1647

Россияне следуют по пути Усамы бен Ладена за органами изувеченных бедняков

Журналисты РЕН ТВ разоблачили нелегальную схему торговли человеческими органами, корни которой уходят в Пакистан. 

Эксклюзив
Журналисты РЕН ТВ разоблачили нелегальную схему торговли человеческими органами, корни которой уходят в Пакистан. 

Кто бы мог подумать, что не самая благополучная страна Пакистан со всем ее хаосом, религиозными противоречиями и откровенной антисанитарией вдруг превратится в операционный конвейер для нелегальной пересадки органов пациентам из России. В России по закону донорские органы покупать и продавать запрещено. Вот и едут за ними куда придется. И нелегальные схемы торговли человеческими органами во всем мире процветают. Докопаться до них мечтают спецслужбы и журналисты, бандиты и умирающие без донорского органа пациенты. Но выяснять детали торговли органами в такой опасной стране как Пакистан – еще и невероятный риск для жизни. 

Богатых русских оперируют под вымышленными именами. Операция нелегальна. Но торговля органами только процветает. И важную роль в ней играют российские представители восточных поставщиков органов. Журналисты РЕН ТВ встретились с одним из главных. "У них теперь все это можно делать только, если пациент – не иностранец. То есть вас оформляют под местными именами и фамилиями", – объяснил он. Но и это еще не все. Потянув за ниточки одного из самых криминальных бизнесов в мире, мы оказались на пороге сенсации. Возможно, рядом с россиянами в одной пакистанской операционной лежал Усама бен Ладен. Ради здоровья богатых русских и международных террористов черные трансплантологи из Пакистана искромсали целые деревни. Мы пробрались в эти нищие районы. По неофициальным данным, здесь больше половины крестьян живут с одной почкой.

Только так нам удалось досконально разобраться, как устроена Международная сеть торговцев человеческими органами. Наше расследование началось со встречи с одним человеком. Мы добивались ее несколько недель. Мужчина осторожничал, на письма отвечал уклончиво. Чтобы выманить его, мы придумали целую легенду о пациенте на диализе, которому срочно нужна пересадка почки. Ценой невероятных усилий заставили таинственного собеседника поверить в нее, и только после этого он пригласил нас в Нижний Новгород. Словно на шпионскую явку. Мужчина представился Романом. Досконально разбирается в деталях анамнеза. Может продать что хочешь – печень, сердце – но самая востребованная его услуга – пересадка почки от живого пакистанского донора. "Это клиника, только где занимаются пересадкой почки. Это не какой-то большой комплекс, где это одно из направлений. Это только почки. Ни печень, ничего", – сказал он.

До этой явки все наши попытки связаться с торговцами органами проваливались. Этот бизнес наряду с торговлей оружием и наркотиками – тайна за семью печатями. С одной стороны, объявлений о купле-продаже печени, почек, и других органов в интернете пруд пруди. Собой торгуют и 20-летние и 50-летние, спортсмены и пенсионеры. Кто-то просит за органы копейки, кто-то десятки миллионов. Услуги по пересадке органов предлагают некоторые частные московские клиники. Но на деле подавляющее большинство объявлений – от мошенников. Самый экзотический торговец почками написал нам из Нигерии. Естественно, сразу попросил выслать 500 долларов. Этот почти ребенок, якобы отвечающий за сертификацию доноров в Америке, оказался обычным курьером службы доставки. Продать себя на органы нам предложили в Германию. На наши почки и печень повесили вполне достойный ценник – сотни тысяч евро. Иногда приятно осознавать, что ты чего-нибудь, да стоишь. Пусть даже и на черном рынке органов.

Самый востребованный в качестве товара человеческий орган – почка. Цены на почки сильно разнятся. Можно по-быстрому продать за 136 тысяч рублей. А можно наварить 8 с лишним миллионов. Многое зависит от платежеспособности покупателя. Торгуют и частями печени, там тоже немалый разброс. Фрагмент может стоить 340 тысяч рублей, а может в 10 раз дороже. Дело в качестве материала. Роговица глаза – тоже товар. Она может стоить 340 тысяч рублей. Немного костного мозга стоит от миллиона до двух. А фрагмент кожи – тысяча рублей за 10 квадратный сантиметр.

Деньги огромные. Рынок – сплошь нелегальный. Сколько их было, слухов о том, что люди исчезают и их продают на органы. Где гарантия, что, ответив на объявление или придя на встречу, сам не окажешься проданным по частям? И только после нижегородской явки нам стало ясно, что мы сидели лицом к лицу с реальным представителем действующих на востоке черных трансплантологов. С этой встречи все и закрутилось. Роман уверенно предложил купить с его помощью и пересадить почку. По демократичной для мирового рынка трансплантаций цене.

"Стоимость плавает. Сейчас 40 тысяч, но я даже на сайте цену не указываю, потому что она периодически плавает. Ну как периодически? Раз в полгода меняется. Была больше даже. Была 45 тысяч", – объяснил он. Предложение подкупало продуманностью. В пакет входит проживание за границей,  операция, оплата донора, согласившегося продать одну из своих здоровых почек. Смущало одно – за почкой нужно было ехать в Пакистан. Там же ложиться под нож. Без страховки и гарантий на положительный исход операции в незнакомую чужую страну. К тому же, Роман откровенно написал, что балансирует на грани закона и преступления. Вместе с тем, таинственный Роман компетентно ориентировался в мировом рынке органов. Стало понятно, что он – важнейшее звено международной нелегальной бизнес-схемы.

"Например, в Индии есть дешевле. Но никто не предоставит донора. То есть проблема. То есть можно. В Индии меньше 30 тысяч, я знаю", – рассказал Роман.

Детективные детали начали всплывать в ходе нашей явки. За почкой в Пакистан придется лететь не по медицинской визе, а в качестве обычного туриста. Там дают новое имя, под ним оформляют поступление в клинику, подделывают историю болезни. Даже переодевают в национальную одежду для конспирации. Выяснилось главное – что в Пакистане пересадка почки иностранцам незаконна. Русских оперируют по ночам. Чтобы не "светиться". Существует негласный лимит на трансплантации для иностранцев – не более 5 в месяц. Настоящая подпольная медицина.

Мы также пытались выяснить, можно ли никуда не ехать, а неофициально купить человеческий орган в России? Разыскали москвичку Людмилу. Ее заявление о том, что она продала свою почку ради погашения ипотеки, наделало много шума. Людмила продемонстрировала послеоперационный шрам: "Мне пришлось продать почку. Была очень болезненная операция. Я от нее до сих пор не восстановилась". Она утверждала, что резали ее по месту жительства: "Ну это здесь, недалеко, скажем так. Далеко ехать не приходилось. В пределах округа". Вот только других доказательств нелегальной операции в России, кроме шрама, у Людмилы нет. Еще она путается в показаниях. Например, в цене собственной почки.

"Но по сути я поняла, что больше 200 тысяч рублей мне не получить, потому что все остальное уходит по цепочке, которая этим занимается…", – пояснила она. Сейчас ее заявления проверяют в ФСБ. Никто не заинтересован в ренессансе эпохи черной трансплантологии. В начале 90-х Россия была такой же Меккой трансплантационных туристов, как сейчас Пакистан.

"В этом случае заведующий отделением просто набирал телефон трансплантологов, группы-бригады, которая выезжала, приезжала. Фактически они проводили диагностику биологической смерти, оформляли уже как труп. И проводили так называемый первый этап вскрытия, забирая все, что можно было забрать. Никто никаких разрешений не спрашивал, естественно. Тушку потом отправляли в морг, уже частично вскрытую, частично освобожденную от отягощавших ее органов. Вот. Это было", – рассказал врач неотложной помощи поликлиники № 45 Андрей Звонков.

Доходило до того, что врачей начали подозревать в расправе над больными ради продажи органов. Самое громкое дело трансплантологов открыли в 2003 году. Их обвинили в изъятии органов у еще живых пациентов. После двух судебных процессов врачей в итоге оправдали. Следующий шаг нашего расследования привел нас в Нальчик. Огромная очередь за донорскими органами с 90-х короче не стала. Поэтому почва для нелегального оборота органов не исчезла. Как не исчез соблазн хирурга не лечить вас, например, после тяжелой аварии, а порезать на продажу. Богатые готовы выложить миллионы, чтобы спасти себя или своего родственника. Как это сделала семья высокопоставленного чиновника из Кабардино-Балкарии.

Галина прошла через то, на что большинство людей решиться никогда не смогут. На свой страх и риск отправилась в Пакистан в уже известную нам больницу за донорской почкой. Сейчас чувствует себя хорошо. Но свою поездку в Пакистан вспоминает с содроганием – еле живая она летала в Исламабад дважды, провела там больше двух месяцев, операцию отменяли из-за плохих анализов. В чужой стране ей запрещали выходить из дома. За продуктами в магазин один раз в неделю отправлялся отец, переодетый пакистанцем. 

Невероятный риск – это еще не все последствия пакистанской операции. Импортная донорская почка оказывается полным сюрпризом для российского государства. После операции больного положено несколько лет наблюдать и поддерживать. Все за госсчет. А поскольку операция заграничная и нелегальная, денег на это в российской медицине не заложено.

"Когда дядя приезжает или тетя из-за рубежа и говорит, что у него пересажена почка, то это для местных органов здравоохранения, это проблема. Потому что они на это не рассчитывали, это достаточно большие деньги государство тратит. А с точки зрения опасности, которая возникает, во-первых, сразу могу сказать, ездят в те страны, где медицина находится не на надлежащем уровне", – пояснил главный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье. Наше расследование продолжилось в Пакистане. Хотя нам настоятельно не рекомендовали туда ехать. Иностранцев часто похищают с целью выкупа. Приближаться к клинике, где делают подпольные операции, небезопасно вдвойне. Ее, скорее всего, крышует местная элита. Которая никак не ожидала, что российские журналисты нагрянут на их территорию. Здесь, в Пакистане, под покровом медицинской тайны хранится много секретов. Но нам удалось раскрыть главный – среди пациентов черных трансплантологов из этой клиники был сам Усама бен Ладен. Ему спокойно пересаживали почку в этой клинике в тот момент, когда все разведки мира в его поисках сбились с ног.

"Хирурги очень хорошие. Я могу сказать достоверную информацию, что в этой клинике оперировался Усама бен Ладен. В клинике оперировался, и у этого хирурга оперировался. Это был 2001 год. Самое интересное, что там все искали, все спецслужбы", – отметил Роман. На свой страх и риск мы отправились в самое логово пакистанских радикалов – город Аботабад. Туда, где Усама долгое время жил на своей вилле. Туда, где его уничтожили. И где по сей день все как один на его стороне. И готовы мстить, за то, что после спецоперации по уничтожению террориста на месте дома бен Ладена остался только пустырь.

Для Усамы и для богатых русских поставщик органов один – пакистанские крестьяне. В поисках тех, кто торгует собственными органами, мы добрались до самых нищих районов Пакистана. По неофициальной статистике, в деревнях Кот Мамин и Султан Пур свое тело на органы продают более 60 процентов взрослого населения. С одной почкой живут тысячи полуголодных крестьян.

Мохаммед, так же как и многие, живет с одной почкой. Продажа не вытащила его семью с пакистанского дна. Еду готовят на печи во дворе. Жгут солому и коровий помет. Он и пятеро его сыновей со своими семьями – все спят вповалку на сырой земле. Для пакистанских врачей донор – не человек. За органы получают гроши. Могут даже не покормить в больнице. От 40 тысяч долларов, которые платят россияне, донору перепадает едва ли восьмая часть. Но крестьяне рады и этому. В деревнях, где пшеницу как в 19 веке убирают серпами, на выручку от проданной почки живут годами. И очередь из желающих продать часть себя не уменьшается. 

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх