2474

Выборы в ботаническом саду

Официальная причина моего появления в Абхазии — второй тур президентских выборов, состоявшийся 8 сентября. Неофициальная — по следам моего пребывания в Республике Абхазия в 1992 году, то есть 27 лет тому назад. Тогда шла война.

Прилетели в Адлер-Сочи глубокой ночью. Насторожённость российских пограничников (выходишь из машины, идёшь в ангар пограничного осмотра, тебя тщательно разглядывают, копируют паспорт) и дружелюбная беззаботность абхазов (не выходишь даже из машины, на раскрытый паспорт мельком смотрят через стёкла автомобиля).

Воздух ботанического сада, едкой свежей зелени, роскошных невидимых в темноте цветов и фруктов.

В Центральной избирательной комиссии, куда наутро в воскресенье 8 сентября приехали за аккредитационными удостоверениями, — телекамеры, нарядно одетая девушка в платье до пола анонсировала заседание избирательной комиссии. Председатель ЦИК стал говорить по-абхазски. В удостоверении я был обозначен как "блогер".

Созвонились с бывшим в войну спецназовцем, ныне главой администрации города Гал (это тот проблемный Галский район, где жили и живут множество грузин-мингрелов и куда противопоказано ездить туристам) Тимуром Надарая. Ехали туда часа два.

Ждали Тимура в парке у здания администрации. В парке происходило что-то вроде собрания вдов: группа женщин, одетых в чёрное. А на площади у парка на жаре проходил концерт танцевального ансамбля детей. Лихо отплясывали юные джигиты, скорее похожие на грузин.

Растения — эвкалипты с голыми пористыми стволами, изнемогающие под яркими своими цветами олеандры, кипарисы и всякая чёрт знает какая другая субтропическая растительность, даже бананы.

Животные — шелудивые, запаршивевшие до отвращения собаки, шерсть вылезла, бегающие трупы, и только. Как из Босха.
 
Ждать пришлось долго, день выборов же. Наконец появился Тимур Надарая. Человек-гора. Пересели в его бледной кожи рычащую машину и поехали к линии соприкосновения, потому что она нас интересовала больше, чем выборы.

На Ингурском мосту — КПП (поскольку он над рекой Ингури). Российские пограничники "помогают обеспечивать безопасность".

Беспрецедентно, но нам разрешили выдвинуться на середину моста, нас сопровождал абхазский майор и российский, по-моему, старший лейтенант. Я  встал перед телекамерами и начал, показав на грузинскую сторону: "Вот там Грузия, враги..."

Майор и лейтенант скорчились от удовольствия и оба показали мне большие пальцы, мол, во, молодец!

Никто из журналистов сюда давно не проникал, сказали мне потом. Район считается самым опасным в Абхазии, потому главой администрации стал бывший спецназовец, крутой.

Глава администрации без сомнения поручился за нас. Человека-гору Тимура мне характеризовали как "ханджимбовца", сторонника Рауля Хаджимбы — действующего президента и кандидата на этих выборах.

Так вот, человек-гора был невесел. У меня было такое впечатление, что его лёгкая печаль объяснялась тем, что он ожидал поражения Хаджимбы.

В Галском районе проживают от 40 до 60 тысяч мингрелов (Лаврентий Палыч Берия, чтоб вы знали, самый известный мингрел в мире).

Они слушают и смотрят грузинское телевидение и потому настроены к абхазской власти соответствующе враждебно, несмотря на то что исторически Гал принадлежал абхазскому князю Мырзокану Чачбе. Что-то вроде Косова, если хотите, Галский район.

Наутро выяснилось, что Рауль (местные произносят его имя как Ра́уль) Хаджимба получил больше голосов, чем его противник на выборах. Ненамного, тысячи на две всего, но, получается, выиграл выборы. Он объявил о своей победе, и Россия объявила о его победе. Последним о его победе объявил абхазский ЦИК. Мне сказали, что ЦИК мог бы и не объявить. У абхазов бывает и несогласие, они хотят быть независимыми.

Вкратце произошло там вот что. В пятницу 6 сентября выбывший из претендентов Александр Анквиб ("с лицом Ганнибалла Лектора" — персонажа известного фильма "Молчание ягнят", как мне указывали на это не раз и не два абхазы) призвал своих сторонников голосовать 8 сентября за противника Хаджимбы — Квицинию (Алхас Квициния). Таким образом, два кандидата объединились против Хаджимбы.

В итоге Квициния, не смирившись с поражением, подал в Верховный суд, оспаривая результаты выборов и победу Хаджимбы. Суд состоится в ближайшие дни, и, по всей вероятности, оппозиционеры выведут на улицу своих сторонников. Возможно противостояние. Здесь, впрочем, не доходит до смертоубийств. Местные не заходят столь далеко, все всех знают и опасаются кровной мести. Потолкаются, пошумят, ну, побросают камни и разойдутся.

Стоит однако заметить, что и оппозиция в Абхазии скорее пророссийская. Так что, по большому счёту, России не пришлось принимать сторону в этих выборах. Хотя выходец из КГБ и вполне устраивающий Россию Хаджимба, я думаю, России предпочтительнее, чем мало кому известные оппозиционеры, народное же сравнение Анквиба с Ганнибаллом Лектором говорит об отношении народа к нему в частности и к оппозиции в целом.

Их мало знают, и ничего нового они, как мне сказали, не предлагают. Местные качали головами и укоряли устроителей нашего маршрута, мол, нашли куда повезти парней, в самый опасный район, Галский...

Но парни-то сами хотели в опасный район. А Абхазия, в целом, таки выглядит как ботанический сад.

Писатель
LentaInform
NNN
Вверх