window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
19 октября 2022, 10:58

"Дополнительный урок": проблема отцов и детей по-новому

На большие экраны выходит отечественная криминальная драма про школьный шутинг.
Фото: © кадр из фильма "Дополнительный урок"/ "Наше кино"
Читать ren.tv в

20 октября в российский прокат выходит криминальная драма про школьный шутинг «Дополнительный урок» с Кириллом Кяро и Юлией Александровой в главных ролях.

Для режиссера «Дополнительного  урока» 39-летней Анны Курбатовой нынешнее кино стало второй по счету полнометражной пробой пера в кресле постановщика. Предыдущие работы Курбатовой известны, скорее, только очень пристально следящим за отечественным кинематографом зрителям. Большинству же названия «Вне зоны доступа», «Спасите Колю!» и «Моя ужасная сестра» мало что скажут. Также в «Дополнительном уроке» Анна Курбатова выступила в роли сценариста и продюсера. Видимо, чтобы все претензии к фильму можно было выразить сразу и одному человеку. 

Завязка «Дополнительного урока» выглядит так: во время дежурства первого сентября в одном из колледжей, патрульная Вера Седова, она же Юля Александрова, в одиночку предотвращает массовый шутинг, ликвидировав потенциального убийцу с обрезом. Но после оружие у парня никто не находит. Защищать Веру берется адвокат Илья Нестеров в исполнении Кирилла Кяро. 

Откровенно плохим «Дополнительный урок» назвать точно нельзя. Получилось вполне смотрибельно. Для одного раза даже интересно. Актуальная тема, харизматичные исполнители главных ролей. Другое дело, что «Дополнительный урок» – фильм из числа тех, которые нельзя детально анализировать, сразу вылезает куча нелогичностей и несовпадений.

Фото: © кадр из фильма "Дополнительный урок"/ "Наше кино"

«Дополнительный урок» – кино, в котором набившую оскомину еще со времен уроков литературы в школе проблему отцов и детей режиссер Анна Курбатова попыталась замаскировать под соусом стрельбы в учебном заведении. Маскировка, скажем, так себе. Больше похожа на то, как трехлетний малыш играет в прятки.

Если же возвращаться к известному и извечному, описанному еще Тургеневым конфликту, то показан он очень поверхностно. Дети все поголовно недалекие и мажористые, много пьют, употребляют запрещенные вещества, постоянно матерятся и плевать хотели на своих родителей. Родители же с другой стороны совершенно и категорически не знают ничего о своих половозрелых отпрысках, зато очень активно пытаются в моменты редких встреч на общей территории лепить из этих пирсингованных и обдолбанных деток свои скучные и несчастные копии, заставляя их делать что-то просто чтобы что-то заставить.

Здесь родители и дети — это два настолько разных мира, что они даже в одном кадре пересечься не могут. В общем , совершенно не удивительно, что в этом странном мире, где все друг другу врут и никто никого не любит, происходит массовое убийство. И даже не одно. 

Многочисленные провисания и несовершенства сюжета в «Дополнительном уроке» спасают актеры. Кирилл Кяро даром, что ныне гражданин враждебного нам государства с соответствующими личными установками, актер обаятельный. Роль бьющегося за честь дамы ушлого юриста как нельзя лучше ему подходит. Ему вообще идет играть эдаких героев на обманчивом «расслабоне», походя спасающих и честь, и жизнь, и достоинства рядом оказавшихся дам. Да и не дам тоже. Такой идеальный компаньон для вечерних посиделок с горячительным, который после бессонной ночи выглядит точно так же как и после 12 часов сна.

Фото: © кадр из фильма "Дополнительный урок"/ "Наше кино"

Ставшая для роли темноволосой преимущественно комедийная актриса Юля Александрова, в прошлом бессменная муза и супруга режиссера Жоры Крыжовникова, автора самой прибыльной картины российского проката фильма «Горько!», пробует себя в «Дополнительном уроке» в драматическом амплуа. Получается скорее непривычно, чем плохо. Причем непривычно, по ощущениям, не только зрителям, но и самой Юле.

Выходит местами настолько тяжело, что начинает напоминать попытки завести долго стоявший без работы двигатель. В общем, легкости восприятия Кирилла Кяро Юле тут не хватает. Видно, что роль полицейской с тяжелой судьбой Веры Седовой дается актрисе ох как нелегко.  

И даже с учетом этого, актеры – это лучшее, чем может похвастаться «Дополнительный урок». Актеры и пейзажи. Особенно, если не обращать внимания на то, что все герои поголовно, несмотря на их достаток и должность, живут в красивых и больших домах, расположенных в очень живописных и явно безумно дорогих местах.

Фото: © кадр из фильма "Дополнительный урок"/ "Наше кино"

Для понимания, сьемки фильма проходили в Кронштадте – городе-порте, расположенном на острове Котлин, что в районе Санкт-Петербурга. Ну то есть водные дали и мрачно-величественные хвойные пейзажи тут в изобилии. Колоритно. Но уж очень контрастирует с явно небогатыми, а местами и вообще маргинальными персонажами «Дополнительного урока». 

Еще из интересных моментов, вся музыка в фильме принадлежит авторству популярного в конце 1990-х DJ Грува (эдакий тест на возраст для зрителей, четко показывающий, к какому поколению, отцов или детей, те принадлежат). Как бы то ни было, музыка в фильме хороша. Под стать величественным пейзажам. 

В общем, «Дополнительный урок» – фильм вполне достойный единичного просмотра. Даже многозначительные, но часто пустые и ничего не значащие для последующего сюжета диалоги его не портят. Кстати, вот этой претензией на важность, многослойность и глубину сейчас страдает большинство творений отечественных кино- и телемастеров. Но, видимо, это надо рассматривать именно как знак времени. А там – глядишь, может, кому и впрямь, если выражаться словами действительно великой Фаины Раневской, удастся плюнуть в вечность.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1035928 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1035928')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1035928', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1035928', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1035928(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1035928(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })