с неустановленными химическими веществами, эту информацию подтверждал министр обороны России Сергей Шойгу.

Появлялась также информация о том, что Киев просил у своих американских "друзей" странный "набор": спецмашины радиационной и химической разведки, специальные дезактивационные машины, несколько тысяч костюмов биозащиты. А накануне начала спецоперации сотрудниками предприятия "Мотор-Сич", работавшего с турецким производителем БПЛА Baykar, была слита секретная переписка, в которой Киев уточнял возможность установки на беспилотниках емкостей и средств распрыскивания.

Фото: © ТАСС/Валерий Шарифулин

В апреле 2022-го, когда ВСУ оставляли город Рубежное в ЛНР, они подорвали на заводе "Азот" цистерны с соляной кислотой, что спровоцировало появление ядовитого облака, несущего смерть не только военным, но и мирным жителям.

В феврале 2023 года руководство ДНР обвинило Киев в применении химического оружия на соледарском и артемовском направлениях. В том же месяце стало известно о том, что ВСУ на угледарском направлении сбросили на позиции российских военных боеприпас с отравляющим веществом. По мнению экспертов, боеприпас был изготовлен кустарным способом, что не вызывает удивления: Донбасс – центр химической промышленности бывшей Украины, на территории, подконтрольной ВСУ, немало предприятий с запасом опасных веществ, так что изготовить химическое оружие – вообще не проблема.

Хотя зачем самим утруждаться, если американцы всегда готовы помочь?

В конце декабря 2023 года на краснолиманском направлении по позициям российских войск с беспилотника были сброшены газовые гранаты американского производства, снаряженные веществом "Си-Эс", оказывающим раздражающее действие на глаза и верхние дыхательные пути, а в больших концентрациях способным вызывать ожоги кожи, паралич дыхания и остановку сердца.

Фото: © Global Look Press/US Marines/Digital

В феврале этого года начальник войск РХБЗ генерал-лейтенант Игорь Кириллов рассказал о том, что киевский режим разрабатывает новую тактику ведения боевых действий с использованием "особого химического пояса" с помощью химических боеприпасов западного производства. Кстати, напомнить, какая страна до сих пор не уничтожила свое химоружие? Ну та самая, от которой Киев сегодня больше всего ждет помощи. Очевидно, не только той, о которой говорится вслух.

А вот из последних событий. ФСБ сообщает о предотвращении теракта с использованием аналога боевого отравляющего вещества по классификации НАТО BZ в Запорожской области. Интересно, что США о полном уничтожении его запасов отчитались еще в 1990-м. Поверили на слово. Выходит, зря.

Кстати, украинские военные этого не скрывают, напротив – бравируют, демонстрируя на камеру западные газовые гранаты и средства доставки. Ну а в самом деле, чего стесняться? На Западе никто и слова не скажет – своим можно.

Притчей во языцех давно стали американские биолаборатории, которые продолжают работать по всей Украине, следы пребывания которых находят наши военные, освобождая очередной населенный пункт. Американцы утверждают, что изучают вирусы для предотвращения биологической угрозы. Почему тогда они так тщательно все это скрывают, что Виктория Нуланд была просто в панике от того, что результаты их исследований могут попасть в руки русских?

Фото: © Global Look Press/Sgt. Brandon White/Keystone Press Agency

Впрочем, применение химического оружия ВСУ может показаться цветочками в сравнении с ядерной угрозой, которую несет Украине, России да и всей Европе террористический киевский режим. И я сейчас не об обстрелах ЗАЭС и возможных провокациях на трех других остающихся пока под контролем Украины атомных станциях, хотя и это тоже крайне серьезно.

Пару недель назад одиозный нардеп Алексей Гончаренко призвал вернуть Украине ядерный статус, поскольку, по его мнению, это "единственная опция для выживания".

Гончаренко подчеркнул, что если НАТО не собирается принимать Украину в Альянс, то Киеву нужно делать ракеты с ядерными боеголовками. Как минимум 20 штук!

Я напомню, что одним из триггеров начала СВО стало выступление на Мюнхенской конференции по безопасности президента Украины Владимира Зеленского, где тот требовал вернуть ядерное оружие. Это стало одной из серьезных "красных черт", хотелось бы верить, что США никогда не перейдут ее и не допустят появления у обезьяны ядерной дубины, но на веру в разум в таких вопросах полагаться просто опасно.

Фото: © Tobias SCHWARZ/Pool via REUTERS

Тем более что ЯО США могут дать не своими руками, а привлечь к этому своих вассалов.

Весной 2022 года пранкеры Вован и Лексус развели тогдашнего главу Минобороны Британии Бена Уоллеса на сенсационное признание. Позвонив ему от имени премьер-министра Украины Дениса Шмыгаля, они заявили, что Киев хотел бы продолжить ядерную программу, на что Уоллес ответил, что ему надо посоветоваться с премьер-министром, заверив, что Лондон всегда поддержит Киев, какой бы выбор он ни сделал.

То есть у Киева уже была ядерная программа и о ней было как минимум известно Британии! А значит – и США.

Продолжили ли они ее или нет и в какой стадии она находилась тогда и находится сейчас – доподлинно неизвестно. Но совершенно очевидно, что для этого у них есть все возможности.

Фото: © Global Look Press/Petro Poroshenko/Twitter.com

Вообще-то, попытки Киева сформировать технологическую основу для возможного создания собственного ядерного оружия фиксировались уже вскоре после подписания Будапештского меморандума, закрепившего безъядерный статус Украины. В многочисленных публикациях СМИ на эту тему упоминался, в частности, Харьковский физико-технологический институт (реактор которого по странному "совпадению", когда была угроза падения Харькова, едва не взорвали), Государственный научно-технический центр по ядерной и радиационной безопасности в Киеве и Институт физики конденсированных систем во Львове, а также Институт проблем безопасности АЭС в Чернобыле – все эти научные центры располагали вполне пригодной базой для экспериментов по созданию оружейного плутония. В зоне отчуждения ЧАЭС, кстати, можно было совершенно открыто проводить любые эксперименты, не боясь быть застигнутыми – по причине и так зашкаливающего радиационного фона.

Появлялась также информация об активизации Киевом геологоразведки запасов урана, разработки технологий его обогащений.

Одним словом, у Украины были все возможности создать собственный ядерный заряд, требовалось только время и разрешение "хозяев". Последним это было бы только на руку – не пришлось бы вооружать самим, всегда можно было бы "отмазаться".

На худой конец содержимого "ядерных могильников" вполне хватило бы на создание "грязной бомбы", об опасности появления которой у Украины очень много говорилось в последнее время. Другой вопрос – средства доставки, ядерную бомбу с беспилотника не сбросишь.

Но, как предупреждал министр обороны России, ее можно хоть на советскую ракету "Точка-У" поставить. К тому же Киев все же не до конца утратил советский научно-технический потенциал и может делать вполне жизнеспособные ракеты: "Нептун", "Гром-2".

Фото: © Global Look Press/Petro Poroshenko/Twitter.com

А недавно министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Александр Камышин заявил, что у Украины уже есть ракеты собственного производства дальностью 700 километров. А это уже претензии на удар по Москве.

Даже если это блеф, даже если ракета (будь она реально украинская или натовская) не пролетит такое расстояние, что будет, если она упадет, да еще и с ядерной боеголовкой?

Повторю, надеяться на проблески разума ни в случае с США, ни тем более с Украиной не стоит. Совершенно очевидно, что дальше будет хуже, чем дальше наши продвинутся на Запад, тем опаснее и изощреннее будут попытки их остановить.

И это не оставляет варианта, кроме полной ликвидации источника угрозы – бывшего государства Украина.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1195728 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1195728')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1195728', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1195728', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1195728(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1195728(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })