2667

Эрдоган забыл итоги Крымской войны

Если взглянуть на историю, то отношения России и Турции сложно назвать дружественными. Страны регулярно вступали в военные конфликты, которые в большинстве случаев завершались в пользу России.

Если взглянуть на историю, то отношения России и Турции сложно назвать дружественными. Страны регулярно вступали в военные конфликты, которые в большинстве случаев завершались в пользу России.
Фото: РЕН ТВ

Сразу после того, как Турция сбила российский Су-24, западные СМИ принялись судорожно брать комментарии по данному поводу у военных экспертов. Их высказывания были разными по содержанию, но одинаковыми по сути.

Например, интервью с заместителем начальника штаба ВВС США Томом Макинерини на телеканале Fox. Журналист хочет узнать, не были ли действия России провокацией турецких военных. Ответ удивил не только журналиста, но и, скорее всего, большинство телезрителей.

"Я думаю, провокация была со стороны президента Турции Эрдогана. Возможно, он не против стравить Россию и НАТО, столкнуть их, как это было в ситуации с Украиной. Но нам этого конфликта не надо", — сказал Макинерини.

И понять Макинерини можно. Запад не раз обжигался на военных конфликтах с Россией в прошлом. Один из таких произошел более 150 лет назад. Тогда Османская империя (предшественник Турции) натравила на Россию Англию, Францию, Австро-Венгрию и Сардинию, а это, между прочим, почти что весь сегодняшний Евросоюз. Тогдашний конфликт известен нам как Крымская война — одно из самых кровопролитных столкновений в истории нашего государства.

Начало конфликта XIX века чем-то напоминает сценарий сегодняшних событий. Тогда Османская империя убеждала, что через их страну Россия нападет и на Европу. Сейчас турками с точно такой же позиции рассматривается операция в Сирии. Но различие между днем сегодняшним и днем вчерашним в том, что тогда Европа поверила туркам.

К примеру, небезызвестный Фридрих Энгельс писал: "Россия хочет захватить Константинополь, чтобы потом двинуться со своими ордами дальше в Европу". А британский статс-секретарь по иностранным делам лорд Кларендон заявил: "Пора начать битву цивилизации против варварства".

А началось все в бухте, где сейчас располагается современный городок Синоп. В ноябре 1853 года в направлении Западного Кавказа, принадлежащего Российской империи, выдвинулась целая турецкая эскадра под командованием Османа-паши — будущего военного министра и фельдмаршала Османской империи. Его цель — высадить десант на территории Черноморского побережья.

Если операция турок пройдет успешно, Кавказ для России будет потерян навсегда. Но из-за начавшегося шторма флот турок останавливается в Синопской бухте. По приказу Османа-паши флотилия располагается вдоль берега, и позиции кораблей укрепляются батареями, установленными на суше. 18 ноября Нахимов подходит к Синопу и, не дожидаясь вышедшего ему на помощь из Севастополя Корнилова, решает атаковать.

"Он атаковал, имея шесть линейных кораблей, два фрегата. Атаковал турецкую флотилию, которая была поддержана береговыми батареями, и вдребезги ее разбил", — рассказывает доктор исторических наук Сергей Волков.

Удивительно, но план сражения, которое войдет в учебники по истории как одна из самых победоносных битв русского флота, разрабатывался всего 7 дней.

Турецких кораблей было 16, русских — ровно в два раза меньше, всего 8. При этом турецкий флот занял выгодную диспозицию: корабли выстроились по берегу в виде веера. Подойти к ним незамеченными практически невозможно. Адмирал Нахимов прекрасно понимал, что его единственное преимущество перед Османом-пашой — в численности корабельной артиллерии, в его распоряжении — 716 пушек, у турок — только 472.

Для того чтобы использовать этот единственный козырь и задействовать все пушки, даже самые недальнобойные, по плану Нахимова русские корабли должны были прорваться через заградительный огонь турок и встать на якорь прямо перед вражеским флотом, всего в 300 метрах от него. И уже оттуда открыть огонь из всех имеющихся орудий. Это был новаторский план, ведь до тех пор ни один флотоводец в мире не осмеливался так близко подходить к береговым батареям противника.

"Нахимов сделал все возможное, чтобы полностью уничтожить турецкий флот, не дав ему уйти в море, не дав никому сбежать. Это ему полностью удалось. Конечно, в данном случае он рисковал тем, что русские суда будут в зоне огня береговых батарей, но, тем не менее, он на это пошел, имея целью полное уничтожение турецкого флота", — отмечает Волков.

18 ноября эскадра Нахимова выстроилась в строй из двух колонн и под шквальным огнем всех турецких кораблей и береговой артиллерии подошла к противнику на расстояние пистолетного выстрела. После этого колонна из кораблей "Императрица Мария", "Константин" и "Чесма" развернулась на левом фланге, а корабли "Париж", "Три святителя" и "Ростислав" — на правом. Атака русских началась одновременно по заранее установленным целям. Щепки, деревянные доски и трупы матросов, летящие с турецких батарей, попросту накрыли береговые орудия, не дав им даже возможности выстрелить.

Поразительно, но в этом бою не погиб ни один русский корабль. А поражение турок было сокрушительным — за два с половиной часа 15 фрегатов и вся береговая артиллерия были разбиты в щепки восемнадцатью тысячами русских снарядов. 3200 матросов погибли, а Осман-паша был взят в плен. Лишь одному турецкому кораблю удалось скрыться. При этом потери русских составили всего 37 человек.

За неслыханную храбрость и профессионализм Николай Первый наградил Нахимова орденом Святого Георгия. С этого момента Синопский бой ставится в петербургских театрах, его пишут самые известные художники-маринисты, а на гюйсах, то есть воротничках матросов, в честь самого великого морского сражения появляется третья полоска. До этого их было только две — в честь Гангутской битвы в 1714 году и Чесменской в 1770. Об этом мало кто знает, но англичане назвали это сражение "Синопской мясорубкой", именно под впечатлением от этой бойни кораблестроители всего мира начали разрабатывать первые броненосцы, а командующие военных судов навсегда изменили тактику морских боев.

"Синопское сражение показало, что Россия явно сильнее Турции. Синопское сражение считается последним масштабным сражением в истории парусного флота. Флот под руководством Нахимова разгромил турецкий флот, и по этому поводу на Западе стали распространяться различные пропагандистские мифы по поводу того, что русские едва ли не достреливали утопающих турецких моряков", — комментирует доктор исторических наук Вардан Багдасарян.

Но именно после того, как российский флот разбил турок, им решили помочь англичане и французы. И для этого два мощнейших европейских флота пришли в Крым. Никто из военачальников, и даже сам император Николай Первый, не мог представить, что христианские Англия и Франция объединяться с мусульманской Турцией в войне против России. Но Европа уже решила: Российская империя должна быть разделена. И каждой стране должно достаться по куску от этого пирога.

Вот как, по мнению союзников, должна была выглядеть карта новой Европы: Крым и Кавказ отбираются у России и отходят к Турции, Прибалтику получает Пруссия, а Молдавия и Валахия присоединяются к Австрии. И хоть тогда Россия не смогла совладать с целой коалицией стран, объединившихся вокруг Турции, ни одна пядь российской земли европейцам отдана не была. Не получила Крым с Кавказом и Турция. А не произошло этого только благодаря защитникам Севастополя, показавшим европейцам невиданный героизм и стойкость в одном из самых ожесточенных штурмов в мировой истории, который продлился целых 349 дней.

Константиновская батарея — именно она приняла на себя первый удар англо-французской артиллерии. 5 октября 1854 года ее обстреливали одиннадцать вражеских кораблей. Против 428 орудий эскадры батарея отвечала огнем всего 43 орудий. При этом расчету Константиновской батареи удалось подбить три английских корабля до того, как она получила сильные повреждения.

Другие укрепления севастопольцев уничтожались каждый день, но за ночь возводились новые. Так продолжалось до тех пор, пока все три командующих гарнизоном — Корнилов, Истомин и Нахимов — не были убиты. При этом Нахимов, отдавший приказ затопить корабли, погиб последним.

О подвигах севастопольцев ходили легенды. И самой легендарной личностью среди осажденных стал матрос Черноморского флота и участник Синопского сражения матрос Петр Кошка. Он в одиночку участвовал в 18 вылазках в лагерь противника и однажды привел оттуда сразу трех языков. Но не менее известны и подвиги врачей, оставшихся в Севастополе. Именно во время осады Севастополя Николай Пирогов впервые в мире применил наркоз в военно-полевых условиях. И именно он создал первые временные госпитали для раненых жителей Севастополя. Мало того, под градом снарядов Пирогову приходилось не только оперировать раненых, но и читать лекции молодым врачам и волонтерам. 

Довелось поучаствовать в войне, развязанной турками, даже всемирно известному писателю Льву Николаевичу Толстому. Правда, тогда он был обычным артиллерийским офицером. Его батарея — четвертый бастион, располагалась на месте, которое сегодня называется Историческим бульваром. Но, несмотря на непрекращающуюся бомбардировку города, именно во время той многомесячной осады Толстой напишет первый из своих знаменитых "Севастопольских рассказов".

Спустя почти год после начала осады, Севастополь был взят. Но солдаты Англии и Франции, уставшие от многомесячной битвы всего за один город, больше физически не могли воевать. Оставшиеся в живых осажденные покинули город, но идти дальше захваченного Севастополя у осаждающих просто не оставалось сил.

Но впервые противниками Россия и Турция стали не в XVIII или XIX веке, а ещe в XVI столетии. C тех пор произошли целых 12 войн. И из этих 12 войн Турция всего два раза выходила победительницей. Больше всего туркам с нами не везло при Екатерине, которая собиралась возродить Византию, некогда захваченную турками. Именно на месте Византии они и создали свою Османскую империю. Для начала императрица решила отбить у турок Крым. И самой крупной битвой в той войне стало морское сражение в Чесменской бухте Эгейского моря, которое не знало аналогов в мировой истории.

Тогда, 24 июня 1770 года, русская эскадра под командованием Алексея Орлова, состоявшая из девяти линейных кораблей, смогла обратить в бегство турецкую эскадру из 16 кораблей. Отступающий флот турок был в буквальном смысле загнан в Чесменскую бухту и заперт в ней. Тогда матросы одного из русских кораблей, подойдя на шлюпке к теснившимся в небольшой бухте кораблям противника, совершили настоящую спецоперацию — заминировали и подорвали один из вражеских судов. В результате весь турецкий флот сгорел от переметнувшегося пламени. А Россия с этих пор стала владычицей не только Балтийского, но и Средиземного моря. В честь великой морской победы Екатерина велела выстроить в Царском селе Чесменскую колонну.

Проигрывали нам турки, при всей своей восточной хитрости, даже в дипломатии. И первым, кто доказал, что обыграть их можно не только в морской битве, стал Михаил Илларионович Кутузов, тогда еще не бывший ни фельдмаршалом, ни победителем Наполеона. А произошло это в 1793 году, когда Екатерина Вторая направила его в качестве посла к султану Селиму Третьему.

Дорога от Днестра до Константинополя тогда занимала всего неделю, но Кутузов растянул ее на три месяца, жалуясь потом ожидавшему его султану на пошатнувшееся здоровье. На самом деле хитрый посол просто взял с собой 20 военных топографов, которые во время поездки тщательно зарисовывали планы местности, турецких укреплений и места стоянок войск. На случай войны.

Но главное — сам Кутузов смог сделать невозможное. Он проник в гарем Селима и при помощи дорогих украшений убедил самых влиятельных в Турции женщин, одна из которых была кузиной будущей жены Наполеона Жозефины де Богарне, а вторая — матерью самого Селима, повлиять на султана в ходе переговоров. Посольство завершилось в пользу Российской империи. Султан разрешил русским торговым судам проход через Босфорский пролив, который ранее был закрыт турками.

"Кутузов умел вести разговоры, так сказать, соблюдал политес. Многие вспоминали, что, поговорив с ним пять минут, просто душевное удовольствие получали от беседы. Настолько он мог красиво нанизывать фразы друг на друга, как жемчужина на жемчужину. Он умел очень витиевато говорить, как турки любят. Они же народ очень медлительный, любят, чтобы все постепенно было. И, в общем, он добился того, чего перед этим нашим посланникам не удавалось", — рассказывает старший научный сотрудник Института российской истории РАН, кандидат исторических наук Евгений Мезенцев.

История российско-турецких противостояний насчитывает еще множество конфликтов. Можно вспомнить учителя Кутузова — Александра Суворова, который на примере крепости Измаил доказал, что неприступных крепостей не бывает. Невероятно, но русские войска при штурме турецкой крепости Измаил потеряли всего четыре с половиной тысячи солдат. И это при том, что в гарнизоне Измаила погибли 26 тысяч турок — целая армия. За всю историю штурма крепостей потери осажденных никогда не превышали потери осаждающих. Орден Александра Невского, принадлежавший самой Екатерине, императрица за победу над турками подарила Суворову, потому что Суворов к тому моменту уже имел все остальные существующие ордена.

Все эти войны в очередной раз показывают, что российские войска умеют воевать против турок. Они знают их менталитет и постоянно оказываются на шаг впереди. Хочется надеяться, что нынешнее напряжение между Россией и Турцией ни к чему подобному не приведет, но открыть учебник истории и посмотреть итоги Крымской войны Эрдогану все-таки следует.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх