window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
07 августа 2023, 13:10

Гореть будет всегда: природа и масштабные пожары в России

Андрей Добров – о причинах лесных пожаров в России.
лесные пожары в России
Фото: © РИА Новости/Наталья Горшкова
Читать ren.tv в

Лесные пожары этим летом снова бьют рекорды. Если пламя угрожает поселкам и городам, то, конечно, их надо спасать, надо тушить. А если горит тайга где-то далеко от населенных пунктов? Надо ли рисковать жизнями пожарных и волонтеров? Почему раньше никто не пытался потушить тайгу целые сотни лет? Откуда вообще несется теперь этот крик, мол, Россия не может потушить пожары?

Берем любое сообщение этим летом от федеральной Авиалесохраны и видим, что только за эту неделю в 42 регионах страны потушено 556 лесных пожаров, что десантники потушили труднодоступный пожар на Чукотке, в Якутии и так далее. Конечно, когда лесной огонь уничтожает деревни, это ужасное зрелище, и все наши молитвы с пожарными. СМИ очень часто показывают нам кадры, как люди тушат лес. Но мы вообще что-то знаем про лесные пожары? Откуда они? Как они возникают?

Лесное хозяйство делит пожары на две категории. Человеческий и природный. Если разделить пожары на три части, весенний, летний и осенний, то весной и осенью пожары происходят по вине человека.

"Это и так называемые переходы огня из земельных категорий на лесной фонд, а также палы сухой травы, а также неосторожное обращение наших граждан в лесу и рядом с лесными массивами. То есть в весенний период порядка 90–100% возникает все-таки в результате действий человека", – заявил начальник Федеральной диспетчерской службы лесного хозяйства Кирилл Провин.

А вот летом пожары возникают из-за грозовых фронтов, попадания молний, особенно в труднодоступных районах. И эти пожары летом составляют, по мнению специалистов, 65% общих пожаров. Осенью снова вступает человеческий фактор, а природный уменьшается до 20%.

"Лесохрана 24 на 7 тушит лесные пожары в летние, весенние, осенние периоды. В течение пожароопасного сезона все сотрудники лесохраны, которые занимаются, порядка 3500 человек, более 200 единиц техники", – добавил Кирилл Провин.

То есть сейчас, летом, пожарные сталкиваются с огнем, который возник природно. А значит, и все предыдущие годы тайга так же горела. Но дело в том, что статистика по лесным пожарам в СССР велась только с 1969-го. Сколько до того времени было лесных пожаров, мы не знаем. Есть информация, что выгорали целые села. Что еще в XIX веке вышло несколько учебников, как тушить такие пожары. Пожары или палы в Сибири в 1915 году разбирались учеными с тревогой. Заканчивалась статья об этом так.

"Какую бы мы ни взяли работу по Сибири, мы везде находим упоминание о палах, и, по-видимому, сколько ни раздавалось бы воплей со стороны путешественников, исследователей, ученых, пожары умерят свою силу только тогда, когда вообще на территории Сибири почувствуется массовый недостаток леса", – говорится в материалах "Известий" Восточно-Сибирского отдела русского географического общества за 1924 год.

Но сибирский или дальневосточный лес не исчез, хотя пожары происходят каждый год. Мало того, у нас есть карта пожаров начиная с первого года XXI века. И мы видим, что лес горит на юге Сибири и на Дальнем Востоке. Именно там. А вот в европейской части России лес так не горит. Мало того, начиная с 69-го мы можем предметно сравнить их.

Фото: © РИА Новости/Наталья Горшкова

"Стало ли пожаров больше? Нет, пожары остались на том же самом уровне, но есть климатические явления, и это очень сильно влияет. И география пожаров меняется", – говорит заведующий отделом лесной пирологии и охраны лесов от пожаров ВНИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства Николай Коршунов.

Уровень пожаров на Дальнем Востоке и в Сибири не изменился, но сместилось их география? Специалисты говорят, что это понятно, если учитывать антропогенный, то есть человеческий фактор. Начиная с 30-х и далее до 80-х человек вырубал тайгу, строил дороги, ставил ЛЭП и так далее. Но если говорить про летние природные причины пожара, то они как были так и остались. Молния. Дерево. Пожар. Мало того, непонятно, почему у нас именно в последнее время так много говорят про пожары, потому что и человеческий фактор стал, скажем так, слабее.

"За последние 30 лет хозяйственное воздействие на тайгу несколько уменьшилось. Более того, есть общепланетная урбанизация, есть отток людей из сельской местности в города. Поэтому в целом по некоторым регионам страны и в Сибири, на Дальнем Востоке мы наблюдаем даже некоторое снижение числа пожаров", – добавил Николай Коршунов.

Если посмотреть на карту, то видно, что часть пожаров вообще находится в местах с наименьшим количеством людей. В Центральной России жгут траву, разводят костры, но тут никаких таких вот лесных пожаров. Почему? Далее. Разбираясь с лесными пожарами надо знать, какие они.

Пожары бывают трех видов: низовой, верховой и торфяной. 95% лесных пожаров являются низовыми. Они распространяются по лесной подстилке и нижним ярусам растительности. Деревья обычно не повреждаются, если низовой пожар не превращается в верховой. При низовом пожаре погибает напочвенный покров и подрост, повреждаются корни и нижние части стволов.

Фото: © РИА Новости/Виталий Белоусов

Главным деревом Сибири является лиственница, а она давно приспособилась к пожарам.

"Дерево приспособилось к тому, что у него очень толстая кора, которая при пожаре, при низовом пожаре не даёт повреждать саму древесину. Кроме того, сама древесина лиственницы - очень плотная и смолянистая. Бывают трещины все равно при пожарах, при интенсивных пожарах, возможно прогорание где-то коры. И она сама себя залечивает, можно так сказать, выделяя сок соответствующий, затягивая смолами, которые содержат соответственно специфические вещества, которые не дают вредителям попадать и также прекращают гниение", - рассказал Виталий Акбердин, заслуженный лесовод РФ, директор ФБУ "Рослесозащита".

Мало того, семена лиственницы любят гарь, потому что почва на гари обогащена азотом, фосфором и другими биогенными элементами. Их называют пирофитными семенами, то есть любящими огонь, потому что пожары убирают густоту леса и провоцируют рост молодой поросли именно лиственницы.

То есть, если ты не ученый, не специалист по пожарам, ты просто не можешь понять: тушить пожары все или только те, которые угрожают человеку и его постройкам. А какие угрожают? И какие, наоборот, работают на вырост леса? 11 апреля 2013 года на Госсовете была озвучена цифра: численность работников лесохраны сократилась в пять раз: было 79 тысяч человек лесников, а теперь стало 17 тысяч. 

Несомненно, каждый спасенный от лесного пожара дом, каждый спасенный человек – это благо, это важно. Правда. Но мы должны понимать, что гореть будет всегда. Не потому, что Россия не справляется с пожарами. Она справляется с ними не хуже США или Канады. Просто мы, говоря, что человек является венцом жизни, забываем, что у природы своя жизнь, которая не обязательно совпадает с мнением венца.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1130461 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1130461')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1130461', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1130461', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1130461(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1130461(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })