Яцков, Ефремов и Серебренников

Фото:

"За что сижу – по совести не знаю,
Но прокуроры, может быть, правы..."

(Отрывок из ГУЛАГовской песни).

Михаил Яцков, московский таксист, отец двух детей, сидит в тюрьме уже более трёх месяцев. Сейчас в "Бутырке" – Бутырском следственном изоляторе (СИЗО №2, Москва). Его обвиняют в вымогательстве небольшой суммы денег. Что-то не поделили коллеги по извозу. У него слабое сердце, больные сосуды, ему 64 года. Так как преступление ещё не доказано, ведётся следствие, то адвокат Елена Уголькова неустанно просит у судебных органов разрешения Михаилу Яцкову быть под домашним арестом на всё время следствия. В тюрьме он может просто умереть, не дождавшись решения суда. Разрешения пока нет.

Михаил Ефремов, московский актёр, вообще не сидит в тюрьме, хотя его преступление известно и ужасно. Мало того, что пьяный Ефремов убил человека, подозревается, что актёр употребляет наркотики. В целом вина его огромна и погана. Но он сидит не в "Бутырке", а под уютным домашним арестом, к нему могут приходить друзья и родственники, он может лечиться, пить спиртное, есть вкусные вещи, курить что захочется.

Камера сняла ДТП с джипом Михаила Ефремова в Москве

Михаила Яцкова защищает его адвокат. Он пишет необходимые ходатайства, прося одного – отпустить Яцкова под домашний арест. Высоких покровителей у его подопечного нет. Отказы следуют почти незамедлительно, хотя ни в одном из них не упоминается, что совершено тяжкое преступление и Яцков опасен для окружающих. Мало того – не определён точно состав преступления, а может быть – всего лишь правонарушения.

Михаила Ефремова защищает, помимо адвокатов, целый отряд служителей российской эстрады и кино, среди которых заметна своими истеричными выступлениями поп-певица средней величины Любовь Успенская, седовласый мачо российского экрана Александр Домогаров и, конечно, моральный уродец актер Алексей Панин. Последний иезуитски высказался о том, что надо все простить и что скоро всё забудется. Результаты действий сей троицы и иже с ними налицо – Ефремов вкушает неволю дома.

РИА Новости

Михаил Яцков не имеет возможностей выйти на широкую публику своими заявлениями и протестами, нет у него и крупных денежных сумм. Ему, чтобы не умереть совсем безгласно, надо просто сесть под домашний арест согласно законам российского правосудия, по которым он тихо и молча сидит под предварительным следствием.

Михаил Ефремов же раз за разом сотрясает российские СМИ самыми различными заявлениями, свои взгляды, в том числе политические и просто бредовые, меняет как перчатки, трясёт мошной, и уже ходят слухи, что собрана сумма в 50 млн рублей как компенсация для семьи убитого. Всё это невероятно мерзостно, лживо, но… действует!!

Михаил Яцков понятия не имеет, как поступит с ним российская Фемида, хотя верит, что всё окончится благополучно. Но когда? Нынешнее сидение в тюрьме он, конечно, воспринимает уже как тяжкое наказание. В камере 22 арестанта. Все курящие, а Яцков не курит. Как будет звучать приговор, что ему определят судьи – всё покрыто сплошным туманом. Идет за месяцем месяц, здоровье тает. Ясно ему одно – вряд ли его, пожилого и больного, выпустят из тюремной камеры до суда. Или до смерти.

Михаил Ефремов видит своё будущее намного яснее. На полное оправдание он, естественно, не рассчитывает, но убежден, что снисхождение, подогретое истеричным общественно-творческим давлением, окажет своё воздействие, тем более ближайший пример налицо. Это тот приговор, который получил театральный режиссер Кирилл Серебренников за миллионные махинации с государственными средствами.

Творческие ряды защитников режиссера, отдающего предпочтение абсолютно голым актерам в своих постановках, возглавляла престарелая бандеролюбка Лия Ахеджакова. Возглавляла, как говорится, до упора, до конца и… добилась своего. Накануне оглашения приговора она фарисейски высказалась в соцсетях, что даже условный приговор вору Серебренникову будет несправедливым. Три года условно – настоящий подарок осужденному, которого та же ошалевшая Лия пыталась представить жертвой политических репрессий.

Великий римский философ Луций Сенека утверждая, что "щадя преступника, вредят честным людям", словно заглянул в наше время, угадывая уже оглашенные приговоры и предвидя будущие. Но для меня, как и для абсолютного большинства россиян, более важными общеизвестными утверждениями являются другие – что правосудие есть основа государства и что закон должен быть одинаков для всех.

АГН Москва/Global Look Press

Я не взял на себя право разбираться в степенях вины двух Михаилов – Ефремова и Яцкова, а уж тем более в справедливости приговора Кириллу Серебренникову. Суть дела в другом – в следовании канонам российского правосудия, которое, по утверждению философа-материалиста Поля Гольбаха, "есть основание всех общественных добродетелей". Есть ли добродетель в том, что известный убийца и крутой вор сидят в домашних креслах, вкушают все блага жизни, а пожилой человек, ещё не осужденный за неизмеримо меньшую вину, угасает в камере Бутырской тюрьмы? А есть ли в этом справедливость – я тоже отдаю на ваш суд, уважаемые читатели.

За собой я оставил одно лишь право – просить представителей российского правосудия внимательнее и добродетельнее отнестись к судьбе больного заключенного Яцкова. Так случайно оказалось, что негромкая история простого таксиста переплелась в моей журналистской деятельности с громкими историями известных деятелей российской культуры. Но, веря в то, что закон един для всех российских граждан, я прошу лишь об одном – отправить Михаила Яцкова под домашний арест. Это только укрепит мое мнение, как и многих россиян, что вторая глава Конституции России "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью" действует для всех российских граждан без исключения.

Дмитрий Ледовской, писатель, публицист.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '0', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_720015', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false }); }

Lentainform