5021

Наперегонки со смертью: ГАИ устроит настоящую охоту на стритрейсеров

На спидометре — взлетная скорость пассажирского "Боинга" или "Эйрбаса" — 251 км/ч, но водитель умудряется лавировать в потоке. Передышка на светофоре, и "Феррари" снова рвет с места.

Очередной стритрейсер, покорявший ночную Москву, Казымбек Батыров, ему 20. Спорткар, видимо, подарок отца. Аштар Батыров — владелец одного из крупнейших в России птицеводческих предприятий, в его гараже — 5 элитных автомобилей. Но именно "Феррари" Казымбек называет в Инстаграме своей "ракетой". 

Но в телефонном разговоре с нами Казымбек открестился не только от грубых нарушений правил, даже от своего имени — он, видите ли, теперь Николай Прохоров. Обмануть приставов, утверждает прокуратура, пыталась и самая известная нарушительница ПДД Мара Багдасарян. Вроде как больничный, которым она прикрывалась, пропуская назначенные судом 600 часов общественных работ, купили в переходе метро. Ну не знала она, что этот документ выдает только врач, убеждает адвокат. Мара согласно кивает — раскаивается. Но кто теперь поверит? И вот, два дня назад ,новый приговор — уже год исправительных работ и минус 15 % доходов. А Мара, которой нельзя поднимать ничего тяжелее того самого больничного, вприпрыжку убегает из суда. Подмигивает журналистам, а может, и тем, кто по всей стране ловит каждое ее слово и взгляд.

Алексей Алексеев сел за руль в 10 лет — родители подарили "Запорожец". Сейчас он гоняет на спортивной "Субару", хотя ему всего 17. И прав, понятно, нет. 

Его раздражают "правильные" водители. Насмотревшись на Багдасарян и ее друзей-мажоров, он летает по узким Новокузнецким улицам и выкладывает видеоотчеты в соцсети с подписью "привет Маре", она ведь такая свободная и бесстрашная.

Слава о Новокузнецком хулигане гулким эхом разносится только в стенах местных полицейских участков. Его кумиров — Мару и ее друзей — не зря называют "золотой молодежью". Сколько стоят быстрые и громкие игрушки "мажоров", мы узнали в лучших тюнинг-ателье Москвы.

Здесь машину сделают громче и быстрее, например, добавят "лошадей" и уникальности и без того известному всем гонщикам мира "корвету" от Шевроле. Все что угодно за ваши деньги, но дешево не получится.

На самом деле, сэкономить можно, если делать все своими руками и пропадать в гараже дни и ночи напролет, но это, когда руки растут, откуда нужно. Тюнинг-ателье — второй по дороговизне и самый распространенный вариант, но "мажоры" обычно пользуются третьим, и выкидывают суммы, на которые можно купить квартиру в Москве, за машины, доработанные самим производителем.

Такие огромные суммы "мажоры", понятно, не зарабатывают (они, кстати, чаще всего нигде и не работают), все это — подарки родителей.

Того же отца Мары Багдасарян называют "колбасным королем", он занимается оптовыми поставками мяса. Дочь только за 2015-й нахватала около 150 штрафов на сумму свыше миллиона рублей. В прошлом году — еще 50 зафиксированных нарушений. Отец водителя "Феррари" Казымбека Аштар Батыров, как мы уже говорили, гендиректор крупнейшего птицеводческого предприятия. Лихачу всего 20, но за спиной уже лишение прав на 2 года. Знакомый Багдасарян, Максим Амирасланов, круживший в опасном дрифте у здания МГУ, был должен оплатить штрафов на 250 тысяч рублей. Его отец, Фазил Исмаил Оглы, — руководитель и совладелец четырех Московских фирм. Еще один друг Мары, Вартан Саркисов, водитель "Порше", сбивший насмерть пешехода в Москве, — сын угольного олигарха. Вартан учится в Англии, он и там на отцовском "мерседесе", успел накатать штрафов на 7 тысяч фунтов — это около полумиллиона рублей.

Они с детства привыкли прятаться за капиталом и связями родителей, но ошалевшие стритрейсеры — не только российская проблема. В начале марта в Германии двум стритрейсерам вынесли пожизненный приговор: год назад на спортивных машинах они устроили гонки в центре Берлина, снесли внедорожник, его водитель погиб. Уличные гонки в Германии и раньше заканчивались смертью, но это первый случай, когда вердикт максимально жесткий, по статье "Убийство".

В Европе нарушения стараются предупреждать. Например, о рейдах объявляют по радио и в Интернете, на всех дорогах лежачие полицейские, а вот на скоростных магистралях — реальные патрули, радары и засады из целых летучих отрядов. Скрытые патрули курсируют и по городским улицам, а радары выдают даже активным гражданам. И любителю скорости здесь придется заплатить внушительный штраф — до 3 тысяч евро за превышение скорости на 50 км/ч.

А вот в США с гонщиками вообще не церемонятся. Полиция не жалеет ни свои, ни чужие машины: лихача просто вытолкнут с дороги или протаранят. Сейчас американские копы осваивают новую разработку: на полицейскую машину крепится специальный бампер с эластичной ловушкой. Все, что нужно, — подвести ее под заднее колесо преследуемого автомобиля.

В России "мажоры" на супердорогих машинах уже так всех достали в первую очередь своей вседозволенностью, а часто и безнаказанностью, что проблема вышла на самый высокий уровень. На этой неделе о том, с уличными гонками пора заканчивать, говорил даже Владимир Путин, выступая на коллегии МВД. Полиция, по словам президента, не дорабатывает. 

"Хамство на дорогах, создание угрозы для жизни людей должно пресекаться не только силой закона. Здесь важна принципиальная позиция всего общества. Поэтому прошу активнее выстраивать партнерские отношения с волонтерскими объединениями, общественными организациями и гражданскими активистами", — сказал президент.

В ГИБДД говорят, что встречались даже с самим стритрейсерами — не реагируют. На трассе "мажорам" не интересно, поэтому полиции приходится устраивать настоящую охоту.

Они появились на всех московских улицах чуть больше года назад, и за это время аварийность, по данным ГАИ, резко снизилась на 40 %. Замаскированные экипажи видят то, что скрыто от постовых инспекторов, но в первую очередь скрытые патрули охотятся на стритрейсеров. Чаще всего они выходят на дорогу ночью, но наша машина обнаружила одного лихача и в разгар рабочего дня. Преследовать гонщиков замаскированный патруль не может: без спецсигналов правила нарушать запрещено, да и выдать себя очень просто. 

Секрет быстрого и успешного перехвата — слаженная командная работа. Сигнал скрытого патруля слышит все подразделение: стационарные посты, машины ДПС, летом — мотоциклисты, причем не только сотрудники ГИБДД — вся полиция в этом районе. А дальше лихача загоняют в ловушку: с помощью светофоров участок трассы изолируют, переводя нарушителя с широких улиц в переулки или тупики, и блокируют.

Чаще всего у агрессивных водителей при проверке всплывает еще множество нарушений от неоплаченных штрафов и липовых документов до алкоголя и наркотиков в крови. И если стритрейсер ведет себя совсем уж неадекватно, полиция идет на крайние меры.

"В случае возникновения обстоятельств, которые позволят сотруднику в соответствии с законом о полиции применять огнестрельное оружие, такое тоже иногда бывает, и оружие применяется для остановки транспортного средства", — рассказывает командир 6-го специализированного батальона ДПС ГИБДД на спецтрассе ГУ МВД России по г. Москве Константин Васюта.

И это не просто угроза. Если обезумевшего от скорости лихача не остановить, он сам вместе со своей машиной превратится в неуправляемый снаряд.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх