4654

Порошенко метит в военные диктаторы

Закон "о реинтеграции Донбасса" не только выводит Украину из минского процесса, но дает в руки президента серьезную военную силу.
Закон "о реинтеграции Донбасса" не только выводит Украину из минского процесса, но дает в руки президента серьезную военную силу.
Фото: Globallookpress

Парламент Украины сегодня принял во втором чтении президентский законопроект о реинтеграции Донбасса. "За" проголосовали 280 депутатов при необходимом минимуме в 226.

Этот, наверное, один из самых скандальных и неоднозначных законов в истории постмайданной Украины вызывал массу споров еще на стадии проекта. С самого начала эксперты яростно спорили о том, сможет ли Порошенко найти необходимые голоса для его принятия и в каком виде в итоге он будет принят.

Напомню, что за 2,5 месяца с момента его внесения президентом депутаты обсудили порядка 700 поправок — беспрецедентный случай.

Понятное дело — закон не рядовой, а по сути - определяющий будущее развитие конфликта на востоке и будущее самой Украины. Мнения разделились на противоположные как среди депутатов, так и внутри самого украинского общества. И дебаты были нешуточные.

Во время первого чтения в стенах Рады депутаты блокировали трибуну, дрались, пускали в ход дымовые шашки. Не меньшие страсти разгорались и под стенами Рады, где, как обычно в таких случаях, митинговали националисты.

Впрочем, депутатские драки и шумные красочные акции протеста стали отличительной чертой украинского политического ландшафта с самого начала существования независимого украинского государства. Победа госпереворота, начинавшегося именно как одна из таких акций, возвела все это в обязательный ритуал, превратив из экзотики, присущей местному политикуму, практически в национальный менталитет.


фото: globallookpress

Последние годы украинские депутаты исправно принимали абсурдные законы, дрались в зале заседания, обливали друг друга водой, даже били друг о друга бутылки, а радикалы на улицах блокировали входы и выходы из парламента и других правительственных зданий, захватывали учреждения, жгли покрышки и грозили мусорной люстрацией и даже физической ликвидацией всем подряд: депутатам, чиновникам, министрам, президенту, обещали новый "Майдан", который будет еще кровавее и беспощадней предыдущего…

Особенно это характерно для моментов, когда обсуждались законы, связанные с Донбассом, Крымом и Россией, тут и депутаты, и националисты единодушно проявляли особенный радикализм и готовность рвать вышиванки на груди не только у себя, но и друг у друга — лишь бы сделать хоть что-то назло Москве.

Впрочем, если националистически настроенная улица с удовольствием и единогласно проголосовала бы за немедленное объявление войны России, то депутатам все же приходилось иногда охлаждать голову, ведь они не уличные горлопаны, а все же — люди, от которых зависит принятие реальных законов, которые будут определять судьбу миллионов людей.

Наверное, только пониманием того, что последствия для них лично и их семей могут быть катастрофическими, многие абсурдные и попросту опасные законы, такие, например, как разрыв дипотношений с Россией, так и остались проектами.

Впрочем, свежепринятый закон сам по себе достаточно абсурден и опасен.

Напомню, о необходимости его принятия говорили давно. Многие положения, которые должны были составить его основу, были прописаны еще в минских соглашениях.

Последние должны были по идее закрепить не только окончание боевых действий между Киевом и самопровозглашенными республиками, но и возможность их возвращения под юрисдикцию Киева при ликвидации тех причин, которые послужили поводом для отделения. То есть — реинтеграции. Среди этих пунктов и "особый статус Донбасса", и восстановление социально-экономических связей, и конституционная реформа, предполагающая децентрализацию Украины.


Фото: соцсети

Понятно, что пойти на это в Киеве никак не могли — это бы нивелировало все "достижения" майданной власти, большинство украинских политиков различной степени радикальности считало "Минск" предательством национальных интересов.

В принципе такое же мнение разделяло и разделяет большинство жителей ЛДНР.

Но так или иначе, соглашения есть, и их надо выполнять, и надо отметить, что Донецк и Луганск, в отличие от Киева, прикладывают к этому все усилия.

А Киев просто не может. Потому что, повторю, гипотетическое выполнение соглашений Киевом сведет на нет все то, что майданщики накуролесили за последние четыре года. Но видимость попыток выполнения делать приходится, иначе западные партнеры не поймут. Ведь в Европе от Порошенко полной имплементации "Минска" ждут на полном серьезе. Да и в Америке, может, и не ждут, но намекают, что надо изобразить хоть какие-то шаги.

И Киев пытается изобразить.

Например, закон об особом статусе для Донбасса, в котором определялись многие вещи, впоследствии прописанные в "Минске-2" (положения о местных органах самоуправления, местные выборы, амнистия), Рада приняла еще в сентябре 2014-го, сразу после первого "Минска". Однако он так и не заработал, в марте 2015-го Рада отложила его вступление в силу до проведения в Донбассе выборов по украинскому законодательству, кроме того, приняла постановление о признании "отдельных территорий Донецкой и Луганской областей" "временно оккупированными".

В дальнейшем мы увидели еще немало юридических казусов, создаваемых принимаемыми один за другим и подчас противоречащими друг другу законами и постановлениями.

Совершенно неясная ситуация сложилась с теми же выборами. Что такое украинское законодательство? Означает ли это существующее избирательное законодательство или под выборы в "ОРДЛО" нужно было принимать отдельный закон? И какие могут быть выборы на "оккупированной территории"?

Споры об этом ничего не дали. Киев так и не предложил приемлемую формулу выборов, предложенные со стороны формулы он игнорировал, республики несколько раз собирались провести выборы самостоятельно, но это натыкалось на истерическую реакцию Киева. А текст минских соглашений случайно (торопились, писали на коленке) или намеренно, но был составлен так, что не давал ответов на большую часть возникающих к нему вопросов.

Так или иначе, время шло, и осенью 2017-го истекал срок так и не заработавшего закона об "особом статусе", и нужно было принимать новый.


Фото: globallookpress

Наверное, Порошенко и не стал бы ничего принимать, если бы от него на Западе не требовали.

Так 6 октября прошлого года был принят закон "О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей", продлевающий особый статус Донбасса.

На год. Смешно, учитывая, что "Минск" тоже писали с расчетом на реализацию в течение года, но сегодня, по прошествии трех лет, не выполнено ни одного пункта соглашений. Тем более что, если учесть, что Киев однозначно дает понять, что особый статус - после выборов, а Донбасс "оккупирован", то есть никаких выборов там быть не может — закон фактически не заработает никогда.

Но, видимо, этого показалось мало. Ведь Запад требует не только формального продления "особого статуса", но и минских соглашений. А тут уворачиваться с каждым днем все сложнее и сложнее. Понадобился законодательный повод не только никогда не предоставлять никакого особого статуса Донбассу, но и не выполнять "Минск".

И формула для такого отказа была найдена в законе "о реинтеграции", внесенном в одном пакете с законом "о продлении особого статуса" и рассмотренного Радой в первом чтении чуть ранее.

Прошло три месяца. Все это время принятие закона откладывали, в последний раз под предлогом завершения обмена пленными, состоявшегося в конце прошлого года. Но вот отгремели новогодние салюты, депутаты вернулись из отпусков, и перед ними снова встала задача что-то решить.

Напомню, за эти три месяца законопроект пережил кучу поправок, в том числе таких одиозных, как разрыв дипотношений с Россией (неизбежно продиктованный признанием России "страной-агрессором") или признание ДНР и ЛНР террористическими организациями (а против кого тогда пятый год ведется "антитеррористическая операция"?) и многих других, которые в итоге в текст итогового документа, к счастью, не вошли.


фото: news-front.info

Зато вошли другие, весьма противоречивые и одиозные положения, из которых весь этот закон, собственно, и слеплен.

Итак, закон, который прежде именовался законом "о реинтеграции", теперь называется законом "об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях".

Территория Донбасса, напомню, еще в марте 2015 года была признана оккупированной, но то было постановление, а не закон, и в нем не было конкретики. Теперь есть.

Во-первых, Россия официально признана "страной-агрессором". Наконец-то. Они к этому давно шли, еще с 2014 года заставляя принимать соответствующие постановления местными парламентами, что, правда, шло со скрипом — а тут сразу единым законом приняли.

Разрыв отношений, который логически должен за этим последовать, логичен только для нас с вами, нормальных людей, но никак не для украинских депутатов. В их представлении со "страной-агрессором" можно не только иметь дипотношения, но и открытые границы, транспортное сообщение, торговлю, прогонять по своей территории газ "страны-агрессора", да и гнушаться денежками, переводимыми многочисленными гастарбайтерами из "страны-агрессора" тоже не стоит.

Но едем дальше. Итак, Россия объявляется "страной-агрессором", а власти республик — "оккупационными администрациями". То есть с ними, получается, нельзя вести никаких переговоров. Не, ну а как с "марионетками" разговаривать, и о чем? Это значит, что теперь можно вообще не обращать внимание на возмущение Москвы, Донецка и Луганска на то, что Киев принимает какие-либо инициативы без согласования с республиками, что противоречит "Минску".

Да и вообще "Минск" можно не выполнять. Его вообще нет в новом законе. В нем предложено в процессе урегулирования конфликта опираться на соответствующие резолюцию Совбеза ООН по Донбассу.

И да, согласно "Минску", Россия — страна-гарант выполнения соглашений. А раз она теперь "страна-агрессор", то "Минск" не стоит и той бумаги, на которой напечатан.

И, конечно, никаких миротворцев из России, и вообще все российские инициативы теперь можно смело не слушать. На законных основаниях.


Фото: rod-pravo.org

Следующий момент. Новый закон наконец ставит хоть и промежуточную, но точку в спорах вокруг "АТО". Руководство "операцией" переходит к военным (т.е. подчиненным президента), что, во-первых, укрепляет личную власть Порошенко, которая начала изрядно пошатываться в последнее время, лишая "партию войны" реальных рычагов применения военной силы, которая могла бы быть применена и против самого Порошенко.

Во-вторых, президент теперь получает право использовать вооруженные силы в мирное время ради "защиты суверенитета", что позволит узаконить применение армии без объявления войны. Кстати, это снимает казусный вопрос о том, воюет ли Украина с Россией. Войны нет, есть "агрессия", и президент применяет армию для ее сдерживания по своему усмотрению. Теперь на законных основаниях.

Еще пикантный момент. Согласно принятому закону, границы и перечень "временно оккупированных" территорий будут определяться президентом Украины по представлению министерства обороны и на основе предложений Генштаба ВСУ. Это, по сути, дает право наплевать на установленную "Минском" линию разграничения и нагло захватывать целые населенные пункты. Что они и раньше делали. Но теперь будут делать на законных основаниях.

Итого, что имеем в сухом остатке?

Полпред ДНР в Минске Денис Пушилин назвал закон "антиинтеграционным", подчеркнув, что он еще больше отталкивает Донбасс от Украины.

Это признают и некоторые здравомыслящие политики на Украине. Например, лидер общественного движения "Украинский выбор — право народа" Виктор Медведчук считает, что закон ставит крест на попытках мирного урегулирования конфликта.

"Вместо этого — широчайший, фантастический, бредовый и абсолютно нереализуемый набор мечтаний о насильственном возвращении территорий. Именно территорий, не людей", — говорит он.


Фото: primechaniya.ru

В общем, ничего удивительного. Киев давно дал понять, что ему Донбасс не нужен, а если и нужен, то просто как территория. Без людей, которые вопиюще нелояльны майданной власти. Последние годы предлагалось немало бредовых инициатив, достойных наследия Третьего рейха, суть которых в том, как быстро и с меньшими затратами насильно украинизировать тех, кого не удастся просто ликвидировать в ходе карательной операции, сколько населения нужно оставить Донбассу и как и на сколько лет поразить в правах выживших жителей мятежных территорий. На днях в текст закона предлагали поправку о фильтрационных лагерях для дончан.

Да, это еще и освобождает Киев от выплат пенсий и социальных пособий, гуманитарной поддержки Донбасса, к чему его обязывали минские соглашения. Получается вообще интересная ситуация: раз Россия — "страна-агрессор", а власти республик — "оккупационные администрации", значит, содержать Донбасс обязана Россия.

Притом, что Киев будет исправно получать от Запада деньги якобы на восстановление Донбасса. Да не только от Запада. Свои, бюджетные денежки уйдут не пойми на что. Недавно вон появилась программа по восстановлению разрушенного региона, на которую должно быть выделено 4 миллиарда гривен. В чьих карманах они окажутся, угадаем?

Комментируя принятый закон, президент Порошенко заявил, что он является сигналом того, что Крым и Донбасс являются "неотъемлемой частью" Украины.

Да, тут стоит вспомнить, что в законе упоминается еще и Крым. Зачем это было сделано, если речь о "реинтеграции" Донбасса?

А затем, чтобы, во-первых, дать понять не только Москве, но и Западу, что крымский вопрос не закрыт и Киев до бесконечности готов об этом напоминать.

А во-вторых, Киев прекрасно понимает, что для Москвы как раз этот вопрос закрыт навсегда, она даже обсуждать его не будет. А значит, можно снова заявить на весь мир, что Россия — страна-"агрессор", "оккупант", к тому же не желающая договариваться, а значит, никакого даже обсуждения урегулирования в Донбассе быть не может. Во всяком случае, в тех форматах, где задействована Россия.


Фото: РИА Новости

А как обсуждать урегулирование без России? А никак. Зачем вообще обсуждать то, чего Киев упорно не хочет.

"Минские договоренности не могут считаться источником права, в том числе международного, поскольку они не подписывались субъектами международного права, их подписывали в том числе террористы…" — сказал как-то Мустафа "певец Майдана" Найем.

И ведь нечего добавить. Особенно, если вспомнить, что Рада минские соглашения так и не ратифицировала, они и до сегодняшнего дня для Украины были просто бумажкой с подписью президента и еще кого-то там. А теперь есть закон, который фактически запрещает их исполнение.

В принципе, изящный ход, Порошенко давно ждал такую возможность. Американские хозяева могут быть довольными — больше не нужно изображать давление на Киев, а можно и нужно еще сильнее давить на Москву. Ведь Киев продлил "особый статус", а что сделала Москва?

В дураках, правда, остаются все остальные подписанты "Минска", в первую очередь европейцы, но кого в Вашингтоне это волнует?

Да, теперь-то можно со спокойным сердцем поставить на Украину "Джавелины". Поставить, а не продать. Совершенно бесплатно. Для защиты суверенитета от коварной агрессии. А Киев теперь получает право требовать себе оружие! Агрессия же! Пыщ-пыщ, ололо! И срочно вводите миротворцев. Разумеется, не российских и не по российскому проекту!

Кстати, лидер партии "Народный фронт", экс-премьер Украины Арсений Яценюк считает, что принятие Верховной радой закона "о реинтеграции" откроет путь к принятию решения Совбезом ООН о введении миротворцев в этот регион. А это значит, как предлагал еще печально известный Дмитрий Ярош, открытая "зачистка", притом, что миротворцы фактически станут не просто свидетелями, а пособниками "восстановления территориальной целостности".

Можно не сомневаться, что этот закон в любой момент станет основой для возобновления полномасштабной войны, он уже развязал руки ее сторонникам, осталось только перейти от слов к делу. Что будет катастрофой не только для Донбасса, но и для Украины.

Сегодня украинские депутаты не просто запретили себе выполнять минские соглашения. Они сломали тормоза у летящего под откос поезда, который остановить без болезненной и кровавой процедуры экстренного торможения будет уже невозможно…

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх