2231

Вся правда о черном рынке санкционных продуктов

Русскому человеку что не запрети — он выкрутится и сделает по-своему.

 

Еще во времена сухого закона, когда в пятницу вечером полстраны все равно ходило, пошатываясь, было ясно: русскому человеку что не запрети — он выкрутится и сделает по-своему. Так и в истории с санкционной едой. Черный рынок продуктов, ограниченных к ввозу в Россию в ответ на западные санкции, существует и пользуется популярностью.

Мы провели собственное расследование и узнали, как запрещенная к ввозу еда оказывается в России.  Белый микроавтобус забит до отказа. Желающих прокатиться в Финляндию — хоть отбавляй.  И вот она — мечта гурмана без санкционных ограничений. От российской границы 10 километров. Первый крупный супермаркет. Нас здесь высаживают. Дают ровно один час пятнадцать минут: за это время мы должны закупить все, что нам необходимо, и через час пятнадцать — домой, на родину. Именно так выглядит одна из незамысловатых схем попадания "санкционки" на прилавки небольших магазинов в России. Челноки в неделю совершают порой по 5-6 подобных гастрорейдов. 1 человек — 5-10 кг еды.

Итак, микроавтобус, груженный пассажирами, пересекает финскую границу каждый день примерно в 9:30. Пока туристы  опустошают полки финских супермаркетов. Водитель закупает, например, автопокрышки. Примерно по 2 штуки на пассажира.  Далее каждому туристу выдается подробная легенда для таможенников:  мол, резину  везу себе или, например, брату. На таможне все проходит без проблем — так как ничего противозаконного ни водитель, ни пассажиры формально не совершили. И вот примерно в 7 вечера маршрутка возвращается обратно в Петербург. В итоге каждый при своем: у водителя — шины без оплаты таможенной пошлины, у пассажиров по 5 кило "санкционки". По факту, конечно, везут больше.  

Десятки таких бесплатных антикризисных автобусов ежедневно курсируют по маршруту Петербург — Финская граница — Петербург. По мнению экспертов, именно по такой схеме в Россию еженедельно поступают тонны запрещенных к продаже продуктов питания.  Можно и вообще никуда не ездить. Несколько кликов мышкой — и "санкционка" уже на следующий день с доставкой прямо на дом. 

И уже нашлись умельцы, которые досконально изучили законодательство и поняли: на продуктовом эмбарго можно неплохо заработать. Москвич Петр Шарапов живет в Майами,  его продуктовый склад в Филадельфии. А главный потребитель — на родине, куда ежедневно отправляются сотни коробок с запрещенной едой. Таким образом, для личного пользования, но без личного присутствия на границе, санкционка оказывается у вас на столе. Несомненно это дороже, но лучше уж так, чем совсем никак.   

В небольшом полуподвальном помещении настоящий гастрономический рай. Ароматная гарганзола, легендарный  Пармеджано-Реджано и знаменитый проволоне радуют и глаз, и кошелек. А мясо — просто мечта гурмана.  И ведь продают без зазрения совести. Потому что и здесь по закону не придраться — все схвачено, комар носа не подточит. По нашей легенде, мы планируем открыть небольшой гастропаб в столице. Директор магазина — Дмитрий, и его партнеру обещают помочь, обеспечив  санкционными продуктами из самой Италии.

И главное — никакой контрабанды. Потому что рисковать смысла нет. Все уже легализовано в соседнем государстве.

Испанский хамон, полюбившийся сыр с плесенью, и многие другие продукты, которые в ответ на санкции Россия запретила ввозить в страну, попадают к нам по незамысловатым схемам через Ленинградскую область, Владивосток и Находку, а также через дружественные страны — Белоруссию, Казахстан, и не очень дружественную — Украину.   

Вот и весь секрет. "Санкционка" беспрепятственно попадает в Белоруссию, там ее перерабатывают, то есть чаще всего просто переклеивают этикетки, и вот норвежская семга становится вполне себе белорусской, а дальше и российский рынок не за горами. 

Известный юрист и не менее известный ресторатор Александр Раппопорт уверяет: в России есть продукты, не уступающие санкционным аналогам. Заместить весь импорт, конечно, невозможно — это факт, но ведь даже с тем, что можем сами произвести, не справляемся. Логистика хромает. Бюрократия душит.

"Получить продукт с Дальнего Востока, из Мурманска или из Архангельска значительно сложнее, причем я не преувеличиваю, чем получить его из Аддис-Абебы или Тель-Авива. И это, конечно, полный бред".

То, что ситуация, сложившаяся в логистике, абсурдна и противоречит здравому смыслу, стало заметно уже на самом высоком уровне. В минувший понедельник этот вопрос поднял и президент России. На госсовете говорили о проблемах рыбной отрасли. 

Астраханский фермер Ирина Полякова о проблемах сохранности урожая знает не понаслышке.  Сама год назад чуть не потеряла все. Не где было хранить, не на чем увозить в крупные торговые сети и на переработку. Вообще, все сельское хозяйство области было на грани банкротства. 

О создании логистических центров сельхозпродукции неделю назад говорил и профильный министр Ткачев. В следующем году на их создание хотят потратить 5 миллиардов рублей. Но это пока только планы. А в суровой реальности астраханские фермеры уже сами объединились в кооператив, взяли кредиты и построили один из таких распределительных центров. С холодильниками и развитой логистической системой. Они хотят накормить всю центральную Россию, а может быть, и всю страну. 

Ирина Полякова и ее коллеги из Ахтубинска готовы завалить своей продукцией прилавки любого российского супермаркета. В отличие от Минсельхоза,  где пока только планируют, фермеры уже на деле, а не на словах воплощают их в жизнь. Так, может, многочисленной команде целого министерства стоит поучиться у таких бизнесменов, как Полякова, или у русского американца Петра Шарапова из Майами, а то и вовсе у питерских челноков с "санкционкой" наперевес. Совершенно очевидно, что у них пока получается гораздо лучше. 

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Очевидцы в социальных сетях опубликовали видео, на котором видно, как спасатели тушат крупный пожар на складе лакокрасочных изделий в Москве с помощью авиации.
Вверх