window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
25 августа 2023, 16:26

Центробанк "отрубил хвост": о чем говорит двузначная ключевая ставка

Добров объяснил, зачем Центробанк "отрубил хвост" поднятием ставки
Андрей Добров – о причинах и последствиях резкого повышения ставки.
Фото: © Известия/Александр Казаков
Читать ren.tv в

Неожиданное повышение ЦБ ключевой ставки с 8,5 до 12% вызвал у многих некоторое недоумение. Почему вдруг? Стандартный ответ СМИ: так для рубля будет лучше. Возможно. И все? Я не экономист, поэтому давайте просто посмотрим, что произошло. Почему налоговая ставка так скакнула? И главное – надолго ли? Ведь высокая ставка – это большие кредиты, а большие кредиты – это смерть малому и среднему бизнесу.

После начала СВО, после введения западных санкций, после закрытия нам счетов в Европе и США начался массовый вывод капитала из России. Именно тогда, в феврале, Центробанк и правительство сделали так, что наша экономика сумела это быстро пережить. Центробанк поднял ключевую ставку до 20%. Путин ограничил вывоз капитала до 10 тысяч долларов на человека. Плюс 80% валютной выручки компании должны были продавать. И когда Байден говорил, что наша экономика разорвана в клочья, доллар стоит двести рублей, в реальности цена доллара снизилась до 55.

Влияют ли как-то геополитические истории на реагирование ЦБ? Конечно, но не всегда. Сначала посмотрим на историю курса ЦБ.

Наименьшая ключевая ставка ЦБ была введена во второй половине 2020-го и составляла 4,25%. Потом ЦБ начал ее очень аккуратно поднимать: к началу СВО ставка была уже 9,5%. Первый большой скачок был в феврале – ставка дошла до 20%. Однако этот скачок был подготовлен на уровне правительства.

"В 2022 году банк России, в целом наши финансовые власти действительно подошли к решению вопроса комплексно. Резко повысили процентную ставку, но в дополнение к процентной ставке были введены валютные ограничения. В то же время были введены послабления для участников финансового рынка. И в совокупности все эти меры позволили гораздо более острую ситуацию пройти более гладко, нежели чем летом 2023 года", – объяснил экономист Лазарь Бадалов.

Уже в апреле 2022 года начался процесс снижения ключевой ставки. За два месяца она дошла до 17%, потом 14%, потом 11%. В июне – до 9,5%. Осенью 2022 года она составила 7,5%, повторив уровень ноября 2021-го. И только 15 августа ЦБ снова поднял ее к 12%. 

Если повышение ставки в феврале 2022-го было понятно – это геополитика, это давление Запада на Россию, то что произошло в августе нынешнего 2023-го, когда, казалось, импорт и экспорт вроде как наладились. Случилось вот что.

"Плавное ослабление к 100 рублям за доллар приводило бы к незначительному росту инфляции. Но в августе мы увидели ослабление рубля с ускорением. С начала августа и до пиков рубль ослаб сразу на 7%, причем в первую очередь сработал фактор слабого торгового баланса. Сезонный фактор снижения поставок энергоносителей за рубеж и резкого роста импорта. То есть импорт показал многомесячные максимумы, спрос на иностранную валюту резко вырос, он не мог был обеспечен теми долларами, евро, юанями, которые поступают от экспортеров. Здесь уже подключились биржевые спекулянты, которые видя слабеющий рубль, стали открывать позиции на продажу рубля, покупку иностранной валюты в виде раскручивания инфляционных процессов. Если бы не вмешался регулятор, то рубль и дальше продолжал бы слабеть с ускорением. Этого нельзя было допустить", – отмечает эксперт по фондовому рынку "БКС Мир инвестиций" Евгений Миронюк.

Фото: © Известия/Александр Казаков

У специалистов разные оценки того, что о повышении ставки было объявлено именно на экстренном заседании.

"На самом деле такое резкое изменение ставки – тоже шок для экономики, Центробанку достаточно сложно балансировать и находить оптимальное значение ключевой ставки, потому что чем выше ставка, тем большее давление оказывается на население и бизнес. В этом случае снижаются объемы кредитования: какой бизнес будет кредитоваться под условные 20%, отработать эти кредиты достаточно сложно. Поэтому каждый раз, когда случается какой-то шок, Центральный банк не может вот так брать и увеличивать ставку очень резко", – считает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Олег Чередниченко.

Эксперты говорят, что Центробанк был поставлен перед выбором: резать хвост кусочками, начиная с начала лета, или отрубить. Выбрали отрубить.

"Если бы ЦБ начал с июня, скажем так, муссировать эту ситуацию, нагонять страх на экономику, на обычных людей, то элементарно люди, опасаясь нового витка инфляции, стали бы скупать все. Если бы ЦБ начал наводить панику, в этом случае процесс был бы неуправляемый. А тот подход, который реализован был, когда говорили, что "все нормально-нормально", затем собрано экстренное совещание, в результате чего ключевая ставка резко увеличилась, и последствием увеличения ставки было то, что мы наблюдаем сейчас", – добавил Чередниченко.

Фото: © Известия/Зураб Джавахадзе

Правительство не стало вводить такие же меры по продаже валюты внутри страны и по запрету перевода денег. Никаких указов, просто поговорят с некоторыми компаниями. В первую очередь это компании, продающие удобрения. Похоже, что именно они решили не продавать валютную выручку государству, потому что этот указ уже как бы отменили. Это при том, что многие западные СМИ с ужасом пишут, что Россия теперь отняла первые места продажи удобрений у Германии, которой просто не хватает газа.

"Спустя несколько дней после решения Центробанка было принято решение правительства, что экспортеры будут продавать большую часть экспортной выручки на внутреннем рынке, но это не будет регулироваться специальной нормой – 50 или 80% от выручки, а будет регулироваться по договоренности с конкретными экспортерами. В первую очередь речь шла о тех, кто экспортирует удобрения, потому что весь нефтегазовый сектор и так продает большую часть выручки, в том числе для уплаты налогов", – добавил Миронюк.

Конечно, 12% ключевой ставки – это снова слишком большая история для местного бизнеса, однако мы видим, что резкие поднятия ставки длятся не настолько долго.

"Я думаю, что дальнейшее повышение ставки нецелесообразно и оно скорее всего не произойдет, хотя Центральный Банк на возможность такого повышения. Я думаю, что здесь достаточно много лоббистов и в бизнесе, и в правительстве, которые постараются сделать так, чтобы ЦБ этого не делал, потому что дальше это уже колоссальный удар по экономике. Мы можем получить в конце года ситуацию, похожую на стагфляцию. То есть высокая инфляция и остановка экономики, даже падение экономики из-за чудовищных условий кредитования. Я думаю, что никто этого допускать не хочет. И рынок не ожидает сохранения двухзначной ставки в будущем надолго. Ожидается, что через какое-то время будет нормализована денежно-кредитная политика и ставка пойдет вниз", – говорит финансист, член президиума Совета по внешней и оборонной политике Александр Лосев.

Вот, если коротко, мы показали, почему ЦБ решил поднять налоговую ставку. И как долго она может оставаться таковой.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1135403 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1135403')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1135403', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1135403', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1135403(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1135403(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })