window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
15 июня 2023, 20:39

Тает мерзлота: реальные угрозы глобального потепления

Андрей Добров – о проблемах, которые стоят перед человечеством.
Фото: © REUTERS/Martin Acosta
Читать ren.tv в

Государство готовится к процессу таяния мерзлоты: на днях было объявлено о создании единой системы мониторинга многолетней мерзлоты, она будет фиксировать процессы деградации. А деградация будет, даже если мы все перестанем дышать, а коровы – испускать газы. Недавно Научный совет РАН признал работу докторов наук Сыроваткина и Безрукова: глобальное потепление вовсе не связано с человеческим фактором. 

Главное – это вынос из недр изотопа калия. Так что борьба с нефтью, углем и коровами, все это стремление пересесть на ветряки было просто обманом. Что интересно, выводы были сделаны после эмиграции из России главных либеральных сторонников теории потепления из-за человеческого фактора. Типа Чубайса. Мы позже еще вернемся к этой теме, но факт важный, потому что таяние мерзлоты идет именно из-за вот этого потепления, из-за большого количества углекислого газа. Для начала, что такое вечная мерзлота?

Вечная мерзлота – это грунт, температура которого который постоянно остаются ниже 0°C. Может включать в себя поверхностный слой почвы. Но в целом мерзлота состоит из смеси льда, почвы, песка и камня. 11% поверхности планеты составляет вечная мерзлота: Аляска, Гренландия, Канада и Сибирь. В России площадь вечной мерзлоты достигает почти 65% территории, около 15 городов построены там: Якутск, Норильск, Воркута, Нарьян-Мар, Анадырь и другие.

Города на вечной мерзлоте строили в Советском Союзе правильно. Забивали сваи, которые смерзались с грунтом, а потом дом. Но оттаивание мерзлоты – этого никто не ожидал. А теперь, как скоро это произойдет. Из-за отмерзания почва уходит из-под ног в прямом смысле. Данные далекого 2019-го: север Сибири опустится на 20 м. На приморских равнинах Чукотки за последние семь лет она опустилась на 15 см.

 25% северных городов России подвергнется разрушительному влиянию мерзлоты к 2050-му году, то есть всего через 27 лет. Но процесс уже идет.

"Возникнет угроза разрушения зданий. Некоторые здания уже рушатся, там возникают трещины, там изменяется нагрузка – либо рушится, либо приходит в аварийное состояние. На вечной мерзлоте это же не только здания, это и дороги, и трубопроводы, поэтому все вот эти конструкции буду под угрозой. Железные дороги, автомобильные дороги, ну в общем проблема серьезная", – рассказал заведующий лабораторией климатологии Института географии РАН Владимир Семенов.

По оценкам сотрудников географического факультета МГУ, в некоторых поселениях до 99% зданий находятся в аварийном состоянии. В Норильске речь идет о 50–70% частично деформированных зданий. Да, современные технологии позволяют строить новые дома и в условиях тающей мерзлоты. Но ведь это современные. А когда были построены эти города, проложены трубопроводы, дороги? Первый звонок прозвенел еще в 2020-м: помните катастрофу с дизелем в Норильском никеле? Сваи хранилища опирались на породы вечной мерзлоты – она подтаяла, хранилище перекосилось и дало трещину, более 21 тысячи тонн дизельного топлива пролилось в почву и воду реки. Миллиарды рублей убытка. И это – всего одна авария. Итак, это одна из новостных проблем будущего. Теперь к другим.

Таяние вечной мерзлоты приведет к тому, что огромные территории покроются болотами. Это еще не так ужасно, но мы забываем, что когда-то это действительно были места обитания животных. То есть это огромные запасы углерода. В вечной мерзлоте содержится полтора или больше миллиарда тонн углерода, что в восемь раз превышает его современное содержание в атмосфере. И каждый год сейчас при таянии в атмосферу попадает один млрд тонн. Но кроме того, в вечной мерзлоте есть скотомогильники, они тоже оттаивают. Эпидемии сибирской язвы уже в этом веке эксперты связывают именно с этим.

"Скотомогильники и захоронения – это действительно проблема, которая становится актуальной и видимой прямо невооруженным глазом. Потому что вспышки сибирской язвы, от которой был массовый падеж скота в Сибири в конце XIX-го века, в начале XX-го века и далее", – добавил Семенов.

Также это огромные территории, где заморожены древние бактерии и вирусы. Именно что заморожены, но при потеплении они оживают. Ведущий научный сотрудник НИЦ "Курчатовский институт" Зоригто Намсараев говорит, что, например, мир может столкнуться с древними вирусами.

"Учеными было показано, что если, например, взять образец животного, которое находилось длительное время в многолетних мерзлых породах, то оттуда можно выделить живые вирусы. И сейчас последняя датировка того, сколько вирус может находиться в клетке и не терять своей жизнеспособности, – 48 тысяч лет", – заявил Намсараев.

Правда, Намсараев утверждает, что никто не знает, как столкновения с микробами и вирусами допотопного прошлого скажутся на человечестве. Одни говорят, кто коронавирус покажется игрушкой. Другие – что ничего страшного, человечество уже адаптировалось к этим вирусам в прошлом и даже их не заметит. Хорошо бы что так. Но как ни странно, возвращение микробов при обилии углеродных останков тоже может усилить процесс потепления.

"Если происходит оттаивание многолетних мерзлых пород, сразу же этот углерод начинает подвергаться воздействию микроорганизмов. Они начинают с радостью этот углерод поедать и выделять углекислый газ из почв в атмосферу. Сразу же получается на протяжении короткого периода, – с геологической точки зрения, этот углерод начинает поступать, и это начинает воздействовать на глобальную экосистему, не в самую лучшую сторону", – добавил Намсараев.

Также, говорит этот ученый, надо понимать еще одну опасность. Потепление растапливает и замерший метан на дне моря. А метан хуже, чем углерод в 80 раз. То есть одно цепляется за другое. Поэтому мы сейчас говорим, что проблемы начнутся в 2050-м году. Но возможно, что процесс пойдет быстрее. Намного быстрее.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1112907 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1112907')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1112907', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1112907', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1112907(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1112907(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })