655

Общество радуется несчастьям людей: эксперты о подростках, снявших падение женщины из окна

Не секрет, что часть своей сомнительной славы отпрыски благородных семейств заработали, в том числе, благодаря съемкам собственных похождений.

Не секрет, что часть своей сомнительной славы отпрыски благородных семейств заработали, в том числе, благодаря съемкам собственных похождений. Мода фиксировать происходящее на камеру приобретает все более уродливый и смертельно опасный характер. Перспектива получить тысячи "лайков" в интернете в буквальном смысле оказывается важнее и ценнее человеческой жизни.

Женщина за окном 4-го этажа. Не удержаться. Уже не просит помощи, просто отчаянно кричит. Но спасение не придет. Внизу веселится группа подростков. Ну смешно же.

Какие там медики и спасатели, когда тут такое. Очевидцы возвращаются в реальность, только когда короткометражку в реальном времени обрывает трагический финал.

Женщина сейчас в реанимации. И врачи не могут с уверенностью сказать, удастся ли ее спасти.

А это Москва, 8-й этаж, пожар. Девушка пытается спастись на карнизе балкона. Те, кто в безопасности, ничего не делают и просто наблюдают. А когда она срывается, равнодушно комментируют.

Ее госпитализировали вертолетом, но не спасли. Смерть уже транслируют в прямом эфире и возмущаются, когда развязка затягивается.

Психологи объясняют: это наступление визуальной культуры. Люди все меньше читают и все больше смотрят. И сами примеряют роль творца в соцсетях и на видеохостингах. Камера – в каждом телефоне. Но даже самые современные из них либо снимают, либо звонят. Одновременно – никак. Вызовешь скорую – не снимешь самое интересное. Прощайте просмотры и лайки.

"Для части нынешних молодых получается, что вся нынешняя жизнь – это движущиеся картинки. Акт выкладывания в Сеть – действие, равное самому действию. Люди искренне считают, что если они что-то сняли, то они уже показали и свое отношение, свою активность, сделали что-то полезное, и в принципе, чего еще от них хотят", – рассказывает социальный психолог Алексей Рощин.

Действительно, не ловить же падающего с 8-го этажа человека руками? Но вот Владимир. Люди не растерялись и растянули ковер – как спасательный батут. Из огненного плена на 5-м этаже спасается семья с двумя маленькими детьми.

Но это, скорее, редкость. Ведь у популярного видео есть своя цена. В среднем доллар за тысячу просмотров. И раскрученные видеоканалы зарабатывают приличные деньги на чужой смерти. И тех, кого хватает лишь на закадровые комментарии, никак не накажешь. Да, есть уголовная статья за оставление в опасности. Но сейчас ответственность грозит только тому, кто по закону обязан заботиться о потерпевшем или сам создал опасную ситуацию. А равнодушные свидетели с телефонами ни при чем. И юристы сомневаются, что ужесточение наказания поможет.

Но пока общественность слепо идет за новыми интернет-технологиями и добровольно участвует в жутком реалити-шоу. Где соревнование, кто больше снял и выложил в Сеть будоражащие кровь видео, оставляет в стороне такую мелочь, как человеческая жизнь.

И вот в такой ситуации все-таки стоит обратить внимание на зарубежную юридическую практику. Там подобные действия, а точнее бездействие свидетелей, закон трактует однозначно. Достаточно вспомнить уголовное дело против папарацци, которые фотографировали место катастрофы принцессы Дианы, вместо того чтобы спасать умирающую. А в США правовая система даже поощряет случайных очевидцев приходить на помощь. Для этого принят "Кодекс доброго самаритянина". Согласно ему, человек, оказавший пусть неправильную, но все-таки помощь, освобождается от ответственности за вероятные негативные последствия, поскольку стремился избежать самого худшего. При этом эксперты подчеркивают, все эти нормы складывались на Западе веками и стали неотъемлемой частью менталитета общества. Но их оппоненты отвечают, что и в нашем общественном сознании до недавнего времени помощь ближнему, пусть и незнакомому, считалась абсолютной нормой без всяких юридических правил. 

"Мы не знаем, что послужило причиной тому, что человек не стал помогать: незнание, оторопь, собственные особенности, связанные, допустим, с ограничениями какими-то, которые имеет этот человек. Более того, у нас есть случаи, когда мы видим, что съемка иногда помогает и правоохранительным органам и просто людям понять, что же было на  самом деле. Другое дело, что шокирует, и с этим нельзя не согласиться, когда ни один из наблюдателей не бросается на помощь", – уверен директор Центра федеративных исследований РАНХиГС Дмитрий Рогозин.

"На самом деле нужно не наказывать за бездействие, а вырабатывать такие меры воспитания религиозного, морального, семейного, чтобы человек не бросал другого человека в беде и не боялся оказать ему помощь. Через закон морально-этические качества невозможно привить человеку, особенно взрослому. Законом вообще тяжело что-то заставить. Законом можно создать иллюзию, что государство и чиновники о чем-то заботятся и что-то не забывают. У нас такое общество, что мы привыкли нарушать и благополучно избегать все законы", – считает директор Института политической социологии, юрист Вячеслав Смирнов.

"Речь идет, прежде всего, о воспитании, наше общество в значительной  мере теперь стало таким, оно безразлично к судьбам других людей, оно радуется несчастьям других. Это, извините меня, стало сплошь и рядом. Это наш порок, очень большой порок современного общества. Наверное, я вообще не любитель корректировать кодекс, подводить уголовные статьи под всякие общественные отношения, я не любитель этого делать, но, по-видимому, тут нужно думать, как все-таки предусмотреть и в какой форме ответственность за подобные поступки", – рассказал первый заместитель председателя комитета ГД по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков.   

И тем не менее, нельзя не признать, что равнодушие стало одной из самых страшных угроз.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх