window.yaContextCb = window.yaContextCb || []

Самый страшный вирус — паника

Фото: ©

С незапамятных времён распространение паники — страшное оружие. Одни удары карантина по хозяйственным связям так ослабили мировое хозяйство, что от голода может умереть в разы больше, чем от коронавирусного воспаления лёгких.

В социальные сети вброшены уже многие сотни сообщений о тысячах заболевших в разных городах Российской Федерации. Специалисты установили, что первоисточники всех цепочек рассылки находятся за пределами РФ.

Открытым текстом напомню: несколько лет назад на Украине создана руководимая специалистами из британской разведки служба информационной борьбы в Интернете. Мне самому регулярно попадаются на глаза сочинённые в ней фальшивки на разные темы.

Опытным глазом легко заметить признаки работы украинских фэйкомётов. Рассказки о десятках тысяч заражённых москвичей, о бегстве высокопоставленных чиновников со чады и домочадцы за границу — того же поля волчьи ягоды.

Фото: © Сергей Савостьянов/ТАСС

До преступников на Украине пока добраться сложно. Но хоть внутри РФ можно включать голову! Или те, кто копирует чужую ложь, всерьёз считают «чем хуже — тем лучше»?

Да, внесистемная оппозиция — те, кто уже доказал неспособность действовать с пользой для других, а потому мирным путём во власть не влезет — во всём мире, в том числе у нас, готова поджечь свою страну в надежде погреть руки на пепелище. Эти не в счёт.

Но кто готов поверить, что в одной Москве можно скрыть двадцать тысяч заражённых? Кто после пожара в «Зимней вишне» распространял вброс подонка с Украины о сотнях погибших? Что с ними произошло, что доверия чату в смартфоне больше, чем официальной статистике и информагенствам, где перед публикацией всё многократно проверяют? Страна перестала думать. Анализировать и мобилизоваться.

Люди в Ухане победили эпидемию. Потому что помогали друг другу, а не паниковали. Ведь в Китае за распространение фэйков и паники полагается срок. У нас пока можно отделаться лёгким испугом да штрафом.

Фото: © TPG/Globallookpress

Открытым текстом напоминаю: в военное время за распространение паники могут и должны карать! А мы сейчас воюем — и с эпидемией, и с давлением извне… Это надо понимать тем, кто просто обязан ужесточить закон за распространение всякой чуши!

Между тем география коронавирусного воспаления лёгких расширяется. В почти сотне стран мира уже выявлено хотя бы по одному носителю вируса.

Главным рассадником заразы стала Италия. Но и в южной половине Кореи больных столько, что многие предприятия остановлены во избежание распространения. А в Иране заболели вице-президент по делам женщин — кстати, женщина — и несколько министров. Карантин, конечно, наладили — но с опозданием.

Впрочем, опасность новой болезни, похоже, сильно преувеличена. Умирает каждый тридцатый из тех, у кого вирус выявлен при обследовании — причём по большей части люди столь старые, что смерти очевидным образом способствует общая слабость организма. А если учесть не обследованных, но скорее всего тоже заражённых, то смертность получается вряд ли намного выше, чем у привычного нам гриппа.

Фото: © TPG/Globallookpress

Правда, как и при гриппе, вакцину создать трудно. Белковые молекулы, торчащие на поверхности вируса и похожие на корону, слишком похожи на белки самого организма. Не зря четыре из пяти острых вирусных заболеваний дыхательных путей — на медицинском жаргоне ОРВИ — вызывают именно коронавирусы.

Боюсь, придётся ждать, пока жёсткие карантинные меры, обеззараживание систем вентиляции в общественных зданиях ультрафиолетом и прочие обычные противоэпидемические меры станут повсеместны.

Впрочем, специалисты полагают, что и без этого к лету эпидемия пойдёт на спад: когда лёгкие не ослаблены холодом, их заразить труднее. Дождёмся? Прорвёмся!

СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_669380')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_669380', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "relap", "params": { "placementId": "tJ2dQzv69g33YmJi" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "16855" } }, { "bidder": "otm", "params": { "placementId": "24107" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_669380', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); }