window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
22 сентября 2023, 18:47

Дети стали "помехой": почему россиянки не готовы рожать

Добров назвал охоту за благами причиной низкой рождаемости в России
Андрей Добров – о попытках выкарабкаться из демографической ямы.
Фото: © Известия/Дмитрий Коротаев
Читать ren.tv в

Растет и ширится по плану призыв: "Не рожайте детей, дети убивают природу. И вообще они мешают карьере женщин". Можно сколько угодно иронизировать, пока не наткнешься на исследование ВЦИОМ. А сколько у нас женщин, готовых рожать? И тут наступает легкая паника.

Итак, будем паниковать вместе с опросом ВЦИОМ – он проводился среди женщин от 18 до 45 лет. Здесь нет смысла складывать проценты, это просто главные причины, почему женщины не хотят рожать.

Почти половина женщин в России не хотят рожать. Главная причина – плохое материальное положение. Плюс нет подходящего жилья. Это 39% опрошенных. 38% заявили, что детей потом заберут на фронт или случится ядерная война. 37% отмечают, что ребенок у них уже есть и больше им не надо. 36% говорят, что их возраст старше 35 лет и это не позволяет им заводить детей. И только 18% женщин пожаловались на ограничения по здоровью.

Разделим эту информацию на две части. Первая: половина женщин не хочет рожать. Вторая: почему они не хотят рожать. Что касается первой части. Нежелание рожать ребенка сейчас совершенно противоречит государственной политике. Просто потому, что Россия в который раз оказалась в демографической яме, об этом говорил Путин на Восточном экономическом форуме (ВЭФ-2023).

Фото: © Известия/Павел Волков
Что касается России, то я уже много раз об этом говорил, специалисты это знают: у нас два огромных спада, которые дали нам относительно небольшое количество людей, которые могут воспроизвести новое потомство. Это 1943-1944 годы, когда было резкое падение рождаемости, и начало 90-х, к сожалению. Это привело в том числе к развалу социальной системы – практически полному, к обнищанию народа и резкому падению рождаемости: такому же, как во время Великой Отечественной войны, как в 1943-1944 годах Владимир Путин, президент РФ

Вот что говорят демографы о нынешней яме.

"То, что называется демографической ямой, произошло в конце 80-х, начале 90-х. Когда новое поколение родилось в незначительном количестве. Молодые люди, которые сейчас вступают в брачный возраст, их меньше на 40%, нежели было в 70-80-е годы. Мы находимся сейчас где-то в середине, то есть к 2030-35 году ситуация должна выправиться, потому что последующие поколения были более многочисленными", – рассказала врач акушер-гинеколог, специалист общественного здравоохранения, эксперт ВОЗ Любовь Ерофеева.

Для государства это экономическая проблема – нет рынка, нет покупателей, нет рабочих. Конечно, вопрос: а когда мы сможем рождать столько детей, что само понятие "демографическая яма" перестанет нас волновать? Одни говорят, что она, извините, зарастет к 2035-му году. Другие говорят: нет, этого не будет.

"по итогам прошлого года у нас страна недосчиталась более 500 тысяч человек, то есть это отрицательный естественный прирост населения. У нас низкий коэффициент рождаемости - он снижается, уже около 1,5. То есть 1,5 ребенка на одну женщину, конфликт одно- и двухдетной семьи. И этого недостаточно для воспроизводства населения. Эта ситуация имеет тенденцию к ухудшению, и самое узкое бутылочное горлышко, как считают демографы - это 2032-35 года. Мы посчитали количество мужчин возраста от 20 до 39 лет, работоспособного возраста, – коренного населения, – их будет меньше 49% в среднем по России", – рассказал демограф, руководитель оргкомитета проекта "Демографическая платформа.рф" Сергей Чесноков.

Фото: © Известия/Константин Кокошкин

При этом мигранты не смогут помочь, потому что их слишком мало. В США пик рождаемости пришелся на послевоенные годы, когда там началось переселение семей в малоэтажные дома. Люди уехали из мегаполисов, из этих черных дыр для рождаемости, где никто не хочет плодиться.

"В маленьких квартирах семья не будет становиться больше, у семьи должен быть простор для развития. На человека должно приходиться не меньше 10 квадратных метров. Но если в семье есть внутренняя установка, если будущие родители договорились и хотят иметь семью из двоих детей, то вряд ли стоит ожидать, что их что-то сподвигнет родить третьего ребенка. Никакими деньгами, никакими пряниками это сделать невозможно, нужно менять их установку", – добавила Любовь Ерофеева.

А вот попав в частные дома, американцы начали быстро воспроизводиться, и уровень рождаемости дошел до 3%. То есть три ребенка у каждой женщины. И пока в России большинство населения стремится в крупные города, у нас будет ситуация с падением рождаемости. Именно в малых городах необходимо строить жилье для семей. 

"Наш тезис: малоэтажность равно многодетность, а многоэтажность равно малодетность. Это совершенно четкая зависимость. И здесь решение – программа "развивающийся дом". Не просто малоэтажное, но еще и деревянное, дешевое строительство, которое позволяет на стартовом этапе молодой семье получить 40 метров, а потом в генплан этого дома заложено дальнейшее расширение по мере увеличения членов семьи", – отметил Чесноков.

В этом нет ничего нового. Может быть кто-то помнит, что в деревенских домах ранее для подростков уже делали пристройки со своим входом. Но демография – это не только потраченные деньги, это еще и культура. И влияние общества. Именно из-за этого мы не можем вернуть на родину практически 20 миллионов русских из других стран. Мало того, что государство в отличие от Израиля, скажем так, ставит препоны для возвращения. Но не это главное. Главное, что люди должны приезжать и получать помощь от местного общества.

Фото: © Известия/Павел Кассин

"Около 3 млн русских немцев, которые рассматривают потенциально вопрос о переезде в Россию. В целом потенциал около 20 млн – в основном в странах СНГ. И потенциал большой. Другой вопрос, что эта программа нуждается в общественном сопровождении, о чем недавно на ВЭФ сказал президент. Нужно к решению демографической проблемы привлекать общественность, некоммерческие структуры, потому что общественность лучше чувствует болевые точки граждан. Ту же программу переселенцев нужно дополнять общественными центрами содействия переселению соотечественников. Нужно, чтобы сообщества помогали людям переезжать, потому что люди переезжают туда, где они видят конкретный пример человека, который уже неплохо устроился. Этот человек им сможет объяснить какие-то нюансы. При таких условиях переселение будет идти совершенно иначе", – уверен Чесноков.

Я могу еще долго приводить тезисы за и против рождаемости. Это действительно не только важный, но и очень непростой вопрос. Можно сослаться на опыт Франции, где за 15 лет добились того, что рождаемость там 2%. Правда не нужно забывать, что гражданами Франции являются также и часть жителей Африки. И, думаю, именно оттуда такие цифры. Можно рассказать о вложениях на Сахалине, где такие же цифры мы получили за пять лет, и вообще без мигрантов, просто вкладывая в семьи. Не только по материнскому капиталу. Но не будем про это.

Теперь к второй части вопроса - почему? После плохих жилищных условий и нехватки денег, женщины говорят, что не хотят рожать, потому что их детей заберут на фронт или случится ядерная война – таких 38%. Другие, что ребенок уже есть. Потом, что они слишком стары, им больше 35 лет. Ну, конечно, ведь врачи говорят им, что чем позже родишь, тем больше будет дефектов у ребенка. То есть мы видим, что большая часть женщин просто не хотят рожать. Они приведут вам огромное количество причин, из которых можно понять: они не хотят. Они хотят пожить сами, хорошо пожить. 

Вот еще одно исследование. Людей спросили: что должно быть у богатого человека? Элитная недвижимость, свой бизнес, дорогой автомобиль, бриллианты, личный водитель, путешествия, известность. И никто не сказал: дети. Богатство и дети – они больше не совместимы, и здесь мы сделаем другой вывод. Люди не хотят рожать, потому что дети мешают им богатеть. Или хотя бы стремиться к богатству. Дети мешают нашим людям жить. Не ядерная война, не маленькие квартиры. Дети мешают людям наслаждаться бытом: желать, получать, тратить. Вот истинная причина нежелания детей. Мы так подсели на потребление, что решили избавиться от любви, от тревог, от заботы, от гордости. Так и давайте скажем прямо: мы не хотим детей, потому что они мешают нам получать блага. Не знаю, сколько сможет просуществовать наше общество. Но точно, что никто не будет о нем вспоминать. Некому будет вспоминать. 

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1144290 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1144290')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1144290', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1144290', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1144290(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1144290(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })