window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
12 мая 2023, 19:14

Есть ли дно у Евровидения

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Международный песенный конкурс давно превратился в рассадник содомии и русофобии.
Фото: © REUTERS/Phil Noble

Звучит, конечно, как моветон, но на Евровидении очередной скандал. Вернее, для организаторов и зрителей этого конкурса, превратившегося в наглядную агитацию сексуальных извращений и политической ангажированности, скандалы давно стали нормой. Без них никак. Тем более – в наше время, на фоне проведения СВО на Украине, когда на любом международном событии обязательно нужно обсудить и осудить Россию.

На состоявшемся в Ливерпуле первом полуфинале конкурса особенно отличилась рок-группа из Хорватии Let 3. Немолодые усатые мужчины в трусах, юбках и макияже явно пропагандировали нетрадиционные ценности. Песня, которую они исполнили, едва ли имеет какое-то даже отдаленное отношение к искусству: "Мама купила трактор, Армагеддон, нянька", "этот мелкий психопат, подлый мелкий психопат, крокодиловый психопат, мама, я иду воевать".

На Украине эта "песня" вызвала бурю восторга, там объявили, что "усы и трактор" –  это про белорусского президента, а "мелкий психопат" – про российского.

Что именно имели в виду хорваты, они не сказали, хотя заявили, что их шоу посвящено конфликту на Украине. Кроме того, они надели военную форму поверх нижнего белья и использовали имитации ракет, наконец, в ходе выступления они требовали "остановить чёртову войну".

Очевидно, использовать какие-либо имена они побоялись – ведь правила конкурса запрещают политику, пришлось довольствоваться намеками.

Политика на Евровидении официально действительно запрещена, и в 2009-м году за попытку ее открыто внести в свое выступление поплатилась группа из Грузии "Стефане и 3G", которой запретили участвовать в конкурсе с песней со словами: We Don't Wanna Put In, в которых все отчетливо услышали "Мы не хотим Путина". Возможно, если бы это было не спустя менее года после пятидневной войны, "прокатило" бы, но тут политический оттенок скрывать было просто бесполезно, и организаторы конкурса пошли на принцип, запретив Грузии участвовать с такой песней. Побоялись за свою репутацию.

Фото: © Кадр youtube.com

Сложно представить себе, что они поступили бы так же после 2014-го или тем более – после 2022 года, тогда бы на это явно закрыли глаза.

Как закрывали их за год до этого, когда выступавшая за Украину небезызвестная Верка Сердючка спела "Лаша Тубай", заявив, что это по-монгольски "взбитые сливки", хотя все отчетливо услышали Russia goodbye. Нужно ли говорить, что в монгольском языке нет таких слов? Но нет, закрыли глаза.

А в 2005-м после "цветного" переворота представители Украины – группа "Гринджолы" – привезли на конкурс песню "Разом нас богато", которая была гимном "оранжевой революции". Все, что вы хотели знать об аполитичности конкурса!

Закрыли глаза и в 2016-м, когда Украину на конкурсе представляла певица Джамала с очевидно антироссийской песней "1944", повествующей о депортации крымских татар, совершенной "советскими варварами". Не просто закрыли глаза, но и отдали Украине победу, несмотря на то, что лидером зрительского голосования стал российский певец Сергей Лазарев, однако почему-то он не получил ни одного балла от 20 из 41 страны.

Это уже было откровенным издевательством, тем более, что проведение конкурса на Украине на будущий год просто не могло не обойтись без провокаций. И она произошла, когда Украина отказалась не только пускать на свою территорию российскую представительницу Юлию Самойлову из-за выступлений в Крыму, но и разрешить ей выступить онлайн, даже несмотря на просьбы организаторов, которые испугались уже не столько за репутацию, сколько за деньги за трансляцию в России.

Фото: © Global Look Press/Komsomolskaya Pravda

Казалось бы, из этой истории можно было бы сделать выводы. Ну, ок, хотели поддержать Украину, подсластить, так сказать, пилюлю, сунули "ребенку" игрушку, а он взял и сломал ее, выставив организаторов на деньги. Но никого ничему это не научило. Европа вообще в ранг любимого вида спорта возвела стрельбу по ногам и обморожение ушей назло России. О каких деньгах и репутации может идти речь?

Совершенно предсказуема была победа Украины в прошлом году, ее просто не могли не отдать "жертве российской агрессии".

Кстати, весной прошлого года британская The Telegraph призвала Уэльс и Шотландию отдать Украине место на чемпионате мира по футболу, чтобы продемонстрировать всему миру, как они готовы поддержать "государство, оказавшееся в трудной ситуации". Честно говоря, я удивлен, что этого не произошло. Я бы даже не удивился, если бы Украину чемпионом сделали. Видимо, в футболе все не так печально, как на Евровидении.

Разумеется, на песенном конкурсе в прошлом году Украина победила благодаря предвзятому голосованию, как и в 2016-м, ее победа была предопределена. "Согласитесь, без победы Украины на Евровидении картина случившегося с этой страной была бы неполной", – сыронизировала тогда официальный представитель МИД России Мария Захарова.

И, разумеется, не обошлось без политики. Конкурс выиграла группа Kalush Orchestra из Ивано-Франковской области с песней Stefania, якобы посвященной матери вокалиста и всем украинским матерям. Впрочем, достаточно было знать политический контекст, чтобы понять, каким именно матерям посвящена песня: все прошлогоднее Евровидение происходило под вывеской "save Azov*" – слогана, призывающего спасти из окружения запершихся на мариупольской "Азовстали" боевиков полка "Азов"*. Тогда многие прямо говорили, что Евровидение выиграли не неведомые рагули, а нацисты из "Азова"*. И сами музыканты со сцены призвали к их поддержке.

А президент Украины Владимир Зеленский, комментируя итоги конкурса, заявил о намерении провести его в … Мариуполе. Правда, с оговоркой "однажды". Как ранее Порошенко обещал провести Евровидение в Крыму. И снова, и снова это никого не смутило. Политика? Не слышали.

Не надо думать, что организаторы конкурса слепые и глухие. Когда им надо – они политику видят сразу. Так было в 2021-м, когда к участию в Евровидении не допустили белорусскую группу "Галасы ЗМеста", поскольку (согласно официальному заявлению), представленная музыкантами песня … "ставит под сомнение неполитический характер конкурса". 

К слову, упомянутая песня содержала следующе строки: "Я научу тебя плясать под дудочку, я научу тебя клевать на удочку, я научу тебя ходить по струночке, ты будешь всем доволен, рад всему", – в которых читалось отношение простых белорусов к провалившейся попытке Запада устроить в их стране "цветную революцию".

Очевидно, речь идет об обычных двойных стандартах: у них шпион, у нас разведчик. "Цветные революции" – это хорошо, русофобия – это хорошо, Украина – это хорошо, Россия – это плохо. Россия должна это молча терпеть или покинуть это уважаемое "общество".

Впрочем, Россию на этот конкурс второй год подряд не приглашают. И это прекрасно. Нам нечего делать там, где про нас поют глумливые или извращающие историю песни, где откровенно нарушаются собственные правила в угоду конъюнктуре, где "друзьям все, врагам – закон".

Ну, и я уже молчу о том, что даже если бы там не было политики, достаточно того, что Евровидение давно превратилось в гей-парад на экране. Если кто-то перестал смотреть это фрик-шоу после Кончиты Вурст, поверьте, вы не чего не потеряли, дальше только страшнее и мерзотнее стало…

* запрещенная в России организация

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1103193 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1103193')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1103193', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1103193', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1103193(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1103193(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })