1815

Технологии украинского террора

Руководитель проекта WarGonzo Семен Пегов о том, что общего между военными технологиями боевиков на Ближнем Востоке и ВСУ, а также почему режим Порошенко впору приравнять к террористической организации.
Руководитель проекта WarGonzo Семен Пегов о том, что общего между военными технологиями боевиков на Ближнем Востоке и ВСУ, а также почему режим Порошенко впору приравнять к террористической организации.
Фото: depositphotos

Новые киевские власти регулярно обвиняют в терроризме. Правда, все эти рассуждения носят скорее риторический характер и больше похожи на фигуру речи, необходимую для создания подходящего пропагандистского фона. Ораторские изыски и громкие обвинения, что называется, ради красного словца лично у меня, как у военкора, вызывают инстинктивное отторжение. У фронтовых репортеров есть негласное, внутреннее правило — громкие заявления подтверждать реальной картинкой или, на крайний случай, фактами, добытыми хотя бы из двух-трех источников.

Так вот, когда мы обвиняем украинский истеблишмент, то есть ведущих силовиков и правительственную верхушку, в терроризме, то мы должны это абсолютно четко, а не абстрактно аргументировать. У меня есть несколько железных и технологических аргументов, позволяющих уличить ВСУ в террористических методах ведения войны не в теории, а на практике.

Начнем с самого свежего. В четверг украинские военные запустили дрон в тыл позиций армии ДНР, к которому кустарным образом приделан механизм, сбрасывающий взрывные устройства. Кумулятивный снаряд (опасная при точечном использовании штука, а беспилотник позволяет использовать ее именно таким образом) был сброшен на здание прямо в центре города Ясиноватая. Лично я располагаю фотоподтверждением этой украинской акции, а также информацией с места от нескольких очевидцев, подтверждающей, что атака произошла именно тем способом, который описан выше.

По моим данным, по счастливой случайности, жертв в результате этой мини-бомбардировки не было. Однако любопытен не сам факт обстрела, а то, каким конкретно способом он был осуществлен. Использованием ровно аналогичных полукустарных технологий прославились в первую очередь террористы из ИГИЛ (запрещенной в России организации). Подтвердить это достаточно легко: в Сети полным-полно видео, на которых эти террористические акции зафиксированы собственно самими беспилотниками боевиков (сбить их без наличия в секторе атаки хотя бы элементарных ПВО достаточно проблематично).


Фото: скриншот сводки ополчения / Youtube

Не имея полноценной авиации и по-настоящему продвинутых систем наведения для артиллерии, игиловцы охотно и широко использовали обычные гражданские дроны со сконструированными специально под их задачи подвесами, на которые закреплялись либо самодельные взрывные устройства, либо штатные снаряды. Это позволяло наносить точечные удары в достаточно глубоком тылу противника, как говорится, исподтишка. В Сирии до сих хорошо помнят атаку неизвестных дронов на российскую военную базу в Хмеймиме буквально в разгар празднования Нового года. Минобороны России даже пришлось официально признать: такого налета в глубоком тылу никто не ждал.

Однако коварство террористов вполне объяснимо, от них никто и не ждет соблюдения цивилизованных правил игры. Казалось бы, другое дело — Украина. Петр Порошенко подписался под минскими соглашениями, в которых в том числе было прописано и закрытое наглухо небо для всех сторон конфликта. Там даже полет гражданских дронов запрещен, то есть элементарных фантомов для любительской съемки, не говоря уже о дронах со взрывными устройствами. То есть локальные бомбардировки с воздуха, пускай и кустарными методами, — это грубейшее нарушение пресловутого минского процесса.

К слову, я достаточно плотно общаюсь с людьми, которые занимаются разработкой различного рода дронов в России, так вот: технологически реализовать даже кустарный проект не так-то просто. Такие технологии мало у кого есть. Из тех, про кого точно известно, — только ИГИЛ и другие ближневосточные формирования.


Дрон, Сирия (фото: mil.ru)

На фоне последних данных о том, что "списанное" ВСУ оружие из зоны АТО нелегально переправляется на Ближний Восток, а также подтвержденного наличия украинских граждан в радикальных группировках в Сирии (речь идет и о представителях крымско-татарской диаспоры, а также этнических чеченцах, бежавших на Украину после поражения Масхадова) передача игиловских технологий определенным людям в украинских силовых структурах не выглядит чем-то космически невозможным.

Учитывая также нашумевшее расследование, проведенное российским Минобороны по факту атаки на малайзийский Boeing в небе над Донбассом (напомню, позиция нашего военного ведомства заключается в возложении полной ответственности за трагедию на Киев), перспектива признания нынешнего украинского правительства и конкретно администрации Петра Порошенко террористической организацией может оказаться вполне логичным шагом.

Думаю, не стоит напоминать, что к власти действующая политическая верхушка Киева пришла именно в результате действий боевиков из "Правого сектора", который в России уже давно приравняли к террористической группировке и запретили. Цепочка последних событий лишь подтверждает, что киевский режим как таковой мало чем отличается от националистов-радикалов и ближневосточных маньяков. По крайней мере, технологии они используют одинаковые.

Военкор
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх