window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
11 марта 2023, 15:06

Если гикнется Android: что делать России без западного софта

Андрей Добров – о проблемах импортозамещения ПО.
Если гикнется Android: что делать России без западного софта
Фото: © unsplash.com/Headway
Читать ren.tv в

Что делать, если ваши телефоны и компьютеры перестанут работать? Утром захотели узнать новости из телефона, а он не работает. Заходите в компьютер, а он не включается. Телевизор молчит. Если у вас умный дом, он не отвечает. Вас всем этим уже пугали? Не включается свет. Не работают трамваи. Вся умная инфраструктура города отключена. Когда после такого отключения начнутся волнения в народе? Думаю, дней через семь.

И телефон, и компьютер, и холодильник – все это западные товары. Конечно, огромное количество западных компаний, если и ушли из России, до сих пор не отключили, например, свои обновления. Но Android, который стоит на большинстве смартфонов, принадлежит американской компании Google. Все айфоны работают от американской компании Apple. Почти все компьютеры – на базе американской Windows. Мы просто окружены программами, сделанными в Америке.

Понятно, что, хотя наши бизнесмены считают Россию очень маленьким рынком, на самом деле он большой, потому что ни одна из этих американских компаний пока что не готова его потерять. Однако мы видим, что бизнес сейчас подчиняется политике. И поэтому даже такие гиганты в какой-то момент могут отключить весь свой софт по приказу Вашингтона.

"Некоторые российские компании использовали программное обеспечение, которое теперь запрещено для лицензирования законом об экспортном контроле США. И есть разница между обычными санкциями, из-за которых компании не могут сотрудничать с российскими предприятиями, и законом об экспортном контроле, который запрещает использование определенных типов ПО, которые могут быть использованы в военных целях. Это совсем другое дело. И американское правительство заинтересовано в том, чтобы не дать возможность российским компаниям использовать такое ПО. Они не хотят, чтобы эти программы, чтобы их код попал в руки предприятиям, которые работают в военной сфере", – заявил юрист, бывший сенатор от штата Пенсильвания Брюс Маркс.

Фото: © unsplash.com/Glenn Carstens-Peters

А какие программы могут быть использованы военными? Кто знает? На прошлой неделе Apple остановил гарантийное обслуживание ноутбуков и планшетов в России. Из-за санкций. Гарантийное обслуживание… нехорошо, но не смертельно. А если потом придет и другой приказ? 

"Это не исключено, что такое может произойти, действительно. Мы на сто процентов не уверены, что можно отключить Windows дистанционно полностью, но, по крайней мере, лишить существенного количества функций, затруднить работу с ним – это наверняка. Поэтому уже сейчас есть смысл к этому готовиться", - добавил глава комитета ассоциации "Отечественный софт", замгендиректора Postgres Professional Иван Панченко.

Конечно, для России оказался важен факт, когда западные производители начали выпускать свои компьютеры, ноутбуки и телефоны в Китае, создав там основу для собственного китайского производства. Так что железо у нас и раньше было китайским, хоть и под западными брендами. Теперь просто китайское. 70% смартфонов в России китайские, и 40% ноутбуков. То есть тут никаких проблем. Конечно, хотелось бы и нашего железа, но пока ничего.

Китайцы в силу огромного производства всегда могут опустить цены ниже нашего и убрать наших же производителей из нашей же страны. Так и происходит. Обычному покупателю, в принципе, все равно. Детали на разных компьютерах все равно производятся одними и теми же компаниями. Не то с программным обеспечением. Права на наши ОС – у Запада.

Фото: © РИА Новости/Сергей Пятаков

"Кто эти люди, которые стояли у руля и считали, что мы за нефть купим все на свете? И как? Купили? А почему свое не делали? Вот самый замечательный пример – это YouTube, который заменил всей молодежи телевизор на 154 процента. YouTube – это канал идеологического воздействия на население Российской Федерации, открылся в 2005 году. В 2006 открылся "Рутуб". Это как вообще, сопоставимо, нет? Кто это пустил сюда? Я понимаю, что те же самые люди, что запускали "Голос Америки"*, "Радио Свобода"* и все такое. Это же хорошо, когда родную страну разваливают изнутри. Ну, и где оно: наше, свое собственное, хотелось бы узнать? Кто этим заведовал, кто принимал такие решения? Как это так получилось? Никто не виноват как всегда? Никто ни за что не ответит, да?" – задается вопросами писатель и публицист Дмитрий Пучков (Гоблин).

Да, у нас есть хорошая компания "Яндекс", есть "Мейл.ру", есть еще компании, но куда ставить их продукты? На какую операционную систему? Вообще-то они есть.

Сейчас в реестре программного обеспечения в России около 16 тысяч продуктов. Владельцы этого софта получают преференции при госзакупках, возможность сократить налог на прибыль с 20 до 3% и прочие льготы. Большинство российских операционных систем  на основе ядра Linux. Самая популярная  ОС "Альт". Проект запустили в конце 1990-х. У "Альта" самое большое сообщество среди российских операционных систем и продвинутая поддержка. Операционка Astra Linux предназначена для работы с информацией разного уровня секретности, вплоть до "особой важности". Есть и гражданская Astra Linux Common Edition для госучреждений. Операционную систему РЕД применяют главным образом в государственных учреждениях. Она инсталлируется практически на любое современное железо. В мобильных телефонах мы пока что можем представить операционку "Аврора", с ограниченными возможностями.

Фото: © unsplash.com/bruce mars

Конечно, если отключат Windows, то можно перейти на Linux. Если гикнется Android, поставим себе "Аврору". И основные программы будут сохранены. Но далеко не все программы могут работать с этими системами.

"Понимаете, к сожалению, не весь софт имеет аналоги под Linux. Например, если вы занимаетесь дизайном, строительством, архитектурой, черчением, проектированием, чем бы то ни было, скорее всего, вы работаете с софтом, у которого под Linux аналоги, или версии этих программ под Linux существенно хуже. Как правило, они есть. То есть вы сможете и чертить, рисовать, редактировать видео под Linux тоже, но вам придется пройти через некоторую ломку, потому что, к сожалению, этот софт там гораздо менее развит или не очень хорошо туда портирован. Это проблема. Наши отечественные разработчики, конечно, пытаются над этим работать, но процесс этот еще далек от завершения", – пояснил Панченко.

Мне кажется, когда-то наши компании решили твердо держаться за надежный государственный карман, вовсе не обращая внимания на общий российский рынок, давно захваченный иностранцами. Именно поэтому такое разнообразие в защищенных продуктах для госструктур и почти полная тишина в массовых продуктах.

Фото: © unsplash.com/Nate Grant

Мы видим только одну, две крупные структуры, которые занимались программами для людей внутри своей экосистемы, но большого рынка у нас нет. И если вдруг Запад уйдет из нашей страны, то да... у нас будет техника. У нас будут операционные системы, правда, заточенные в основном только под российский софт. Мы сможем писать тексты и пересылать друг другу сообщения. Мы сможем переводить деньги и даже публиковать фотографии. Но и надо понимать, что мы откатимся назад лет на двадцать. Мы будем очень защищенными, но и только. И России придется писать весь тот огромный софт, который пока что мы покупали. Мы это сможем произвести.

Но действительно, когда? Это потребует большого количества программистов. Бывает, что человек пойдет по дороге не туда. И ему надо вернуться на перекресток, чтобы найти нужный путь. Хотя... в мировой политике я такого не помню. Поэтому главный наш урок – никогда не покупайте важных товаров и удобств от чужих людей. Делайте их сами – кривобоко, потом научитесь. В Японии научились. В Китае научились. А нас просто заставляют. Но поначалу на довольно голодном пайке.

* Признан в РФ иноагентом.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1083466 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1083466')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1083466', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1083466', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1083466(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1083466(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })