7215

Война и мир Захара Прилепина

Писатель и заместитель командира батальона армии ДНР Захар Прилепин обвенчался в Спасо-Преображенском соборе Донецка.

На церемонии венчания писателя Захара Прилепина и его супруги Марии было немного гостей: близкие родственники, друзья, в том числе друзья-военные, глава Донецкой народной республики Александр Захарченко с супругой, музыканты Джанго и Чичерина, театральный режиссер Эдуард Бояков — люди, которые не теряли связь с Захаром во время донбасской войны.

Захар мог назначить местом венчания малую родину предков – деревни в Рязанской или Липецкой областях. Или городок Скопин, рядом с которым появился на свет, — из маленького Скопина вышло непропорционально много знаменитостей, Прилепин, естественно, среди них. Еще, конечно, Нижний Новгород, где Захар состоялся как писатель и революционер. Или имперский Питер. Да даже Москва с любым из ее храмов и ресторанов.

Предположу, что такого шума в социальных сетях (желчь, улюлюканье, скотские ужимки; разумеется, доброжелательных, искренне обрадованных голосов больше, но они спокойнее, а, значит, глуше), возможно, и не было бы.

Но Захар выбрал суровый Донецк, и тут нет ничего удивительного. Столицу сражающейся республики, отстоявшей в боях честь и независимость, совершившей на наших глазах чудо и сделавшей лучшую часть русской интеллигенции своими горячими сторонниками. Захар — майор спецназа армии ДНР, в свое время поддержавший республику многими тоннами гуманитарки и самыми точными, резкими, нужными словами — решил навсегда вписать Донецк не только в собственную биографию, но и в духовную историю собственной семьи.

Таинство и ритуал, достойные контекстов «Войны и мира» и «Тихого Дона».

И мне трудно представить себе особей, для которых этот выбор Креста и Судьбы — голый пиар и скандал.

А может, все было бы ровно так же: Прилепин давно превратился в символ, разделительную линию, и, похоже, сегодня не так важен повод, предоставленный им, чтобы публика в очередной раз разделилась на народ, почитающий традицию, семью, право выбора и глумливую, глупо хихикающую циничную тусовку.

У этой самой тусовки (преимущественно либеральной ориентации, "прогрессивных" взглядов, априорной уверенности в том, что все глубокое и настоящее подлежит немедленному осмеянию) есть еще один важнейший видовой признак — какая-то немотивированная, истерическая ненависть к оружию. Любому.

Дело тут явно не в пацифизме, а в очевидных комплексах, замешанных на трусости и неумении совершать поступки и жесты.

На сей раз профессиональных носителей комплексов пресловутые гранатомет и пистолет не столько скандализировали, сколько напугали до дрожи поджилок.

Если кто-то не слышал, напомню, что руководитель ДНР вручил Марии пистолет "Оплот»" донецкого производства, а самому писателю – самовар. Но не всем нравится песня: "У самовара я и моя Маша".

Кто знает, может, им показалось, что венчание Прилепина — не семейный праздник для родных, друзей и однополчан, а замаскированная повестка в райвоенкомат по месту жительства. И многих тусовщиков призывного возраста сейчас отправят защищать независимость ДНР, а то и воевать предмет явной и тайной симпатии — постмайданную Украину.

Вот такой вот страх и ненависть в московских кафе.

Я говорю не про украинские СМИ, где иначе, чем "писателем-террористом" и "командиром боевиков", Захара не называют. Я про россиян из социальных сетей, которые, может, в отличие от тусовочных разновозрастных юношей, оружия не боятся, но появлением его тоже бывают фраппированы.

А более того – самой атмосферой казачьей вольницы с ее не только трудами и боями, но и коротким бурным разгулом, когда строители молодой республики позволяют себе праздник-перекур. С поздравлениями, тостами, подарками, чарками, грубоватым подчас юмором, любимыми песнями и суровыми мужскими игрушками.     

Этих ребят "колбасит" чужая мускулинность и невозможность примерить ее на себя.

Тут, пожалуй, необходимо обозначить неудобный и нелестный для национального сознания парадокс: многие из наших людей, увы, в подобных случаях не могут побороть в себе ханжества и лицемерия.

Ну, скажем так, нам глубоко близка атмосфера фильмов Эмира Кустурицы с ее балканским карнавалом, живым привкусом горечи и пороховым запахом, но запрограммированы почему-то на скандинавскую скуку и занудные рефлексии кинематографа Ингмара Бергмана. Нам он кажется более приличным, что ли, соответствующим духу и образу современного человека. Православные в большинстве своем, как и сербы, за жизненный идеал мы принимаем протестантские стандарты, где, между прочим, за внешними приличиями скрываются устрашающие адовы бездны.

Я же надолго запомню огромный донецкий храм, длинные тосты, донецкие подарки, громкую музыку и ребят, которые на время сняли военную форму, чтобы поздравить Захара и Марию с самым светлым праздником в их жизни, к которому они шли 20 лет.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх