684

Эксклюзивное интервью с режиссером фильма "Бёрдмен" Алехандро Иньярриту

Режиссер рассказал РЕН ТВ о сложностях работы над картиной.
Эксклюзив
Режиссер рассказал РЕН ТВ о сложностях работы над картиной.
Фото: Wikipedia

22 января в российский прокат вышла черная комедия "Бёрдмен" мексиканского режиссера Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Фильм уже получил одобрительные отзывы на Венецианском кинофестивале и сразу 9 номинаций на "Оскар", в том числе, как лучшая картина, а также за лучший сценарий и режиссерскую работу.

В основе сюжета - история бывшего актера, некогда сыгравшего популярного супергероя Бёрдмена, который решает переступить через свое эго и принять участие в бродвейской постановке, чтобы вернуть себе былую славу. Главную роль в картине сыграл Майк Китон - исполнитель роли Бэтмена в фильмах Тима Бертона. Иньярриту признал, что в его картине весьма сложный юмор, однако он надеется, что зрители его поймут.

В эксклюзивном интервью РЕН ТВ Иньярриту рассказал о сложностях работы над фильмом и о том, какую идею он на самом деле хотел донести до зрителей.

- Как к вам пришла идея фильма?

- Лет пять назад я обыгрывал идею парня, который борется со своим эго, глядя в зеркало. Отчасти это был образ, с которым я имел дело в другом проекте. Идея снять что-то об эго в основном выросла из этого.

- Как это привело к созданию главного образа в фильме?

- Я знал начало, середину и конец истории. Я знал, каким должен быть персонаж, но в тот момент, когда все это оставалось на уровне идеи, я пригласил Николаса Джакобоне, Армандо Бо и Александра Динелариса, который является моим другом. Я встретился с ними в Нью-Йорке. Я рассказал им в общих чертах, чего я хочу, им это понравилось, и мы начали работать вместе. Мы встречались в Нью-Йорке, в Мексике, в Лос-Анджелесе, много общались по Skype. Это был долгий процесс, но это было здорово. Я думаю, что это - один из самых интересных опытов совместного написания сценария в моей жизни. Это было действительно здорово, притом, потому, что в этом не было замешано ничье эго. Все крутилось исключительно вокруг сценария. Мы много смеялись, это было абсолютно фантастически.

- Как вы пришли к идее Бёрдмена как альтер-эго актера?

- Был момент, когда мы обыгрывали идею альтер-эго в виде такого театрального голоса, но потом я решил, что это старомодно. Александр Динеларис написал несколько театральных пьес, и я думаю, что и ему, и Николасу и Армандо не понравилась бы эта идея. А потом вдруг в один прекрасный день я думал о альтер-эго в виде Бёрдмена, супер-героя. У нас уже был проект со "старым голосом", но я подумал, что эта идея более интересна, потому что таким образом он приближается к современности. Голос действительно принадлежал тому образу, из-за которого мы все сейчас страдаем, такому глобальному дерьму индустрии развлечений, и я думаю, что это имеет отношение ко всем нам.

- Какие темы в этом проекте вы считаете самыми важными для себя?

- Я думаю, что у художника только одна ответственность - говорить об обстоятельствах своей жизни, так сказать. о контексте, притом, правдиво. Учитывая обстоятельства моей жизни, мне было некомфортно говорить об эго. Фильм для меня стал способом исследовать эту территорию, которая может быть очень захватывающей, неудобной и противоречивой. Для меня это был способ поговорить о том, что я испытал. Для нас всех было проблематично сохранить голос персонажа, не комментируя иронично события "сверху", не проповедуя, а позволить говорить парню, который прошел через это, являясь уязвимым человеком. Мы старались не шутить и не комментировать происходящее больше, чем это необходимо.

- "Бёрдмен" на первый взгляд не кажется фильмом действия, вы согласны?

- Я боялся, что кто-то из создателей фильма будет воспринимать его как картину о процессе актерской игры, на которую мне, честно говоря, наплевать. Актеры являются наиболее распространенными объектами,когда речь идет об эго, но оно есть у каждого человека, в первую очередь у политиков и диктаторов. Мир становится жертвой человеческого эго, и я думаю, что каждый, даже ребенок, может стать жертвой собственного эго. Я надеюсь, что каждый может вынести что-то из этой идеи - мысль о том, что эго опасно и может погубить нас в одну секунду, если мы позволим.

- Почему главная роль досталась Майклу Китону?

- Причина того, что Майкл был в состоянии сыграть эту роль так, как он сыграл, - абсолютно "голо" эмоционально и физически, - в том, что он выше всего этого. Я не видел ни одного актера, более свободного от суеты, чем он. Он один из самых уверенных в себе людей, которых я когда-либо встречал. Его совершенно не волнует, что говорят люди, он не дает никому права говорить ему, каков он. Вот почему он был в состоянии сделать это, потому что он может посмотреть на все это сверху и посмеяться, исследовать эго без какой-либо личной чувствительности, и это было захватывающе.

- Кажется, что вы снимали фильм одним кадром, и, должно быть, для этого требовалось тщательное планирование. Чем обусловлен такой подход к съемкам?

- Я хотел снимать именно так, когда идея только появилась. Мне хотелось, чтобы все было показано с точки зрения персонажа, чтобы люди столкнулись с его опытом, оказались на его месте - в лабиринте, с чувством клаустрофобии и неизбежным конфликтом с его посредственностью. Так все было в теории, но на практике оказалось гораздо сложнее. Мы должны были начать съемки, чтобы понять, как снимать, потому что я никогда не сталкивался с этим раньше. Это был страшный и безответственный эксперимент. Это то же самое, что писать, не разделяя предложения запятыми и точками - я ни когда с этим не сталкивался. Если у вас нет инструментов для разделения, очень сложно найти внутренний ритм, поэтому нам пришлось репетировать. Все было предварительно разработано.

- Вам редко выпадает шанс прорепетировать фильмы, почему это так важно для "Бёрдмена"?

- Мы тщательно разрабатывали и подготавливали все, чтобы приступить к съемкам - знали каждый шаг, каждую локацию, все требования к действиям и тону. Иногда это работает, а иногда - нет, и это ужасно. Это было похоже на игру в прямом эфире: нет никакой возможности что-то отредактировать. Вы играете вживую, и если что-то пойдет не так, нет возможности кому-то как-то помочь. Одна неудачная сцена может потопить весь фильм.

- Вы рассказали о проблемах в работе над "Бёрдменом", но в целом вам понравился съемочный процесс?

- Абсолютно. Это было очень сложно и требовало осознания того. что просто невозможно представить. Это было очень волнующе - заботиться абсолютно обо всем. Обычно режиссер проводит шесть месяцев в темной комнате, манипулируя и фиксируя то, что происходит на съемочной площадке. Но здесь пришлось сразу же принимать решения, которые, как правило, принимают в течение этого полугода. Вместо этого приходится работать интуитивно. Это больше похоже на джазовую импровизацию, и в фильме этот элемент джаза есть.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх