518

Чем грозит монополия на скупку лома на Дальнем Востоке: расследование РЕН ТВ

Славянский судоремонтный завод. Морем от Владивостока — 50 км. Сотрудников, занятых делом, здесь можно найти только у плавучего дока. Грузовые причалы замерли. С тех пор, как из страны, по сути, запретили вывозить черный лом, нет ни работы, ни денег, говорят портовики. "Раньше, когда металлолом был, я тысяч 40 получал. А после того как запретили, не больше 20. В 2 раза, считай, упала зарплата", — рассказал докер-механизатор 4 класса Максим Реутов.

Специалистов стараются удержать любой ценой, но массовые увольнения неизбежны, уверен директор завода. Уже несколько лет перевалка лома — единственная загрузка порта. Каждый месяц отсюда в Китай и Южную Корею уходило 10 тысяч тонн черного металла. "Металлолом приезжал из Хабаровского края, Амурской области, со всего Дальнего Востока. В месяц наш порт зарабатывал примерно 6 млн рублей на перевалке металлолома. У нас в порту работало примерно 100 человек. Мы их всех уведомили о сокращении", — пояснил генеральный директор ПАО "Славянский судоремонтный завод" Андрей Якимчук.

Славянка — один из 20 портов Дальнего Востока, откуда уже 4 месяца запрещен вывоз лома черных металлов. Каждый год регион поставлял на рынки Азии около полутора миллионов тонн "вторчермета". Но в середине июля каналы экспорта закрыли постановлением правительства. А начиналось все со спасения рабочих мест для 3 тысяч металлургов. Завод "Амурсталь", Комсомольск-на-Амуре, с 2013-го до лета прошлого года — банкрот. Сейчас, с учетом закрытых границ, — единственный покупатель лома черных металлов. А значит, монополист в ценообразовании. В Хабаровском крае такой успех предприятия связывают с новым губернатором, Сергеем Фургалом. Но он говорит, это выдумки.

"Много чего говорят. Иногда говорят, что я детей ем по утрам. Вот возьмите выписочку из ЕГРЛ, и, если там увидите фамилию Фургал, вот тогда и можно о чем-то говорить", — заявил Сергей Фургал. Такой фамилии в реестре действительно нет. С января 2017 собственник "Амурстали" — ООО "Торекс-Хабаровск". Равноправные совладельцы фирмы — бывший партнер по бизнесу и однопартиец Фургала, Николай Мистрюков. И Лариса Стародубова. Жена главы Хабаровского края. Он ее старательно прячет от общественности. Единственное публичное доказательство родства – агитационные материалы к губернаторским выборам.

В налоговой декларации Фургал указал, что доход Ларисы Стародубовой за прошлый год — 465 тысяч рублей. Но мы нашли и скрытые активы. Например, два внедорожника, жилое здание. А главное, по данным базы СПАРК, компании, учредителем или совладельцем которых выступает Стародубова, зарабатывают гораздо больше. "Торекс" — 3 млрд. рублей, "Торекс-Хабаровск" — 4 млрд. "Сталком" — 303 млн. Это, не считая "Амурстали". Да и сам политик забыл упомянуть, что на момент выборов оставался учредителем трех фирм, заготавливающих лом черного металла.

Активно продвигать интересы жены Сергей Фургал начал, еще сидя в кресле депутата Госдумы. Ломозаготовители прямо обвиняли его в давлении на правительство. Но сам он отпирался. "Я не могу сказать, что будет делать правительство. Честно, не могу сказать. Потому что у меня нет такой возможности зайти в правительство и приказать им что-то сделать", — заявил Фургал.

В нашем распоряжении оказались документы, позволяющие восстановить всю технологию лоббизма. Для начала нужна проблема — единственный электрометаллургический завод Дальнего Востока, встающий на ноги после банкротства, не получает сырье. В августе 2017 руководство "Амурстали" направляет письмо депутату Фургалу, в котором фактически обвиняет экспортеров черного лома в сговоре с южнокорейскими партнерами. Говорит о скорой остановке производства, увольнении 3 тысяч сотрудников. И просит ограничить вывоз. Но ведь предприятие семейное, а значит, Фургал пишет сам себе.

Письмо попало в хабаровское Заксобрание, откуда с визой председателя Луговского отправилось в профильный комитет Совета Федерации и скоро оказалось на исполнении в Минпромторге. Там тут же начали заседать комиссии: надо спасать завод. Но Фургал усилил давление. И написал в Министерство промышленности уже от себя. Кто помог ему заручиться поддержкой полпреда президента на Дальнем Востоке Юрия Трутнева, пока неизвестно. Но именно он внес проект постановления на запрет экспорта без обязательной процедуры общественных слушаний. Правительство согласилось. "Постановление принято без экспертизы. Без отраслевой экспертизы, которой у многих чиновников просто нет. И получилось так, что, на наш взгляд, чиновники сами себя, к сожалению, подставили", — сказал директор НП НСРО "РУСЛОМ.КОМ" Виктор Ковшевный.

Вывозить черный металл за границу с Дальнего Востока теперь можно только через 9 портов. В один миг металлолом стал стратегическим сырьем и основой нацбезопасности, чуть ли не как нефть или золото. Кроме проблем с экологией, ограничение на экспорт черного лома будет иметь и другие последствия, бьют тревогу профсоюзы. Экспортеры уже несут издержки, пока они исчисляются миллионами рублей. Но не вывозя товар за границу, десятки компаний рано или поздно обанкротятся.

"Это будет просто в один день 7000 человек. Вообще, всего у нас связано этой работой 15 тысяч человек, а если с семьями — 75 тысяч человек", — объяснила председатель межрегионального Дальневосточного профсоюза работников сбора, утилизации, обработки металлических отходов Татьяна Костикова. Несмотря на нынешнее выгодное положение, пострадает даже "Амурсталь". Предприятие-монополист, конечно, получит право выбора поставщика. Сможет навязывать цены. Но в итоге кому-то, как в сказке про золотую антилопу, придется закричать "Довольно!"

"Амурметалл" может потреблять порядка 700 000 тонн по году. Что это означает? Притом что объем рынка составляет больше полутора миллионов тонн, если полностью закрыть экспорт, то получится избыточное предложение более 700 000 тонн. Объем ломосбора упадет, и его будет очень трудно восстановить. В итоге главная задача, чтобы завод "Амурметалл" был с сырьем, она в итоге не будет выполнена", — пояснил директор директор НП НСРО "РУСЛОМ.КОМ" Виктор Ковшевный. Самое интересное то, что на "Амурстали" делают, получив желанный металлолом. Манипуляции нехитрые. Переплавляют в котле. Потом отливают заготовки. Часть идет на прокатный стан и плетение проволоки. Остальное продают. В Южную Корею и Китай. "Они льют чушку. Чушку льют. Это самый дешевый передел. Гонят его как некий продукт. Они гонят тот же самый лом, но с наценкой. НДС возвращаете, господа?" — рассказал заместитель генерального директора компании по переработке вторсырья Ринат Залиев.

Металлурги возмущены тем, что административный ресурс поставил "Амурсталь" над рынком. Возврат того самого НДС — при экспорте налог платится дважды. В России и стране, куда ушел товар. Но позже местные взносы, а это 18 процентов от стоимости товара компенсируются из бюджета. Легко представить, какие суммы будут фигурировать, если сделки исчисляются миллионами. Можно разбогатеть только на одной марже! Еще выгоднее – загнать всех на внутренний рынок, обеспечивая переизбыток сырья, а на внешнем избавиться от конкурентов. Торгуя, по сути, тем же металлоломом, переплавить который в регионе больше никто не может. Понятно, что провернуть такую схему руководство "Амурстали" не могло без поддержки в высоких кабинетах. Подобное продвижение интересов во многих странах, например, в США, считается легальным. У нас — нет.

"У нас нет в законе понятия лоббизм. У нас нет лоббистских структур. Кроме того, ряд действий, которые являются в Америке легальными, лоббистскими, у нас называется "коррупция". И за это люди могут пострадать, и не просто пострадать, а оказаться в тюрьме. И прецедентов того, как людей сажают, очень много", — пояснил политолог, профессор ВШЭ Олег Матвейчев.

Ломозаготовители и экспортеры вторчермета уже дошли до Верховного суда, пытаясь отменить постановление, закрывшее азиатские рынки. Которое столь легко продавил Сергей Фургал. И если он умудрялся проворачивать такие схемы для своих через правительство, будучи депутатом, то статус губернатора вообще снимает ограничения. Чьи интересы, края или личные, в приоритете — очевидно. Пока конкуренция существовала, объем экспорта черного лома с Дальнего Востока в Азию превышал миллион тонн. Сейчас он сократился до 300 тысяч — это все, что может поставить семейный завод "Амурсталь". Устроив собственные дела,  Фургал, по сути, разрушили бизнес других. И последствия такого слияния власти и капитала скоро почувствуют на себе 15 тысяч сотрудников отрасли и их семьи.

Больше интересных новостей читайте на канале РЕН ТВ в Яндекс.Дзен
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...

Популярное

NNN
Вверх