window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
17 марта 2023, 20:25

Новая модель экономики: что это значит для российского бизнеса

Добров объяснил, с чем связан переход России к новой экономической модели
Андрей Добров – о новых реалиях бизнеса в России.
Новая модель экономики: что это значит для российского бизнеса
Фото: © Сергей Бобылев/ТАСС
Читать ren.tv в

Когда президент появился перед членами РСПП, уже было понятно, что разговор будет не из легких. Недаром еще до того 17 человек попросились из союза промышленников и предпринимателей. Мол, на пенсию пора, и все такое. А главное в том, что российский бизнес тридцать лет пытался зайти в Европу, вкладывал деньги если не в промышленность, то точно в квартиры и виллы, футбольные клубы, отправлял своих детей туда на работу. И вот Путин говорит одну фразу. Я бы сказал – загадочную.

"Сейчас в силу известных обстоятельств, в особенности, когда российская экономика обретает принципиальное качество, начинает развиваться по новой модели, о чем было сказано недавно и в послании Федеральному собранию", – заявил глава государства.

Я же не как многие из вас. Я много лет стараюсь следить за всем, что говорит президент, просто потому, что такие термины, как "новая экономическая модель", звучат не просто так. Но я не помню, чтобы при обсуждении послания Федеральному собранию упоминалась эта новая модель. Идем в текст выступления. Точно! Он говорил про новую модель, действительно. Но только все же обсуждали тогда выход из СНВ-3, причины украинского конфликта, возвращение образования в прежнее русло. А про новую модель экономики как-то... отметили, но и только. Торговать с Востоком и делиться со страной. В этом не было сейчас ничего нового. И вот проходит месяц, и уже перед главным бизнесом страны Путин снова говорит о новой модели экономики. Причем подробно. Хотя начал свою речь президент довольно просто. Рассказал, что все у нас неплохо, не так, как нам сулили недоброжелатели. Про то, что инфляция у нас будет ниже, чем на Западе, что наш бизнес быстро подхватил оставленные Западом ниши. А потом сказал одну важную вещь. 

"Я прекрасно понимаю те угрозы, которые имеют место быть, и то, на что указывают недоброжелатели, говоря о том, что в среднесрочной перспективе у России возникнут проблемы. Да это такая угроза, которую мы должны иметь в виду, но я абсолютно убежден, что мы ее преодолеем, потому что это среднесрочная перспектива. И призываю вас не ждать, когда наступят эти негативные последствия этой среднесрочной перспективы. Чтобы этого не наступило, действовать нужно прямо сейчас, но в этой аудитории понимают, о чем я говорю, и уверен, так и будут работать", – добавил президент.

Почему я говорю, что это важная вещь? Нет, Путин не говорит бизнесу, как работать. Он говорит: чтобы избежать проблем, бизнес должен сам начать трудиться прямо сейчас. Не приходить с обиженным лицом к правительству, требуя денег или преференций. А сам. Мы люди осторожные, и нам всегда казалось, что российское государство являлось как бы бенефициаром всех компаний, даже тех, кто старался не платить налоги и выводил деньги в офшоры. Но когда наступал совсем край, то крупные начальники всегда могли договориться с членами кабинета министров о помощи. Вспомним, как при Медведеве в 2008-м спасали банки от краха, вкачивая в них деньги. Вспомним, как в начале пандемии спасали весь крупный бизнес. Но тут мы видим, что государство будет помогать только тем, кто не просто получает, но и тратит деньги внутри страны. Не на западные машины и шмотки, а на важные для общества дела. Остальным придется самостоятельно вгрызаться в проблемы.

Фото: © РИА Новости/Алексей Майшев

"Нам важен бизнес, который заботится о трудовых коллективах, о своих сотрудниках, создает комфортные условия для работы и инвестирует в развитие знаний и навыков специалистов, уделяет особое внимание семьям, детям, хорошо понимает, что благополучие семьи – это основа демографического развития, роста рождаемости, продолжительности жизни. В конечном итоге это снижает издержки компании, если уж сказать примитивно, и улучшает условия деятельности, ведет к большим и лучшим результатам, – пояснил Путин и продолжил. – Не прячет активы в офшорах, а реализует, регистрирует компании здесь, в нашей стране. Не попадает в зависимость от чужих властей. Мы же со многими здесь многие годы знакомы, и часто очень слышал: "Ну, там надежнее". А теперь?"

Я читал уже после выступления разные статьи. И корреспонденты говорили, мол, новая модель экономики – это фактически смена доллара на юань. Были такие, кто просто повторял слова Путина, не особо задумываясь. Но дело в том, что государственное управление – это не просто набор слов. Если президент говорит о новой модели, о другом выстраивании экономики, это означает прописанные новые требования. То есть экономические власти страны, судя по всему, скоро должны будут обозначить, как компании будут вести свой бизнес, как по-новому пойдут денежные потоки, перекрыть все оставшиеся способы вывода денег в недружественные страны, как и куда вкладывать в импортозамещение. То есть доведет довольно уже старую идею национализации нашего бизнеса до реальной формы. Вот почему топ-менеджеры уходили с заседания РСПП такие озабоченные. Они начали понимать, что прежний гламур кончился. 

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1085766 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1085766')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1085766', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1085766', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1085766(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1085766(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })