247

Во Франции сегодня вспоминают жертв теракта в Ницце

Во Франции сегодня вспоминают жертв теракта в Ницце. Ровно год назад неуправляемый грузовик влетел в толпу прохожих. А затем водитель расстрелял местных жителей и туристов, которые всего лишь пришли посмотреть на фейерверк в честь Дня взятия Бастилии. Тогда погибли 84 человека, ранены были больше двухсот. Именно атака в Ницце показала: боевики выбрали новую тактику. После этих событий мир потрясла целая серия подобных терактов. Журналист РЕН ТВ Александр Якименко рассказал о том, что изменилось за год и почему до сих пор европейцы боятся и не чувствуют себя в безопасности.

Солидный ежедневник "Пари матч" попал под шквал критики со стороны французских властей, когда накануне 14 июля провел собственное расследование теракта в Ницце. Оказывается, освещать события годовой давности во Франции можно лишь под одним углом — так, чтобы все представало как цепочка роковых случайностей. И не показывать никаких деталей.

"Чувства, которые вызывают воспоминания об этом страшном теракте, понятны. Но ведь надо смотреть угрозе в глаза. Если мы покажем свою слабость, то станем еще более уязвимы. Что и от кого мы пытаемся скрыть? То, что мы не готовы предотвратить новые теракты? Так это и так всем ясно!" — отмечает юрист и журналист Шарль Консини.

О свободе слова, по-видимому, забыли после премьеры другого журналистского расследования. Репортеры "Телевизьон насьональ" разрушили миф, который власти страны кропотливо создавали целый год, — о том, что теперь безопасность граждан в руках тысяч новеньких телекамер. Они просто спросили у оператора, как система сработала год назад.

"50 камер с разных точек, я видела его лицо, все в деталях, могла предсказать, куда фура поедет в следующий момент. Там стояли люди, они не знали, куда бежать. А я знала, но не могла помочь, я была беспомощна", — вспоминает оператор системы видеонаблюдения в Ницце Сандра Бертан.

Беспомощность сейчас испытывают и родственники жертв давки на Английской набережной. Они уверены, что от них скрывают правду о тех событиях. Спустя год расследование не закончено, никого не привлекли к ответственности.

"Судьи издеваются над нами. Зачем они рассказывают нам, как он ехал на грузовике? Я и так видела его своими глазами. Лучше объясните, почему он смог это сделать? Почему его никто не остановил?" — спрашивает Марго, мать одной из погибших.

Но это уже вопрос к французским спецслужбам. Перед тем как начать давить людей, отмечавших национальный праздник, Мохаммед восемь раз заезжал на запретную пешеходную зону, неоднократно превышал скорость, даже проверял, сможет ли он проехать под крышей беседки. Никто не обращал на него внимания. Как и в первые минуты теракта. И пока он детально разрабатывал план кровавой давки, никто не обратил на него никакого внимания. 14 июля поначалу — тоже.

"Мы его не видели, сначала услышали шум, как будто от приближающегося поезда. Потом совсем незнакомый тогда звук того, как хрустели кости людей под колесами, затем сразу — крики. Через секунду я осознал, что это не авария, он набирал скорость! Ни скрипа тормозов, ни попытки увернуться — ничего, что обычно пытаются сделать водители в таких случаях. Только когда он проехал мимо меня, я понял, что надо действовать. Я не знал, как… по рации сообщил, что на набережной сумасшедший давит людей. Сумасшедший — единственное, что пришло мне в голову", — говорит полицейский Кристофор.

Вместо стражей порядка в погоню за террористом на фуре бросился этот мотоциклист — Франк. Он успел догнать преступника и вступил с ним в драку. Этим наверняка спас не одну сотню жизней. Франк признается: за свою жизнь он испугался, когда его самого приняли за сообщника.

"Когда полицейские увидели меня — я лежал на земле после падения, — то сначала хотели расстрелять на месте. Один даже пытался задушить. Только через несколько минут я смог им объяснить, что я не террорист", — вспоминает он.

Сейчас Франк вернулся к обычной жизни. Говорит, по ночам еще мучают кошмары. Но он справился. Чего нельзя сказать о других.

"Я потеряла чувство жизни. Друзья говорят мне: радуйся, ведь никто из твоих родных не пострадал. А я не могу. Мне кажется, что часть меня умерла там, на набережной. Я изменилась, больше не могу шутить, не могу радоваться жизни", — говорит очевидец Стефани Лакуисс.

Эта трагедия затронула каждого в Ницце. Она показала, что от терактов в стране не застрахован никто. Даже пусть и не в маленьком, но все же провинциальном городе. Теперь здесь вздрагивают от сообщений об угнанных автомобилях. Но, несмотря на это, уже сегодня вечером они снова соберутся на Английской набережной — на Марш жизни. 

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх