2337

Откуда берутся террористы с российскими паспортами

Шамилю Абдулазизову неделю назад исполнилось 25 лет. В каменном мешке-камере он проведет остаток жизни. Его история похожа на десятки других: уехал в Сирию, там научили обращаться со взрывчаткой, вернувшись, собрал первую бомбу – 60 килограммов в тротиловом эквиваленте. Это кадры после взрыва адской машины Шамиля в Пятигорске – 2013 год. 3 человека погибли, два десятка получили ранения. Своей ненависти к другим мусульманам, живущим в России, Шамиль, ставший апологетом религиозного фундаментализма, не скрывает. Вот что говорит он о традиционном течении суфизм, а это без малого вся Чечня и еще половина Северного Кавказа: "Я не считаю суфиев мусульманами. Они никакого отношения к исламу не имеют… Они, можно сказать, многобожники, язычники – поклоняются кому хочешь, намешали там всего. Они себя называют мусульманами, конечно… они к исламу никакого отношения не имеют".

Терроризм не имеет национальности – это правда, но порой донести суть происходящих процессов попросту невозможно, оставаясь в рамках дежурной  политкорректности. Герои репортажа  разной национальности, но все мусульмане, а если еще точнее, салафиты или ваххабиты, что, по сути, одно и то же. Ваххабиты лишь развивают идеи салафизма о том, какой ислам считать правильным.

В 2012-м в Татарстане убит последовательный критик ваххабитов Валлиуала Якупов, на муфтия приверженца традиционного ислама Ильдуза Фазратова совершено покушение. Дагестанский имам Надир Медетов бросил своих прихожан-салафитов, уехал в Сирию и принес присягу лидеру запрещенной в России организации "Исламское государство".

Это тоже 2015-й, Насыр-Кортская мечеть в Ингушетии, конфликт между традиционным исламом и салафизмом выглядит так... Имам мечети Хамзат Чумаков свою позицию объясняет предельно понятно: "Я ваххабит".

Если в салафизме-ваххабизме нет радикальной составляющей, то как в колонии оказалась эта прихожанка мечети имама Чумакова, по крайней мере, почему ее никто не остановил?

Сейчас Хадишат Албакова раскаивается, объясняет все своей молодостью. До ареста она была женой полевого командира Махаури. Террористы назначили его амиром Ингушетии – он ликвидирован.

Законы Российской Федерации для террористов ничего не значат. Шариатское право на всей территории строящегося Халифата – это общая цель, – так объясняют позицию экстремистов ученые-теологи.

"Салафизм и ваххабизм – это синонимы. Все ваххабиты всегда на стороне террористов, естественно. Это один из тестовых вопросов, который позволяет ваххабитов вычленить и различить с мусульманами традиционными. Вопрос: как вы относитесь к шиитам и суфиям? Как вы относитесь к сирийскому конфликту и к ряду лиц?" – отмечает исламовед Роман Силантьев.

Ислам религиозных фундаменталистов – это  ислам, который исповедовали первые три поколения мусульман, праведные саляфы, отсюда и название "салафизм". Часто его еще называют ваххабизмом по имени одного из основателей Саудовской Аравии Мохаммеда ибн Абд-аль-Ваххаба. Ваххаб, по сути, лишь окончательно сформулировал: ислам должен быть таким, каким он был в VII веке, все остальное – недопустимо, это бида – нововведение При этом мусульмане придерживаются строгого принципа единобожия – таухида. То есть никаких авторитетов кроме Аллаха, никакого поклонения могилам святых и поминок, никаких амулетов, и даже поклоны – только Аллаху. Эти принципы входят в естественное противоречие почти со всеми традиционными исламскими религиозно-правовыми школами, по которым веками живут мусульмане в светской стране – России.

Всем известно, что мусульмане делятся на шиитов и суннитов. Шиитов относительно немного: это Иран, частично Ирак и Азербайджан. Остальные страны – это суннитский ислам. 99% мусульман России – также сунниты.

Но ни в Коране, ни в Сунне нет приказа, чтобы Халифат построили, чтобы воевали с неверными. Там есть – "защищаться", но в России защищаться не от кого.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх