window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
19 апреля 2023, 10:00

Вернуть Трампа в Белый дом может его уголовное преследование

Следите за нашими новостями
в удобном формате
На что способны демократы, чтобы не допустить реванша трампизма в будущем году?
Фото: © REUTERS/Chris Bergin

Обвинение против бывшего президента США Дональда Трампа помогло ему собрать на кампанию еще $15,4 млн, пишет Bloomberg. Из них $4 млн были получены на следующий день после того, как 30 марта большое жюри проголосовало за выдвижение обвинения против бывшего президента. По сборам Трамп уже обходит своих конкурентов.

И не только по сборам. Трамп стал самым популярным потенциальным кандидатом от республиканцев. Согласно опросу, проведенному Yahoo News/YouGov, популярность экс-президента за две недели выросла на 10%. Еще в марте рейтинг Трампа составлял 47% против 39% у его ближайшего конкурента губернатора Флориды Рона Десантиса, то в апреле у Трампа 57% против 31% у Десантиса. Для пущего сравнения: в конце прошлого года, когда Трамп объявлял о намерении участвовать в выборах, его рейтинг был всего 41%, а у Десантиса – 45%.

Очевидно, что этот рост – заслуга врагов Трампа, организовавших его уголовное преследование.

Напомню, 4 апреля Трамп был арестован в Нью-Йорке, в офисе окружного прокурора Манхэттена, однако в тот же день суд снял арест с экс-главы Белого дома. Следующее очное заседание суда по делу 45-го президента США Дональда Трампа назначено на 4 декабря в Нью-Йорке, а рассмотрение по существу может начаться в январе 2024 года.

Фото: © REUTERS/Andrew Kelly/Pool

Перед самым началом "праймериз".

Не потому ли Трампа отпустили сейчас, чтобы к их началу сделать его рейтинг просто заоблачным? Иначе как объяснить эту комедию с арестом и немедленным его снятием? Да и сами обвинения против Трампа весьма абсурдны.

Трамп стал первым бывшим президентом США, которому предъявили уголовные обвинения, причем сразу по 34 пунктам. В вину ему вменяется то, что он якобы через своего адвоката Майкла Коэна выплатил порнозвезде Стефани Клиффорд 130 тысяч долларов за молчание об их связи в прошлом. Было это накануне выборов в 2016-м. Обвинение считает, что таким образом он пытался повлиять на исход выборов. Кроме того, по их версии, эти средства незаконно компенсировались из предвыборного фонда.

Дело это, напомню, продолжается с 2018 года. Все это время Трамп отрицал выплаты, как и связь с Клиффорд, а его адвокат хоть и признал, что платил актрисе, но, по его словам, сделал это из собственных средств и по собственной инициативе, не поставив Трампа в известность.

По большому счету, если эти выплаты и имели место быть, причем с ведома Трампа, это можно было бы квалифицировать как неправильное заполнение налоговой декларации с указанием этой выплаты. В большинстве случаев такие случаи рассматриваются как гражданские, а не как уголовные. К тому же срок давности по этому делу (два года) давно истек. Но ему решили все же дать ход.

Фото: © Скриншот видео

Кроме того, против Трампа могут быть выдвинуты и другие обвинения, причем по куда более тяжким статьям. На экс-президента уже на сегодняшний день заведены еще два федеральных дела, одно из них – по штурму Капитолия 6 января 2020 года. Напомню, следствие по этому делу продолжается уже два года, за этот период было арестовано около 700 человек, вынесено более двух сотен приговоров, но сам Трамп, которого многие демократы считают зачинщиком беспорядков, оставался неподсуден.

Тем не менее в конце прошлого года спецкомитет палаты представителей конгресса принял решение рекомендовать Минюсту все же выдвинуть против Трампа уголовные обвинения по событиям 6 января – по четырем пунктам, в том числе в "подстрекательстве к мятежу". Понятно, что получить рекомендацию – не значит ее выполнить, но дамоклов меч уже подвешен над головой экс-президента.

Второе дело – это обвинения в якобы вывозе из Белого дома неких секретных документов, обнаруженных ФБР у него на вилле.

При желании можно еще раскрутить дело о деятельности дочери и сына Трампа: Иванки и Эрика в Trump Organization. Еще когда Трамп был президентом, его детей заподозрили в финансовых и налоговых нарушениях в период работы в компании отца, а его самого – в уклонении от уплаты налогов.

В общем, был бы человек, а статей наберется достаточно, чтобы его в тюрьму пожизненно отправить.

Вот только есть ли такая цель у оппонентов Трампа? Или все же уголовное преследование бывшего президента имеет иные задачи?

Фото: © REUTERS/Mike Segar

Едва ли кто сомневается, что основная задача американского истеблишмента – не допустить реванша Трампа, который уже заявил о намерении вернуться в Белый дом в 2024 году и начал предвыборную кампанию. Надо отметить, что шансы у него весьма неплохие. Его рейтинг стабильно растет, а своего единственного на данный момент конкурента – губернатора Флориды Рона Десантиса – он опережает аж на 30%.

Если он выигрывает республиканские праймериз, то с высокой долей вероятности обходит любого кандидата от Демпартии, которая еще не определилась – выдвигать на второй срок совершенно непроходного Байдена или искать кого-то ему на замену, кто гарантированно будет банально менее узнаваем в стране.

Казалось бы, логично в этой ситуации Трампа посадить, однако едва ли поможет – ведь по американским законам человек имеет право баллотироваться и находясь под уголовным преследованием, и даже из тюрьмы. Запретить Трампу участвовать в выборах на основании возбужденных уголовных дел или непогашенной судимости – нереально. Тем более что судимости у него с высокой долей вероятности к старту избирательной кампании еще не будет – во всяком случае расследование дела по выплатам актрисе может длиться еще долго и судебное решение может затянуться на несколько лет. Тем более что обвинению еще предстоит доказать, что Трамп сам платил Клиффорд. То есть процесс может затянуться как минимум до выборов, а то и после. А если Трамп вновь станет президентом, он просто помилует сам себя.

Конечно, таких случаев американской истории еще не было. Но на то и есть прецедентное право. Случаев уголовного преследования экс-президентов тоже еще не было.

Помимо того что "посадка" Трампа может не дать нужного результата, она может привести к обратному эффекту – рейтинги бывшего главы государства могут только взлететь.

Фото: © REUTERS/Evelyn Hockstein

Впрочем, это момент спорный. С одной стороны, уголовное преследование сплотит его сторонников, с другой – в США немножечко другая политическая культура – там не жалеют гонимых и обижаемых, как в России. Делать выводы о том, как уголовное преследование повлияло на электоральные шансы Трампа, можно будет лишь через какое-то время.

Есть еще одно но. Посадив бывшего президента, истеблишмент может создать опасный прецедент. Ведь нынешний хозяин Белого дома – Джо Байден – человек, на котором клейма ставить негде. И на него, и на его сына при желании можно завести десятки уголовных дел. Незадолго до выборов 2020-го американские СМИ даже писали, что это Хантер Байден просил отца идти в президенты, чтобы избежать неминуемого преследования. Думаю, тот должен понимать (если, конечно, он еще способен понимать что-либо), что "посадка" Трампа вернется ему бумерангом и республиканцы отомстят ему, как только он покинет Белый дом и потеряет неприкосновенность. Если он покинет его не вперед ногами, что тоже не исключено.

В американской политической культуре, вообще-то, нет традиции преследовать оппонентов, наоборот есть традиция этого не делать. Тот же Трамп не стал преследовать Хиллари Клинтон, победив ее на выборах 2016 года, хотя по делу о ее раскрытой переписке и финансировании Фонда Клинтона зарубежными организациями можно было бы отправить ее за решетку надолго. Так что Байден вправе рассчитывать на то, что Трамп и его пожалеет в 2024-м, ответив взаимностью, если его не посадят.

Другой вопрос, а решает ли что-либо Байден? Многие эксперты считают, что истеблишмент специально усадил в президентское кресло человека, на которого компромата даже не вагон, а целый состав, чтобы без проблем манипулировать им, чтобы он не "рыпался", понимая, что "на крючке", выполняя все, что ему скажут. Такая схема обычно означает впоследствии навешивание всех собак и "слив" зиц-председателя.

Фото: © Global Look Press/Yuri Gripas - Pool via CNP/Consolidated News Photos

Что же касается американской политической культуры, то мы видели ее крах в 2020-м, когда демократы (банда Клинтонов-Обамы) впервые в истории, практически не таясь, среди бела дня фальсифицировали выборы, чтобы убрать Трампа из Белого дома. Исходя из этого можно предположить, что для них больше нет никаких ограничений и они пойдут на все, чтобы не допустить реванша трампизма. В данном случае речь не только о демократах, но и о республиканцах – тех представителей истеблишмента, для которых трампизм чужд, и они готовы действовать сообща со своими извечными оппонентами против Трампа.

Очевидно, расчет не в том, чтобы все же посадить бывшего главу государства, а в том, чтобы не дать ему баллотироваться. Ведь демократы готовы видеть в Белом доме любого республиканца, лишь бы не Трампа. И если даже не получится уронить его рейтинг среди избирателей, можно попытаться сделать его "токсичным" для собственной партии.

Это, по сути, продолжение дела о штурме Капитолия. Помните, тогда многие республиканцы, в том числе близкие Трампу, включая его вице-президента, публично отреклись от него, мол, мы не можем поддерживать подстрекателя бунтов. Так и сегодня кто-то из однопартийцев Трампа сможет раскрутить тему о том, что "мы не должны поддерживать уголовника, каким бы он хорошим и нужным нам ни был".

Впрочем, тут стоит вспомнить, что после Капитолия Трампу удалось склонить внутрипартийное мнение на свою сторону. Более того, все это время он делал то, чего не делал никто до него – выстраивал партию ленинскими технологиями, и сегодня Республиканская партия – это партия Трампа, без него многие за нее просто не проголосуют (два года назад опросы показывали, что часть республиканского электората и политиков готовы уйти вместе с Трампом, если тот создаст собственную партию), что прекрасно понимают республиканские элиты. Однако демократы все же, очевидно, сделали ставку на раскол внутри республиканцев, так что игра будет интересной.

Фото: © REUTERS/Marco Bello/File Photo

Кроме того, Трампа рассчитывают ослабить судебной волокитой, закрутить в бесконечной чреде разбирательств, заставить тратить много сил, денег и времени. Наконец уголовное преследование может привести к тому, что власти отдельных штатов откажутся вносить имя Трампа в бюллетени, а выборщики не поддержат выбор народа.

Еще несколько лет назад это было трудно представить. Но теперь можно все. Красные линии во внутренней политике США пройдены окончательно, так что от истеблишмента ожидать можно любых действий, они костьми лягут у входа в Белый дом, чтобы не пустить туда Трампа.

Конечно, многие спросят, а нам-то что с того? Едва ли можно рассчитывать на то, что Трамп изменит американскую политику по отношению к России. Кардинально – нет. Но тот факт, что Трамп, в отличие от нынешнего руководства, не связан с Украиной коррупционными схемами и видит своим главным противником все же Китай, а не Россию, о многом говорит.

К тому же внутриамериканские разборки значительно отвлекут их внимание от нас. Во всяком случае на какое-то время. А нам, по сути, если Запад резко ослабит поддержку Украины, много времени и не надо.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1095559 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1095559')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1095559', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1095559', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1095559(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1095559(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })