5944

Как Быков смеялся до упаду

фото: stihi.ru

Вот и посмеемся простуженно,
А об чем смеяться - неважно.
Если по утрам очень скучно,
То по вечерам очень страшно.

Это строчки из песни Александра Башлачёва "Некому березу заломати". Меня всегда удивляло: песню эту любят наизусть декламировать люди типа Артемия Троицкого или Леонида Парфёнова. С выражением, со страстью, с огоньком в глазах зачитывают СашБаша, а затем продолжают привычно, на автомате, стебаться, в основном над диким и недоразвитым русским народом, которым пользуются бессовестные тиранствующие власти. Как они всё это совмещают с натурально диким Башлачёвым, для меня загадка.

Вспомнил я это четверостишие не случайно. Дело в том, что Дмитрий Быков написал большую колонку для одного либерального журнала, которая называется "Смех до упаду". В ней он размышляет о народном чувстве юмора, которое ему представляется рабским, поскольку сегодняшний народ шутит только над тем, над чем ему разрешили смеяться.

"Российские власти приучили россиян к мощному обезболивающему — смеху. Это обезболивающее, как любой веселящий газ, имеет странный побочный эффект — паралич воли."

Во-первых, мне кажется, что разрешить или запретить смеяться народу не может никто. Народ шутит и смеется над тем, что реально смешно – правило простое. Например, мне кажется колонка Дмитрия Быкова смешной, хотя она скорее печальная. А во-вторых, смех всегда мотивировал к действию, работал на бодрость духа, но уж точно никак не наоборот.

Не обошлось и без банальностей. Например, Быков уверен, что ничего страшней и смешней программы новостей нет. Помните фразу о романе Бориса Пастернака "Доктор Живаго": "Не читал, но осуждаю"? Но если Пастернака Дмитрий Львович читал, то откуда обладает информацией насчёт телевизионных программ, если ни терпеть, ни смотреть их не может.

Тут мне вспоминается история про то, как один шеф-редактор ушел с небезызвестного прокремлевского канала на другой, тоже небезызвестный, но с противоположенной направленностью. Спустя какое-то время попросился обратно. Когда у него спросили про причину перехода, ответил: "задолбала кремлевская пропаганда". Причиной же возвращения явилось: "там всё ровно наоборот", то есть та же пропаганда, только в обратную сторону. Сделают власти что-то хорошее - ни-ни, как же, не было такого...

Далее у Быкова фразы про тотальную российскую антиутопию и анекдоты, которые давно не актуальны, поскольку "всякий анекдот просовывает свое лезвие в щель между официозом и реальностью, высмеивает прежде всего фарисейство, а сегодня фарисейства нет. То есть государство больше не притворяется — оно такое, какое есть; соответственно, не притворяется и народ" - с этим собственно и спорить не хочется, разница только в том, что кому-то это нравится, а кому-то нет.

А где анекдот, там у Дмитрия Быкова и тюрьма – бок о бок идут. Сидевших и стороживших в России по скромным подсчётам писателя примерно 50/50. "Найти здесь не сидевшего взрослого крайне сложно", - констатирует Быков. Даже боюсь представить, в каких кругах ему приходится этих несидевших искать, поскольку в моём "быдло-окружении" повидавших тюрьму ну… в разы меньше, чем у писателя.

Колонка, как вы уже могли заметить, написана с традиционным для Дмитрия Львовича высокомерием, впрочем, он и сам его не скрывает, даже выпячивает: "В силу все того же снобизма я вообще не очень люблю все народное. Народные песни — еще туда-сюда, но добрый и простой народный здравый смысл, соленый народный юмор — все это еще отвратительней, чем слова "пацан" и "мужик".

Народа писатель Быков не любит, знает его плохо и знать не особо хочет, и это как раз нисколько не удивляет, а вот на неожиданное саморазоблачение стоит обратить внимание.

Дмитрий Львович считает, что Петрова-Боширова намеренно вытеснили из информационного поля с помощью Кокорина-Мамаева, при этом показательно учинив расправу – возбудили уголовное дело и посадили – эдакая демонстративная казнь над элитой для угождения народу. А Хабиба Нурмагомедова, наоборот, хвалят, потому что он защищал "честь и Родину", – Быков, обличающий иронию, тут от нее никак не сумел удержаться.

Звучит неплохо, только примитивно до чрезвычайности. Непонятно, зачем Петрова-Боширова нужно было так долго держать в инфополе, чтобы потом придумывать сложную схему с их подменой на футболистов. Также забавна защита Дмитрием Львовичем вышедших за рамки спортсменов. Полагаю, если бы их отпустили и они благополучно выплыли бы из своей постыдной ситуации, то Дмитрий Львович наверняка рвал бы на себе волосы, возмущаясь классовой несправедливостью, мол, одних сажают, а других нет.

Угодить невозможно. Конечно, за проступок надо было жестоко наказать Хабиба, который защитил титул (воспитательная беседа с президентом не в счёт); футболистов, извинившись, отпустить, а в инфополе вернуть Петрова-Боширова. Уверен, что Быков тогда бы написал обличительную колонку вдвое больше.

Однако напомню, что основная мысль его творения - в рабском чувстве юморе русского народа. Рабский и юмор, и русский, и народ.

"Демотиватор — весьма не случайное обозначение жанра: российское население — одно из самых демотивированных в мире, и мотивировать его на какие-либо действия, кроме смеха, уже не представляется возможным" .

Да, народ, победивший в нескольких страшных войнах в мировой истории, то разваливающий, то собирающий собственную страну, а также бороздивший космос, бравший Олимпиады и т.д. и т.п., Дмитрий Львович называет демотивированным. Но тут дело даже в другом. Народ, надо думать, вовсе ни при чем.

Публицистическая (да и поэтическая) мысль гражданина поэта (помните такой проект Быкова, где шутки юмора текли по поводу и без, и всё это тоже дозволялось сверху, а Быков и Ко заработали на проекте несколько миллионов рублей) последние годы направлена не вовне, а внутрь. Фактически Дмитрий Быков не русофобствует, а скорее досадует на либералов, как бы это странно ни звучало.

Посудите сами, ну кто, кроме них, особенно смеется-то? Ну вот так, в общем и по указанным поводам? Все мы знаем этот простой (для Быкова загадочный) русский народ, никто в голос не заливается над этими виртуальными бедолагами, так… наблюдает, лениво комментирует, и не более. Поэтому весь этот текст больше напоминает самоанализ. Надо представлять Быкова - он давно уже рефлексирует либо над собой, либо над своим кругом. По привычке боксирует на либеральных ресурсах с государством и властью, но это только повод написать свою лермонтовскую "думу".

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее - иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.

Вся история, политика, социология для Быкова - повод довольно скучно (а иногда, если поймает кураж, и бодренько) порассуждать о себе. Роман "Июнь" - очень в этом плане показателен.

Эмоциональных стихий у либералов в действительности две - стебаться или обличать кого. Анекдот и травля.

Причём поводы могут быть самыми разнообразными: от Петрова-Боширова до фильма "Смерть Сталина". Помните, как они чуть ли не восстание подняли, лишь бы им дали посмеяться на этом фильме, оно же так ржачно – русская же история, честные же англичане сняли про советских тиранов полнометражный фильм – ха-ха-ха!

Или вот ещё один свежий повод для веселья – "Праздник" Алексея Красовского. Блокадный Ленинград, чем не предмет для смеха? Действие фильма развернется в Новый год, в ночь с 31 декабря на 1 января в блокадном городе. Сюжет расскажет о семье "на особом положении", которая собирается устроить праздник в загородном доме, но к ним приходят голодные горожане и курица, которую некому приготовить. Смешно, да?

Так что сначала пусть со своим чувством юмора разберутся, а потом уже про народное рассуждают. Но без "потом" мы вполне рискуем оказаться – там самокопания, несмотря на примитивность эмоций, на несколько творческих жизней хватит. Судя по объемам и претензиям быковской колонки.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх