514

Леонов: Кандидатов для выхода в космос выбирали из "подранков войны"

Накануне 50-летия выхода человека в открытый космос Герой СССР рассказал всю правду о том, как проходило знаковое для всего человечества событие.
Накануне 50-летия выхода человека в открытый космос Герой СССР рассказал всю правду о том, как проходило знаковое для всего человечества событие.
Фото: РИА "Новости"

Советский космонавт Алексей Леонов весной 1965 г. вышел в открытый космос. Спустя полвека космонавт в подробностях рассказал журналистам о том, как шла подготовка к знаковому событию для всего человечества и как он чуть не погиб в открытом космосе.

Те 12 минут и 9 секунд, которые Леонов провел за пределами корабля "Восход-2", стали самыми великими минутами в жизни космонавта.

"Мне довелось первым открыть люк космического корабля и выйти туда, где никто никогда не был. И эта вселенная, бесконечная во времени и в пространстве, это у меня в голове осталось на всю жизнь. Но сколько там при этом было неудобств и несовершенства, в том числе техники, только спустя время мы об этом узнали. Не говорили о возвращении Волынова, когда он шел перевернутым люком навстречу потоку. Мы не говорили подробно о гибели Добровольского, Волкова и Пацаева. Мы сидели в тайге почти трое суток, а везде шла информация, что мы отдыхаем на даче Обкома партии. Этой дачи до сих пор в Перми еще и нет. Этим надо было гордиться и рассказать об уровне подготовки экипажей, чтобы молодежь смотрела, что это не так все просто. Что это требует знаний, проявления силы воли и своего собственного характера. А эти ребята обладали всеми этими качествами. Вот, что хотелось бы знать о том, что мы сделали за эти 50 лет".

Алексей Леонов вспоминает, как в СССР началась подготовка к выходу человека в космос:

"После запуска спутника 4 октября 1957 года Сергей Павлович Королев вплотную приступил к разработке пилотируемого корабля. В 1958 году вышло постановление правительства о проработке этого вопроса и о наборе людей".

Со слов космонавта, отбор претендентов был очень жестким. Из 3 тыс. парней, подходящих по всем первоначальным характеристикам, оставили только 20:

"Отработали требования: возраст не старше тридцати лет. Второе - человек, летающий на последних типах авиации, истребителей на последних. Сергей Павлович обосновал, почему так. Летчик-истребитель – он и второй пилот, он и штурман, он и инженер на борту, он и стрелок, он и радист. И все это один человек. Это все было утверждено. Набирали молодых людей до тридцати лет, прошедших глубокое медицинское обследование. Просматривали по округам порядка трех тысяч ребят такого возраста и отобрали всего лишь двадцать человек. Первое – смотрели безукоризненность здоровья. Зрение – стопроцентное, слух - стопроцентный. На то время это и были самые здоровые представители Советского Союза. И интересно посмотреть биографию всех, кто туда попал, – это были ребята из очень простых семей и подходили под категорию "подранки войны". Все мы "подранки войны". Война нас закалила. Война нас заставила думать о себе. Война нас заставила выживать".

Алексей Леонов подробно рассказал, как недочеты в конструкции скафандра едва не стоили ему жизни:

"Я уже на восьмой минуте почувствовал, что у меня создались нештатные моменты. Пальцы вышли из перчаток – ясно, что идет деформация. И что я думаю… во-первых, пять минут до входа в тень, а дальше мне надо было пять с половиной метров фал смотать в бухту, и кольца двадцатимиллиметровые надеть на крючок сбоку. Не сделав эту операцию, я не могу войти в корабль. А как я это сделаю, у меня перчатки не работают. И вот здесь я, никому не докладывая, сбросил давление. Попал в зону закипания азота. Где-то я покалывание чувствовал, но мне повезло, что я уже час находился под чистым кислородом, и кислород практически вымыл азот. Но это я потом узнал. А так закипание азота делает так, что руки превращаются в надутые перчатки и лицо из скафандра вылезает. Я молча сбросил давление и тогда я получил свободу, но дальше вход ногами вперед, как мы это отрабатывали, у меня не получалось сделать. И камеру бросить нельзя. Если б я бросил камеру, я б тогда двумя руками себя заставил войти ногами вперед. Но у меня камера в руках, а это результат работы! И я тогда, держась одной рукой, правой бросил камеру в шлюз и схватился правой рукой за лейру внутри шлюза. И решаю идти головой вперед. А потом развернуться, чтобы было очень сложно. Ведь скафандр 1 м 90 см, а шлюз 1 м 20 см. А я должен развернуться. Если вдруг люк не закрыл или что-то попало, у меня был вороток, специально, чтобы закрыть люк, но перед этим надо проверить, чтобы туда ничего не попало."

Космонавт признался, что за самодеятельность в открытом космосе, которая спасла ему жизнь, на Земле пришлось отчитываться перед начальством:

"И вот когда был задан вопрос строго, почему я не докладывал. Прошу вас засечь время, пока я буду говорить. И я докладываю, что у меня проблемы – открытая связь на весь мир. Что бы вы сделали? Вы бы спросили, какие проблемы. Я б вам стал объяснять… Сколько? Время-то идет. Минут пять я бы объяснял. Что бы вы стали делать? Формировать комиссию. Комиссия обязательно должна избрать председателя. Это юридический вопрос, связанный с жизнью человека. Считайте, считайте. Дальше они начали бы меня спрашивать – я бы стал отвечать, потом бы они устроили совещание, потом бы подготовили вам доклад, а я уже умер. Меня-то уже нету. Я-то знал, у меня осталось на все тридцать минут. Я бы в начале заснул хорошо… и не проснулся."

Алексей Леонов рассказал и том, что ему пришлось решить главные вопросы, которые Сергей Павлович Короленко ставил перед всеми космонавтами СССр.

"На этот вопрос ведь лучше, чем сказал Циолковский, не скажешь. Не может человечество все время находиться в колыбели, а в погоне за светом и пространством. Завоюет сначала околосолнечное пространство, а потом дальше. А вот это было сформулировано Сергеем Павловичем Королевым, прикладное уже, когда он собрал совещание, первый раз он выступал перед журналистами. И сказал о двух задачах, которые надо решить. И он сформулировал очень просто: первое - моряк, находящийся в океане, должен уметь в океане плавать. И космонавт должен не только плавать, но и работать. И вторая задачка, что мы вот сейчас две страны в мире, которые занимаемся исследование космоса, имеет технику, но нам никто не простит – мы не может отказать помощи друг друга. Вот какая проблема. Поэтому надо научиться отыскивать друг друга в космосе, стыковаться, переходить и работать. И вы знаете, я вот в этом году, во время дня рождения Сергея Павловича Королева был у Наташи, у дочки, она включила эту запись встречи с журналистами. И я впервые задумался – а ведь мне пришлось решить две задачки эти, которые поставил Сергей Павлович Королев! И выход в открытый космос, и отработка поиска систем сближения и стыковки с другими кораблями, я после его слов задумался. Мы решили эту задачку. Ставил третью задачку – Луна. И я потратил много времени, и был командиром экипажа. Но, увы, Сергея Павловича не было."

Космонавт подчеркнул и тот факт, что работа в космосе – это, прежде всего, результат усилий всей команды:

"Целая наука – психологическая совместимость. Так вот если построить все экипажи так, по порядку, слева направо, то по психологической совместимости и по правилам подбора характеров, экипаж "Восхода-2" является идеальным. Мы понимали друг друга."

Алексей Леонов рассказал журналистом и о своих сокровенных мыслях во время других полетов в космос. Так, однажды космонавт опять оказался в критической ситуации.  

"Был момент, когда двигатель отработал, а мы должны были отсоединиться, то есть приборно-агрегатный отсек должен отсоединиться от спускаемого аппарата, но это не произошло. Это может быть по причинам – первое, не сработали датчики, второе – если мы ошиблись в выборе вектора скорости, то он не отстреливает это устройство, а дает возможность исправиться. Но поскольку авария за аварией и уже дальше некуда, и я смотрю на Землю, и у меня такая гнусная мысль появилась: где-то у меня на Земле дочка бегает, четыре годика, люди живут, а здесь неизвестно что. Правда, так было. И я вдруг увидел, как начали оседать пылинки. Это значит, мы все-таки идем к Земле. "Паша, мы идем к Земле!". Перегрузка растет, а нам это приятно. Потому что мы домой идем."

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх