window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
19 января 2024, 17:36

Поток гробов с Украины утихомирит агрессию Макрона

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Что делать с попытками Парижа нанести России поражение чужими, а порой и своими руками.
Фото: © REUTERS/Thomas Peter

В Париже заявили, что у Франции нет наемников ни на Украине, ни где-либо еще, "в отличие от некоторых".

"Это очередная грубая манипуляция русских", – цитирует сообщение МИД агентство Франс Пресс.

Таким образом во французском внешнеполитическом ведомстве прокомментировали заявление российского Минобороны от 17 января о том, что российская армия нанесла удар по пункту дислокации иностранных наемников, в основном французских. Как сообщили тогда в МО, здание в Харькове, в котором находились наемники, было полностью разрушено, уничтожены более 60 боевиков, свыше 20 доставлены в лечебные учреждения.

Манипуляции русских? Ну-ну.

Вообще-то о том, что в зоне проведения СВО присутствуют наемники из Франции, известно не первый год. В мае прошлого года глава МО РФ Сергей Шойгу назвал приблизительную цифру иностранных наемников на Украине – около 2,5 тыс. Большинство там граждане США, Канады, Польши, но, несомненно, есть и французы. В ноябре 2023-го Следственный комитет России сообщил, что более 520 иностранных наемников из 44 государств, воюющих на стороне ВСУ, стали фигурантами уголовных дел, в качестве обвиняемых в наемничестве заочно привлекаются в том числе граждане Франции. То есть существуют конкретные имена, фамилии.

Фото: © REUTERS/Gleb Garanich

На днях живущая уже несколько лет в Донбассе французская журналистка, главред сайта Donbass Insider Кристель Неан рассказала в интервью, что французы воюют на территории бывшей Украины с 2014 года.

"Французские наемники воюют на Украине не с 2022 года, а с 2014-го. Когда началась война в Донбассе, сразу были французские наемники со стороны Украины. Большинство из них были неонацисты, которые воевали в таком батальоне, как "Азов"*, а также в подразделениях от "Правого сектора"*", – рассказала она в интервью.

Кроме того, она отметила, что в 2022 году после начала СВО на Украину поехали не считающие себя нацистами простые французы, поверившие пропаганде НАТО. Однако после удара по Яворовскому полигону во Львовской области, на котором тренировались иностранные наемники, многие из них, "кто не знали, что такое война", сразу же уехали домой.

"Эти люди никогда не воевали, не знали, что такое война, они еще в 2022 году убежали с Украины, особенно когда был сильный удар по полигону во Львовской области. Остались только те, кто сюда приехал на сафари. Русофобские люди, неонацисты, люди, которые сильно поддерживают НАТО и очень против России", – подчеркнула Неан.

Фото: © REUTERS/Viacheslav Ratynskyi

Журналистка также выразила уверенность в том, что на Украине, скорее всего, осталось всего несколько десятков наемников из Франции, хотя, по ее словам, установить даже приблизительную цифру невозможно, тем более, что власти Украины врут о количестве наемников, чтобы демонстрировать уровень поддержки на Западе, которого у них нет в реальности.

Французский аналитик Ксавье Моро утверждает, что в украинском "Иностранном легионе" воюют 145 французских граждан.

Летом прошлого года французская телерадиокомпания RTL рассказала о том, что на стороне Украины на тот момент в боевых действиях участвовало 100 граждан Франции. По словам авторов материала, в начале конфликта желание служить добровольцами в ВС изъявили около 800 французов, однако в реальности к украинской армии присоединились только около половины, некоторые из уехавших вернулись обратно через несколько дней, за что их прозвали "TikTok-бойцами", другие "периодически уезжали и возвращались".

Западные СМИ также рассказывали о других проблемах, с которыми сталкивались наемники, например, необходимость покупать оружие, снаряжение и даже автомобили за свой счет, поскольку украинские власти не могут их обеспечить. Кроме того, многие наемники жаловались на издевательства со стороны украинцев, на то, что их бросали на самые опасные участки фронта, считая "людьми второго сорта".

Фото: © REUTERS/Viacheslav Ratynskyi

Как бы там ни было, все равно остаются те, для кого война стала единственной в жизни профессией. Те же идейные нацисты, чье присутствие неоднократно отмечалось с начала конфликта в Донбассе. Наконец, инструкторы, которые просто выполняют свою работу, будучи командированными на Украину по заданию начальства. О присутствии на Украине инструкторов из США и Британии всем хорошо известно. Про французских инструкторов не слышал, врать не буду. Но уверен, что они есть. О присутствии французских военнослужащих, направленных на Украину для решения "технических вопросов", свидетельствует уже упомянутый Ксавье Моро.

И если от наемников всегда можно откреститься, мол, мы их не посылали, и вообще у нас за наемничество – статья (по которой, правда, почему-то до сих пор никого не посадили), то откреститься от инструкторов будет сложнее.

Впрочем, нужны ли нам доказательства? Кто-то должен обслуживать и обучать украинцев обращению с французским оружием. А президент Франции Эммануэль Макрон на днях заявил о том, что планирует существенно увеличить помощь Украине, в том числе военную. В частности, он сообщил, что в скором времени Париж передаст Киеву 40 ракет SCALP, сотни бомб и некоторое количество самоходных артиллерийских установок CAESAR.

"Сам поеду на Украину в феврале. Я объявлю о финализации текстов соглашения о поставках вооружений и гарантиях безопасности Украины. Также начнутся поставки снарядов, о которых я говорю", – подчеркнул Макрон. Кроме того, он продолжил распинаться на тему того, что Евросоюз не должен дать России победить.

Фото: © commons.wikimedia.org

А потом все тот же Макрон возмущается, что Москва не хочет переговоров, что в Кремле не берут трубку, когда он звонит. А о чем с ними разговаривать? Обсуждать наше "стратегическое поражение", которого так жаждет Париж?

Макрона, конечно, понять можно. Он постоянно мечется: когда его миротворчество проваливается, он моментально перекрашивается в "ястреба". К тому же на фоне фактического отказа Америки от роли "первой скрипки" в финансировании Украины из-за роста мировой геополитической турбулентности и предвыборных дебатов в самих Штатах основной груз поддержки Украины ложится на Европу. И тут французский президент хочет заявить о себе как о лидере Европы, взяв на себя роль главного куратора Киева от ЕС.

К тому же нужно понимать, что вооружение Украины – дело прибыльное, так как позволяет загрузить предприятия оборонного комплекса беспрецедентным масштабом работы, позволить им заработать столько, сколько они раньше и представить себе не могли, продавая оружейные системы едва ли не поштучно. Помните, как в немецком Rheinmetall хвастались многократным ростом прибыли на фоне СВО? А французский ВПК посильнее будет. Ну и что, что будут страдать обычные работяги, фермеры и т.д. Зато оружейники наживутся. В Европе же уже говорили о необходимости перевода экономики на военные рельсы для противостояния России. Едва ли стоит сомневаться, что они это сделают, тем более, что "соскочить" им никто не даст.

Фото: © Global Look Press/Julian Stratenschulte/dpa

Возвращаясь к Франции, стоит напомнить и о личных "обидках" на Россию – мы им здорово испортили жизнь в Индокитае, а в наше время – в Африке, фактически лишив статуса "колониальной империи". К тому же в Европе Россию считают угрозой их ценностям, а во Франции, где почти вся верхушка теперь придерживается нетрадиционной ориентации – тем более.

Так что тот факт, что Франция будет всеми силами воевать с нами на Украине и не успокоится просто так – нужно просто принять.

Тут французского посла вызвали в российский МИД, где, скорее всего, вручили ноту протеста. Спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что на ближайшем пленарном заседании нижняя палата намерена обратиться к парламенту Франции в связи с направлением граждан этой страны в качестве наёмников на Украину.

Что-то это изменит? Едва ли! Ведь их задача если не нанести России стратегическое поражение, то как минимум не дать победить. Так что всеми нашими нотами протеста и обращениями они одно место вытрут.

Единственный способ заставить их сменить курс, это дать понять, что цена этой авантюры может оказаться слишком высока. Чем больше французской техники будет гореть в степях Украины – тем лучше. Чем больше французских наемников будет уничтожено – тем лучше. На Западе очень правильно реагируют на поток гробов с чужих войн, общество начинает возмущаться действиями властей. Так было с США во Вьетнаме, а до них – с самой Францией.

Понятно, что не так много граждан Франции воюет на Украине, но если их не будет – уже хорошо. Значительная часть уехала после удара по Яворовскому полигону – отлично. Наверняка кто-то уедет и после Харькова. Останутся разве что упоротые нацисты, которые мотивированы умереть за свои людоедские идеи. Этим нужно просто помочь это сделать.

Иными словами, французам просто нужно дать по рукам так, чтобы хоть на какое-то время отбить желание связываться с Россией. Разумеется, помня о том, что они все равно не оставят нас в покое – как они вернулись в Крымскую войну, спустя 40 лет после позорного похода Наполеона. Увы, историческая память быстро забывается, а вот русофобия у европейцев, похоже, сидит на генетическом уровне…

* запрещенные в России организации

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1182458 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1182458')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1182458', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1182458', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1182458(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1182458(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })