5169

За огнем пришла вода: как дело министра из команды Левченко связано с иркутским паводком

В 2001 году Иркутская область пережила два больших наводнения — и, кстати, тогда Путин также вылетал в регион, чтобы оценить обстановку и урегулировать ситуацию с пострадавшими на федеральном уровне. Было два наводнения в 2006 году. И тогда говорили, что такие наводнения стали случаться все чаще и чаще. Почему? Глобальное потепление и аномальные осадки? Возможно. Но вот большое наводнение в Приморье в 2016 году, и впервые экологи громко заговорили о связи между ростом наводнений и незаконной вырубкой лесов. Леса удерживают влагу: ствол кедра, по словам специалистов, во время ливней может впитать более тонны воды. Плюс деревья удерживают верхний слой почвы, из которого влага уходит в грунтовые воды. Однако из-за незаконной вырубки леса может поменяться даже климат — из-за резкого увеличения в воздухе диоксида углерода, что приводит к усилению глобального потепления. А это — резкие аномальные смены погоды. Природа мстит тем, кто ее уничтожает. РЕН ТВ уже давно ведет расследование хищнических вырубок леса в Иркутской области. Напомним, что после демонстрации одного из таких наших расследований на Сочинском медиафоруме президент Путин сказал, что в регионе — наиболее криминогенная обстановка с вырубками. А позднее был арестован министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда. Но весь ужас ситуации в том, что если даже начать снова сажать лес, пройдут десятки, а то и сотни лет, прежде чем экологическое равновесие восстановится. Наши корреспонденты сейчас работают в Иркутской области, оценивая весь масштаб этой проблемы.

На этих кадрах мощное течение уносит дом. Внутри — люди.

Спасти терпящих бедствие невозможно. Буквально через минуту в бешеном потоке от избы остаются одни бревна.

В Иркутской области затоплены Тулун, Нижнеудинск, Чунск… Реальный масштаб катастрофы пока неизвестен. Ситуация меняется с каждым днем: там, где еще вчера была суша, сегодня — бурлящий поток.

Эту женщину спасатели сняли прямо с крыши сельского дома. И таких операций — десятки. На дорогах пробки: люди не могут понять, куда можно проехать, а куда — уже нет.

Так теперь с высоты птичьего полета выглядит Тулун. Ориентироваться можно лишь по крышам зданий, которые почти скрылись под водой. Уничтожен мост через реку Кирей, разрушены почти все сельские переправы и автомобильные дороги. Людям остается лишь смотреть, как их дома медленно уходят под воду.

Первые спасательные операции местные жители организовали сами. Вот эти двое предприняли опасную вылазку в затопленный поселок, чтобы узнать, нет ли там тех, кто на волосок от смерти.

В регионе не хватает воды и продуктов. В этом магазине хлеб раздают бесплатно. Но строго одну буханку в руки.

Сотни людей — без крова. В регион прилетает Владимир Путин. Визит не запланирован: президент возвращается с саммита G20 в Японии. Но ситуацию нужно взять под контроль. На оперативном совещании Путин ставит четкую задачу: подумать о судьбах людей.

"Прошу уже сейчас, не откладывая, наметить план действий по восстановлению жилья, чтобы завершить эту работу как можно быстрее. Мы с вами прекрасно понимаем, знаем ситуацию в сибирских регионах — здесь в том числе лето очень короткое, зима наступает быстро, а паводок-то еще не закончился, вода не сошла. Когда строить будем? Времени очень мало. Нужно сделать все, чтобы люди не оказались в палатках, когда наступят холода. И вообще, предусмотреть все возможные варианты событий", — сказал Путин.

Для главы региона Сергея Левченко совещание явно стало серьезным испытанием. Он даже запутался в названиях поселков, терпящих бедствие. А ведь именно в кабинете главы региона, возможно, и стоит искать причины масштабной трагедии. В большом расследовании РЕН ТВ мы рассказывали о массовых вырубках реликтового леса в иркутской тайге. Вековые деревья принесли несметные богатства "черным лесорубам". Но тотальное уничтожение защитных лесов изменило так называемый гидрологический режим рек.

"Они несут в основном водоупорную функцию — фактически как губка. Впитывают воду в себя, и тогда это чревато такими явлениями, как наводнения, потопы, что мы сейчас и наблюдаем, например, в Иркутской области. Там наблюдается высокий уровень осадков и из-за лесов, и из-за того, что лес не восстанавливался после пожаров. Если было много незаконных вырубок, случаются вот такие потопы", — говорит эксперт-эколог Дмитрий Миронов.

Мы раскрыли схему, по которой реликтовый лес в Иркутской области превращается в доллары. Она работает под прикрытием местных чиновников. Например, через торги проходит незначительный контракт, выигрывает который фирма-прокладка. Потом возникает допсоглашение и получается подряд мечты. Так было, например, с Иркутской лесной компанией.

Фирма Дениса Савчука, состоящая из одного человека, получила возможность освоить 350 тысяч гектаров тайги. Впрочем, бенефициары от российских лесов далеко — на Виргинских островах. Интересно, что, по данным базы СПАРК, одна из фирм все того же Савчука тесно связана с компанией, которая принадлежит в том числе дочери иркутского губернатора Сергея Левченко.

Еще одно доказательство чиновничьей жадности — заказник "Туколонь", за незаконную вырубку которого министр лесного комплекса Сергей Шеверда, человек из команды Левченко, был задержан и арестован. Сам губернатор с мнением следователей не согласился.

"Если вовремя сделаны эти санитарные рубки, то до 75% можно продавать кому угодно. Хоть в Китай, хоть куда", — заявил он.

Министр Шеверда, похоже, пользовался особым доверием губернатора Левченко. При официальном доходе в 5,5 миллиона рублей в год, по некоторым подсчетам, он стал богаче как минимум на 20 миллионов. Это и трехэтажный особняк, и даже легендарный мотоцикл Harley-Davidson, стоимостью в половину годового дохода главы региона.

Проверить результат санитарной вырубки, про которую говорят Левченко и его министр, непросто. Вместе с учеными и сотрудниками прокуратуры мы отправляемся в недра заказника "Туколонь". 1300 километров от Иркутска. Вокруг — непроходимая тайга. Последние 100 верст преодолеваем по реке. Полтора года назад "черные лесорубы" здесь уничтожали реликтовые сосны.

"Лес вывозился, по нашей информации, через зимник. То есть рубка производилась в зимнее время года, когда еще был зимник, когда можно было технике пройти по снежному покрову беспрепятственно. Но самое примечательное, что по документам здесь проводилась санитарно-оздоровительная рубка. То есть рубке подлежал только больной лес", — рассказывает прокурор Северобайкальской межрайонной природоохранной прокуратуры Алексей Барсуков.

Так исчезли 116 гектаров леса стоимостью почти в миллиард рублей. Чиновники даже не попытались толком скрыть следы преступления. По нашим данным, эксперт, который выдал разрешение на санитарную вырубку, не выезжал на место.

Картина, которую мы увидели в Туколонском заказнике, действительно поражает. Только вдумайтесь: всего за четыре месяца отсюда исчезло много отборной древесины. В правительстве Иркутской области это назвали "оздоровлением леса". Вот только больные деревья здесь как лежали, так и лежат. Хотя, казалось бы, все затевалось ради их ликвидации.

Ученые уверяют: лес здесь был абсолютно здоров.

"Я думаю, что этому дереву не менее 250–280 лет. Дерево было вполне здорово. У него на протяжении полутора десятка лет был равномерный вполне благополучный прирост", — считает старший научный сотрудник СИФиБР РАН Сергей Казановский.

Под угрозой исчезновения оказались растения и десятки видов редких животных, занесенных в Красную книгу. Однако это еще не самое страшное.

"В ходе сухих гроз может ударить в эти деревья. И вот этот сухой остаток, который там остался, может сработать как пороховая бочка. Сила и скорость пожара может быть очень огромной, и мы можем потерять большие площади", — говорит замдиректора по науке Байкало-Ленского и Прибайкальского заповедника Светлана Бабина.

Слова эксперта получили подтверждение буквально на следующие сутки. Дым над кронами этих деревьев мы можем наблюдать уже несколько часов. Горит заказник "Туколонь". Только вчера сотрудники прокуратуры проводили там проверку, на которой присутствовала и наша съемочная группа. А сегодня вот, пожалуйста.

Теперь самое интересное: этот пожар возник примерно там же, где следователи искали улики по делу Сергея Шеверды. А значит, нельзя исключать, что огонь — попытка скрыть следы преступления.

Иркутский лес вообще горит с удивительным постоянством. Страшный огонь прошел по региону буквально два месяца назад.

Когда пожары потушили, выяснилось, что причиной их стали поджоги. Простой и эффективный способ скрыть следы страшных преступлений перед природой.

И теперь, вслед за огнем, пришла вода. Раньше на своем пути она встречала вековые деревья. Сейчас спасти поселки от наводнений природа не может. Масштаб трагедии в Иркутской области еще предстоит оценить. На ликвидацию последствий уйдут сотни миллионов из государственного бюджета. И вряд ли за это заплатят те, кто считает себя "хозяевами тайги".

Больше интересных новостей читайте на канале РЕН ТВ в Яндекс.Дзен
LentaInform
Загрузка...

Популярное

NNN
Вверх