Кто убивал "героев Майдана". Технология госпереворота

Фото:

26 ноября экс-министр юстиции Украины Елена Лукаш опубликовала материал о людях из так называемой Небесной сотни - героизированных новой украинской властью лиц, погибших в ходе госпереворота в Киеве в феврале 2014 года.

Речь в материале Лукаш о том, что список формировался во многом искусственным путём. Переворотчикам важно было включить в него не менее ста "сакральных жертв", чтобы красиво звучало. Немаловажно и то, что "сотнями" назывались подразделения боевиков Майдана. И появление "Небесной сотни" в этом ряду как бы делало боевиков причастными к некоей "революционной святости".

Появление "сакральных жертв" - старая технология. Её применили ещё во время Февральской революции в Санкт-Петербурге, когда на Марсовом поле были захоронены 184 гроба с телами "жертв революции". Причём для количества в это число включили и тела городовых, до последнего защищавших закон и порядок, и даже неопознанные трупы, свезённые из мертвецких. Как видим, даже порядок количества "жертв" одинаков - больше сотни.

Наличие жертв, особенно среди "мирных", невооружённых участников, переводит любой протест в революцию, радикализирует его. Это технология, которую очень активно используют уже в этом веке во всех цветных революциях.

Киевский Майдан много раз готов был затихнуть сам собой. И всякий раз кто-то подливал масла в огонь. В самом начале это было так называемое избиение студентов - организованный завоз на уже практически потухшую акцию каких-то молодых людей, с последующей организацией жёсткого разгона их милицейским спецназом (но без применения оружия). В конце февраля - использование "неизвестных снайперов", которые стреляли по майдановцам со спины, в то время как сами они стреляли в сотрудников правоохранительных органов из оружия, захваченного на Западной Украине, и просто из охотничьих стволов.

Учитывая, что правоохранительным органам во время столкновений до последнего запрещали применять боевое оружие, набрать нужное количество жертв "Небесной сотни" можно было, только убивая майдановцев со стороны "своих", плюс причисляя к "жертвам режима" всех случайно погибших в это время. Умерших от передозировки, от подхваченного зимой воспаления лёгких, погибших в пьяной драке от рук своих же соратников или грабителей, сбитых автотранспортом в районе центра Киева или на его околицах. Просто покончивших с собой. Даже сотрудников штаба правящей Партии регионов, разгромленного и сожжённого майдановцами. Все они были превращены в "Героев Украины" (с присвоением официального звания).

Конечно, первых "героев" убили раньше. Это армянин Сергей Нигоян, читавший на камеру стихи Тараса Шевченко, и уэнэсовец*-белорус Михаил Жизневский. Их убили в упор. Свои. Для того чтобы сразу же сделать молодых людей сакральными жертвами. После того как они "засветились" в ходе протестов. И обвинить в этих убийствах власть.

Фальшивая сотня: откуда в списке убитых на Майдане случайные люди

Все дни государственного переворота я находился в Киеве и видел его своими глазами. Дело в том, что я тогда служил в Министерстве обороны Украины, а Центральный дом офицеров, находящийся в правительственном квартале, являлся структурным подразделением, подчинявшимся моему департаменту. Значительное число мероприятий - конференций, съездов, концертов, выставок, совещаний - проходило именно там. Причём мероприятия продолжались и в дни протестов, тогда власти всё ещё думали, что переворота удастся избежать.

В районе Дома офицеров находились кордоны "Беркута", перекрывавшие доступ к Кабинету министров и Верховному совету Украины. К этим беркутовцам, фактически брошенным властью на заклание, приходили простые киевляне, представители русских и православных движений и приносили горячий чай в термосах, еду и тёплые вещи, купленные на пожертвования. Эти простые люди понимали, от чего и от кого защищают Киев эти ребята в доспехах. По пути в Дом офицеров и обратно, от метро "Крещатик", я часто проходил через майдан и мог наблюдать происходящее там. Как у общественного деятеля, у меня были знакомые как среди майдановцев, так и среди активистов, находившихся там с целью сбора информации.

"Грузинских снайперов" допросили о событиях на Майдане

По улицам, где я ходил, шатались и шайки протестующих. Сначала они были малочисленными и боязливыми, состоявшими из жителей Галиции с символикой своих местечек и плакатами "Киев, выходи!" (киевлян среди них практически не было). Затем эти группы становились всё более и более многочисленными, они начинали нападать на правоохранителей, забрасывать их булыжниками и бутылками с зажигательной смесью, а затем уже и стрелять в милицию из огнестрельного оружия.

Я был последним человеком, выехавшим со двора Дома офицеров на собственном автомобиле. Выйдя на улицу после окончания одного из мероприятий, я увидел толпу, приведённую "полевым командиром Майдана", косноязычным нацистом Парубием, устанавливающую ограждения и баррикады вдоль Крепостного переулка, на котором расположен Дом офицеров. Выезд со двора был надёжно заблокирован. Увидев это, я попросил открыть обычно закрытые ворота, прилегающие к территории китайского посольства, ведущие на улицу Грушевского. В направлении машины кинулось несколько особенно оголтелых майдановцев, но мне удалось обогнуть их и выехать в направлении метро "Арсенальная". От "Арсенальной" уже шла ещё одна толпа, через несколько минут запрудившая и улицу Грушевского. Дом офицеров был захвачен и превращён то ли в госпиталь, то ли в бомжатник.

Там же боевиками с Майдана, вооружёнными щитами, касками и битами, была застигнута и избита небольшая группа невооружённых активистов Антимайдана. 20 февраля, в день, когда "неизвестные снайперы" под руководством "полевых командиров Майдана" Парубия, Пашинского и Парасюка расстреляли основное количество людей, соратники нашего "Верного казачества" выводили из Мариинского парка остававшихся там знакомых антимайдановцев - дончан, луганчан, харьковчан. Их преследовали украинские нацисты, обзывая "титушками", избивая и убивая. К счастью, многие майдановцы так же плохо знали Киев, как и противники Майдана, приехавшие с юго-востока. За пределами центра города их уже не преследовали, они находили свои автобусы или уезжали домой частным порядком.

Надо понимать, что вся активная фаза госпереворота происходила в пределах нескольких кварталов в центре. Остальной же Киев жил своей жизнью. А когда власть переменилась, город, как и государственные структуры практически по всей стране, спокойно принял новых правителей.

Спустя день весь мир облетели кадры, как победившие вожди Майдана - Парубий и Пашинский - выводят из гостиницы людей, одетых в чёрные балаклавы, с винтовочными кофрами в руках. Это были не беркутовцы. Это были "неизвестные снайперы" - наёмники, которые в решающий момент превратили протестные акции в гражданскую войну. Цинично убивая как бы своих - майдановцев, простых участников акций. Которые просто находились в таком месте, где их убийство можно было приписать "Беркуту".

Первое, что сделали победившие майдановцы после успеха своего переворота - спилили деревья со следами пуль на том отрезке, где убивали майдановцев. По входным отверстиям можно было точно определить, что на самом деле огонь вёлся со стороны самих протестующих.

Мерзавцам хочется скрыть свою вину в кровавом перевороте, который произошёл в Киеве. Но мир изменился. Доступность средств связи, возможность быстро найти очевидцев любого события, любительские записи не дают преступникам переложить вину на тогдашнюю, естественно не идеальную власть. Главная вина которой состоит в том, что эта власть проглядела, допустила переворот. Имея всю информацию о спонсорах, организаторах и участниках Майдана, об идеологии украинского нацизма, которая неизбежно вела к гражданской войне, власть побоялась применить решительные меры для предотвращения трагедии.

Общаясь с беркутовцами, на глазах которых майдановцев убивали, а потом пытались убить и их самих, я ощущаю, с какой болью и надеждой они ждали приказа. Но приказа не было. И не только потому, что власть проглядела и побоялась взять ответственность. А и потому, что во власти были группы, прямо реализовывавшие технологию государственного переворота. И это надо понимать руководителям России. Никакой переворот не состоится без предателей внутри властной элиты.

А то, что Майдан был технологией государственного переворота, а не "народным возмущением" и не "революцией достоинства", очевидно уже каждому непредвзятому наблюдателю. Что и подтвердило в очередной раз расследование Елены Лукаш.

*УНА-УНСО – запрещенная в России экстремистская организация.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_631610', params: { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '0', puid12: '186107', puid21: 1, extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false });

Lentainform