window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
21 декабря 2023, 18:00

Первый пошел: Германия начала воровать у России деньги

Германия начала воровать у России деньги
Запад открывает ящик Пандоры, делая воровство нормой.
Фото: © Global Look Press/Christian Spicker via www.imago-/www.imago-images.de
Читать ren.tv в

Генпрокуратура ФРГ подала ходатайство в суд о конфискации активов некоего "российского финансового учреждения" на сумму более 720 миллионов евро.

"Планируется конфисковать остаток средств на счете российского финансового учреждения в банке во Франкфурте-на-Майне на сумму более 720 миллионов евро в связи с попыткой нарушения эмбарго, наказуемой в соответствии с Законом о внешней торговле и платежах Германии", – говорится в заявлении на сайте ведомства.

По некоторой информации, речь идет о средствах Национального расчетного депозитария (НРД) – дочерней компании Московской фондовой биржи, размещенных в немецком дочернем банке американского J. P. Morgan.

Запомните название этого финучреждения, я о нем еще расскажу нечто интересное!

НРД попала под санкции в прошлом году – после начала СВО. Тогда Европа заблокировала около 300 млрд евро российских активов – это речь только о резервах ЦБ, сколько всего российских денег было заморожено – неизвестно.

Фото: © Global Look Press/Christian Ohde/imageBROKER.com

Интересно, что все это время активы были именно что заморожены – то есть владельцы не могли получить к ним доступ, однако они вроде как оставались в целостности и сохранности. И эта ситуация на Западе многих коробила. Прошлой осенью тогдашний премьер Польши Матеуш Моравецкий публично жаловался, мол, "заморозка российских активов "значит немного", имея в виду, что их нужно конфисковать.

Еще более прямо высказалась председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, которая прямым текстом заявила, что цель Брюсселя состоит не в заморозке, а конфискации и что они "работают над этим", однако не хватает соответствующей "правовой базы".

Дело не в том, что Европа тут решила поиграть в благородство, придерживаясь букве закона. А в том, что конфисковать средства с чужих счетов просто так – означает их украсть. А это опаснейший прецедент, ставящий под большое сомнение надежность европейских и британских банков, которые всегда считались "тихими гаванями", и потому хранить свои деньги там традиционно предпочитают элиты стран Глобального Юга.

Однако прецеденты, пусть менее масштабные, но все же были.

Достаточно вспомнить заморозку активов Каддафи в 2011 году во время Западом же и инспирированной гражданской войны в Ливии. Предлог тогда звучал так: лишить доступа к государственным активам страны "нелегитимный режим".

Муаммар Каддафи в окружении женской охраны
Фото: © Скриншот видео

Кто и на каком основании его признал "нелегитимным" – отдельный вопрос, но предлог был найден. При этом они уверяли, что вернут деньги Ливии, как только там нормализуется ситуация. Не потому ли Запад сознательно срывает в Ливии президентские выборы, мешая нормализации, – чтобы деньги не отдавать?  Если они вообще сохранились – ведь в одной только Бельгии бесследно исчезли 11 млрд евро, искать которые местным властям запретили сами банки.

Интересно, что один из них являлся дочерней структурой уже упомянутого мной J. P. Morgan.

Совпадение?

Можно еще вспомнить Венесуэлу, доступ к счетам которой в США был предоставлен самопровозглашенному "президенту" Хуану Гуайдо. Не отстали и европейцы. Британия тогда конфисковала венесуэльское золото на сумму около 2 млрд долларов, а Citibank и Deutsche Bank, ранее выдавшие Каракасу займы под его залог, забрали себе слитков на сумму около 1,5 млрд.

Это уже не говоря о том, что замороженные активы все эти годы кто-то "прокручивал", получая неплохую прибыль.

Фото: © Global Look Press/Stefan Klein/http://imagebroker.com/#/search

Правда, в обоих случаях речь шла о непризнании Западом фактических властей этих стран. Мол, вам не дадим, а дадим тем, кто придет после вас. До непризнания российских властей они пока не докатились. А значит, ливийско-венесуэльская схема неприменима.

Для российских активов они пытались придумать другой предлог – изъять деньги в пользу Украины. Или на "восстановление" Украины. И даже "правовую основу" для этого сочинили – прошлой осенью прогнули Генассамблею ООН на принятие резолюции "о возмещении ущерба Украине", за которую проголосовали 94 страны при 73 воздержавшихся, 14 против и 11 не голосовавших. Понятно, что эти резолюции имеют чисто рекомендательный характер, но при желании их можно попытаться использовать как "юридическую базу" – ничем не хуже той, что они использовали против Ливии и Венесуэлы. Столь же ничтожную, но для них вполне "подходящую".

Документ также рекомендовал членам Генассамблеи совместно с властями Украины создать "международный реестр ущерба", нанесенного в результате "противоправных действий" РФ на Украине. Не знаю, что они там насоздавали, но Всемирный банк даже подсчитал сумму, необходимую для "восстановления" Украины, – 350 млрд евро. Почти столько же, сколько они активов нашего ЦБ заморозили.

Стоит отметить, что все это время дело ограничивалось декларациями и заявлениями, никаких реальных шагов по конфискации российских денег не предпринималось, несмотря на постоянные просьбы Украины. Почему?

Фото: © Global Look Press/Michael Kappeler/dpa

Ну во-первых, боялись открыть тот самый ящик Пандоры, создать опасный прецедент – ведь Россия это не Ливия и не Венесуэла, и резонанс от кражи ее денег мог бы стать гораздо более ошеломляющим.

Во-вторых, на поддержку Украины вроде бы как своих хватало. Напомню. С начала СВО ЕС и США выделили Киеву общей помощи на сумму 233 млрд долларов.

Однако, очевидно, сегодня возникают определенные проблемы. Сначала конгресс США так и не смог согласовать помощь Украине на 60 млрд долларов, даже в обмен на уступки демократов республиканцам по вопросам охраны границы с Мексикой. А потом и члены ЕС не смогли договориться друг с другом о выделении 50 млрд евро.

Причем если в США это вопрос исключительно предвыборной борьбы и он будет в итоге решен, то в Европе все сложнее. В той же Германии разразился бюджетный кризис, образовались "дыры" в десятки миллиардов евро, в результате чего страна входит в новый год без регулярного бюджета, даже несмотря на то что ранее правящая коалиция после долгих споров пришла к соглашению по проекту. 

Фото: © Global Look Press/Philipp Znidar/dpa

Уж не решили ли они начать латать "дыры" с помощью российских денег? Понятно же было, что, даже если бы их изъяли для помощи Украины, до Незалежной они бы не дошли, ведь, как говорил глава американского Госдепа, только 10% помощи реально попадает в Киев.

Позвольте, но 720 миллионов – это сущие копейки, скажете вы. И будете неправы.

Ибо это не просто 720 миллионов, а прецедент. Прецедент кражи денег, на которую они полтора года не решались.

В данном конкретном случае они нашли и предлог – якобы со стороны НРД имело место быть "нарушение эмбарго": финансовая организация, отчаявшись решить дело в суде, попыталась вывести средства из немецкого дочернего банка на счет в Commerzbank другой "дочки" биржи – Национального клирингового центра (НКЦ), что было расценено как попытка обхода санкций.

Фото: © Global Look Press/Ohde/face to face

Впрочем, предлог тут не важен. Важен прецедент. Теперь под угрозой все "замороженные" российские активы, которые под любым предлогом могут поменять статус на "конфискованные". И ищи потом ветра в поле. А пойдут они Украине или их "распилят" сами европейцы – да какая разница?

Примечательно, что британская Financial Times пишет со ссылкой на документ G7, что страны Запада могут легализовать конфискацию замороженных суверенных активов России, признав себя пострадавшими от боевых действий на Украине.

Простите, а они каким боком пострадавшие?

Ну как же! Помогали Украине деньгами и оружием – значит, пострадавшие, нужно компенсировать расходы!

Что ж, удивляться и возмущаться тут нечему. С этими деньгами давно можно было проститься. Как и с мыслями о том, что отношения с Европой когда-либо наладятся.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1174362 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1174362')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1174362', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1174362', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1174362(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1174362(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })