window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
08 сентября 2023, 18:00

Слишком много букв: что не так со списком ЕГЭ по литературе

Добров объяснил, почему российские школьники перестали читать литературу
Андрей Добров – о школьной программе литературы.
Фото: © РИА Новости/Кирилл Каллиников
Читать ren.tv в

В августе 1762 года в городе Глупове происходило необычное движение по случаю прибытия нового градоначальника, Дементия Варламовича Брудастого. Проблема была в том, что у приехавшего чиновника в голове был органчик, который мог произносить только слова "разорю" и "не потерплю". Это часть книги "История одного города" Салтыкова-Щедрина. Остроумный либеральный писатель-западник резко обличал государственную власть. Теперь она входит в список книг для ЕГЭ по литературе – государственного ЕГЭ, утвержденного властью, Министерством просвещения, Рособрнадзором. Интересно, как там вообще составляли этот список? Это только одна из книг обязательного списка, которая совершенно разрушает чувство патриотизма. А ведь мы хотим воспитывать у школьников патриотизм? Нет?

В ЕГЭ по литературе не будет Пушкина, Гоголя, Лермонтова. А что будет? Начнем с главного. Уроки литературы в школе были придуманы как не учебный, а как идеологический инструмент. В 1853 году уроки словесности уже были обозначены как предмет для гуманитарной, социокультурной адаптации учащегося. Что такое социокультурная адаптация в XIX веке? Самодержавие, православие, народность. А после революции? Справедливость борьбы пролетариата против самодержавия. А потом? Строительство самого справедливого советского общества. Чистая политика! Эти уроки цементировали основу будущего человека. 

"Нужно помнить, что в советское время значительную часть этой программы занимали все-таки не произведения классики, а советской литературы. То есть куда более идейно выправленные, идеологически правильные, проверенные. Поэтому туда вошел Фадеев, Фурманов, Максим Горький, конечно. И творчество советских писателей подавалось как высшая стадия развития литературы как таковой. То есть Горький – наш советский Толстой. Причем в его творчестве русская литература достигла невероятных вершин. Потому что если Толстой или Достоевский только критиковали мрачную действительность, разоблачали ее, показывали на язвы общества, то в творчестве Горького, Фадеева, Шолохова можно найти и положительные примеры, идеалы, – в соответствии, конечно, с большевистской идеологией, с учением партии, Ленина, Сталина", – рассказал литературовед, преподаватель литературы лицея НИУ ВШЭ Михаил Павловец.

Но в 1993-м по ельцинской Конституции у нас была просто запрещена идеология. При этом общество все еще было воспитано на социализме, а элита хотела капитализма. Но элиты были малообразованными: мало кто там понимал, что новой капиталистической жизни надо начать учить прямо в школах, чтобы воспитать других людей. Каких-то новых. А каких новых? Тех, кто верит в одну простую мысль – заработай много денег и живи как хочешь? Или наоборот – ты никогда не заработаешь много денег и всю жизнь будешь исполнять волю новых хозяев? Школу бросили, если честно. Школьное руководство пыталось сохранять социалистическую программу, разбавляя ее бывшей запрещенкой – Солженицыным, Замятиным, Буниным и так далее. А главное, вообще количество литературы стало такое, что при трех уроках литературы в неделю нынешние школьники просто не в силах будут действительно ее прочитать. Прочитать, обсудить, понять. Поэтому литературу никто не читает.

Фото: © РИА Новости/Стрингер

"Слово чтение, применительно к художественной литературе, просто полностью отсутствует. Художественные произведения теперь не читают, а проходят. Что это значит? Если ты у себя найдешь несколько десятков часов и прочтешь "Войну и мир", ты же не будешь знать, о чем тебя спросят. Ты не будешь знать, что тебе нужно знать об этом романе. Гораздо проще открыть сайт кратких пересказов или взять учебник, прочитать краткий пересказ этого произведения, потом послушать рассказ учителя – и в общем, можно сказать, что ты "прошел" это произведение", – пояснил Павловец.

Посмотрите, какое в интернете количество сайтов с кратким изложением книг, какова их аудитория, и вы все поймете. Никто ничего не читает уже давно. Именно поэтому Минпросвещения изъяло такое количество книг из ЕГЭ. Всю эту литературу все равно будут сдавать в 9-м классе, а загружать учеников всей литературой со времен "Слова о полку Игореве", плюс всю литературу за три последних класса: второй половины XIX, XX и даже нынешнего XXI веков… Вот и простой пример, как составлялся список ЕГЭ. Но тут встает вопрос. Государство сейчас хочет воспитать школьников как патриотов Родины, но смотрим список. Тут мы видим, например, Гончарова: "Обломов" – про русского дворянина, который всю жизнь лежит на диване. Некрасов: "Кому на Руси жить хорошо"? Никому. Потому что социалист Некрасов именно про это и писал – как задыхается Россия от государства. Так себе был социалист, но все-таки. Интеллигенция конца XIX и начала XX века была очень либеральной, левой. Своими книгами они толкали революцию в спину. Давай, давай. А потом революция пришла и за ними.

А вот книги из 90-х: "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына. Сложный был человек. Но просто один факт: Солженицын утверждал, что советская власть уничтожила в лагерях 60 миллионов человек. То есть практически половину своего населения. Почему? Власть потому что плохая. Одни кровавые маньяки. Историки, кстати, такую цифру отрицают. Был бы жив Солженицын, ему бы уже дали звание иноагента, но он скончался. А его книги про плохую власть мы читаем. Так же, как и рассказы Шаламова про лагеря. Довлатова, который так же не любил советскую власть. Тут есть Стругацкие. Непонятно, какие: ранние Стругацкие были за Советы, а поздние – против.

Фото: © ТАСС/Сергей Фадеичев

"Этот список требует очень большой чистки. Но так получается, что в этот список тащат свои производители самые разные политические силы, носители самых разных идеологий. Очевидно, что "Как закалялась сталь" крайне неуважительна к русскому духовенству, русскому купечеству, буржуазии. Явно, что "Как закалялась сталь" принесли в этот список сторонники коммунистической идеологии. Очевидно, что творчество Солженицына внесли люди, разделяющие консервативные, может, даже монархические ценности. Очевидно, антикоммунистические, антибольшевистские. Или, например, Булгаков, который сам был монархистом – у него были очень сложные взгляды на советскую власть. Но каким образом эти разные произведения можно объединить в одно и превратить в инструмент воспитания или, точнее, индоктринации. Только одним способом – если их не будут читать. В принципе, это было отработано в советское время. Не надо читать книжку. Главное знать, как ее понимать", – считает Михаил Павловец.

То есть оказывается, что дело не в том, что сам список странный. И даже не в том, что его и читать никто не будет, просто ознакомятся с кратким содержанием. Главное, что всё ложится на учителя – на человека со сломанной судьбой. На тех, кто воспитывался при социализме, а жизнь прожил при капитализме. Речь о нас с вами, о тех, кто пережил крушение не страны, но и собственной судьбы. На разнополярных людей, да еще и попавших в новый слом мира. 

А теперь про тех, кто не вошел в список, про литераторов "золотого века", которых будут все так же учить в школе, без ЕГЭ. Я пролистал недавно учебники 9-го класса по литературе и истории. И просто ужаснулся. Государственные учебники. Правда, непонятно, там вообще кто-то их читал? Вот вам Гоголь. Что про него написано? Что родился он на Украине. И всю жизнь любил Украину, потому что там свобода, не то, что в России. Люди там другие, мягкие, общительные. А эти два русских мужика, которые спорят, доедет ли колесо до Казани. Гоголь, написано в учебнике, всю жизнь пронес любовь к Украине. А про Россию там ничего. Я не знаю, наверное, эти тексты были написаны еще во время СССР, когда Украина была частью Советского Союза. И у каждой советской республики были свои знаменитые писатели. Просто идеальные люди. В реальности Гоголь… в настоящей реальности, Гоголь очень быстро понял, что ему нужна российская известность. Мало того, он не видел Украину без России, почитайте того же "Тараса Бульбу". Он был русским писателем. Да, поначалу друзья называли его хохлом, но закончил он тем, что хотел научить Россию жить в гармонии с Богом. И Украина для него была МалоРоссией. Не маленькой Россией, как твердят нам сейчас идеологи из Киева. А началом страны, Малой Россией, еще без будущих расширений и завоеваний. Но этого нет в учебниках. Школьников будут учить про какого-то совершенно другого украинского Гоголя. 

Фото: © ТАСС/Сергей Бобылев

Во всем этом радует только то, что школьники сдадут Гоголя в 9-м, прочитав краткий пересказ, а потом вообще забудут. Его нет в ЕГЭ. Он останется для них персонажем из фантастических сериалов. Про русалок и ведьм. В общем, надо что-то делать с литературой. Сейчас она перестала быть связующим звеном между прошлым и будущим. Но вот если мы запретим литературу, будем сажать в тюрьму за каждую книгу… Я думаю, подпольно молодые люди наконец начнут читать. И откроют для себя величие и древность, мощь и силу России. И даже станут патриотами.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1139774 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1139774')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1139774', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1139774', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1139774(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1139774(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })