7584

В контакте со смертью

В последнее время внимание общественности привлекла проблема детских и подростковых суицидов. И, как нередко бывает, поводом послужило очередное самоубийство подростка. И как всегда, это ужасное по своей сути событие попало в обсуждение. Это плохо, что только такие факты привлекают внимание общественности, с другой стороны – может этот случай заставит нас – взрослых - что-то изменить в нашей стране.

Давайте вместе подумаем, что же заставляет подростков сводить счеты с жизнью. Поверхностный ответ на этот вопрос лежит, как часто это бывает, в плоскости "это происходит в неблагоприятных семьях". Возможно, такое там может быть, но как тогда объяснить, что такие же вещи случаются и в так называемых благополучных семьях? Значит, первое допущение не является абсолютно корректным и единственно верным.

А может быть более правильным будет рассматривать проблему через призму других критериев и понятий более широко, а не как просто отношения в неблагоприятной семье, неблагоприятные семейные отношения, неблагоприятная семейная атмосфера. При таком же аспекте рассмотрения проблемы, мы недоуменно задаем себе вопрос: а что ребенку не хватало в этой семье, в этой жизни? Да, действительно, если отбросить наличие существовавшего, но непроявленного и недиагностированного душевого расстройства или психического заболевания, то может быть совершенно непонятно почему ребенок это сделал. Ведь каждый из нас считает, что жизнь – бесценный дар нам свыше.

А раз ребенок был психически здоров, то и уйти из жизни его может заставить нечто, что важнее жизни, что вынудит его считать свое продолжение жизни бессмысленным и бесполезным. Что же это такое может быть? И что же может его к этому поступку подтолкнуть извне.

Попробуем по порядку разобраться.

 
Причины внутри семьи

Это самые трудные для анализа причины. Потому что все происходящее в семье настолько лично, настолько конфиденциально, а то и секретно. К тому же нечасто можно встретить людей, которые охотно готовы выносить "сор из избы". Как правило, это происходит тогда, когда все запутывается запредельно, когда семье грозит распад, когда ситуация уже подходит к разводу. Ну, как отсюда становится понятным, если уж сами взрослые запуталась, если они сами не могут разобраться между собой, то до детей у них просто не доходят руки, не до них.

Но, внимание, вспомните, когда рождается ребенок, то сколько времени мы ему уделяем! Не минуты или час, а почти все время его бодрствования. И, как ни странно, чем старше ребенок, тем меньше ему родители уделяют времени и заботы, наверное, считают, что он уже стал взрослым и сам сможет справится со всем, что сам должен все понимать, и, по умолчанию, не мешать им. Как видно, налицо так называемый когнитивный диссонанс.

С другой стороны, тотальный и тщательный надзор можно осуществлять за ребёнком, пока он ходит в ясли и детский сад. Да и то - что происходит там в этих детских учреждениях далеко не всегда знают родители, там до сих пор детей могут бить и оскорблять, психологически калечить. А когда ребенок идет в школу, возможность внешнего контроля за ребенком становятся просто неосуществимой.

К тому же, если строить воспитание на основе тотального неослабевающего контроля, то очень высока вероятность вырастить безынициативного и слабого человека, который не только не умеет говорить при необходимости слово "нет", но и не способен сопротивляться любому влиянию и воздействию. А ослабление такого контроля в юношеском возрасте может привести к тому, что такой взрослый ребенок может пуститься во все тяжкие, или же выбрать путь висеть на шее своих родителей (если получится) до своей пенсии.

Получается, что родителям в воспитании ребенка надо пройти путь между двумя крайностями - от полного попустительства до тотального контроля, а вот выбрать свою золотую середину, это, к сожалению, далеко не у всех получается или выходит хорошо.

Все родители прекрасно знают, что дети в подростковом возрасте сверхвозбудимы и чрезмерно эмоциональны. Неспроста мы, психологи и психотерапевты, говорим: "Подростки — это диагноз!"

Тем не менее, многие взрослые почему-то считают, что все переживания у их ребенка настолько мелкие и несущественные, что даже отказывают детям в праве на эти переживания. Ну, скажите сами себе, разве вы не говорили или думали так: "Да что ты понимаешь, да какие твои годы, у тебя еще будет тысяча таких мальчиков (девочек), ты еще молод об этом думать" - и т.д.

Мы сами живем в очень непростое время – время кризисов и перемен. Поэтому многие родители мне говорят: "Да, вы все говорите правильно, только время сейчас такое, что надо как-то выжить". А это бремя забот и взрослых проблем отталкивает нас от наших детей-подростков, мол, не до них сейчас. Вот чуть-чуть разберемся со своими делами, вот тогда и займемся тобой. И так идут недели за неделями, год за годом. А всегда ли и все ли подростки готовы ждать, когда мы, взрослые, решим свои проблемы? Увы, не все и не всегда.

Такое отталкивание и пренебрежение со стороны взрослых вынуждает детей либо просто молча страдать, либо искать это свое право на стороне, вне семьи, там, где как им кажется, их поймут и оценят. А мы сами часто забываем, что подростки могут очень хорошо и искренне притворяться. Ощущая себя ненужным и неважным для своих родителей (а это самые главные и важные люди в его жизни!) ребенок начинает чувствовать потребность удовлетворения своих желаний где-то вне семьи, на стороне.

И если кто-то - неважно кто - обладающий авторитетом для этого подростка (не важно даже по какой причине) предоставит ему право на переживания или уж тем более выдаст информацию о том, что "ты особенный и можешь еще и увидеться с миром волшебства", то он точно получит не только уважение, но и такой кредит доверия, о котором родители и родные даже мечтать не могут.

 

Причины вне семьи

С появлением сотовой связи, сотовых телефонов, Интернета – изменился кардинально наш привычный мир. За последние 20 лет эти изменения такие радикальные, что ко многим из них мы еще и не привыкли, многие еще даже не знаем. Не знаем что делать и как их воспринимать.

С появлением Интернета, а с ним и обилия социальных сетей, подростки самостоятельно общаются не только друг с другом, но и неизвестно с кем. Ведь для общения в Сети надо всего лишь зарегистрироваться под любым именем, любым логином, любым адресом. Так возникают новые подростковые субкультуры, они начинают давать и неназойливо навязывать подросткам свою систему выборов, которая может быть даже чуждой их воспитанию, их жизненным понятиям и представлениям. Эти субкультуры могут диктовать подросткам что, как и когда им делать. Начиная с того, что носить, до того - как думать.

Другими словами, у кое-кого появился соблазн ставить над детьми и подростками любые эксперименты, причем делать это анонимно и до сих безнаказанно. Особенно настораживают психологические манипуляции над сознанием ребенка с целью его ухода из жизни. Ведь подвергшиеся такому психологическому зомбированию и психологическому насилию дети уходят из жизни, до конца даже не понимая суть происходящего.

А наша правоохранительная система отстает от веяний времени и до сих пор не рассматривает эти сайты, эти сети, этих людей как новый изощренный способ убийства: нет юридической базы, нет законов. Есть погибший подросток, есть состав преступления, но нет того, кто это дело задумал и осуществил, хоть и дистанционно.

Для сравнения, призывы, разжигающие межнациональную рознь, наказываются сурово, что справедливо, а эти преступления, в результате которых дети кончают свою жизнь самоубийством, остаются мало того, что нераскрытыми, но и безнаказанными. А любая безнаказанность, особенно с манипуляциями сознанием детей, приводящими их к гибели, создает определённый соблазн продолжать это черное дело.   

Врачи прекрасно знают, что у многих так называемых "суицидников" часто имелись психические травмы, остро развившаяся или хроническая депрессия, которая предшествовала самоубийству. Дети же и подростки, осуществившие самоубийство, перед этим событием становились неадекватно странными с неправильной оценкой реальности, в которой они живут, т. е. они входили в изменённое состояние сознания. Ну, а уж если быть более точным, их в это измененное состояние сознания кто-то вводил в тех же закрытых социальных сетях, причем явно не их сверстники, а люди более старшего возраста.

По мнению профессора, руководителя отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского Бориса Положего, частота суицидов подростков держится последние 7-8 лет практически на одном и том же уровне (количество случаев на 100 тысяч населения). Причем до массового увлечения Интернетом и сейчас этот уровень не меняется.

А вот сенатор Мизулина с ним явно не согласна, она заявляет, что проблема подростковых самоубийств "остается одной из самых острых на сегодня" и "за последние годы их количество выросло в России более чем на треть", вследствие чего Россия "сохраняет печальное лидерство в Европе по числу самоубийств среди подростков". При этом сенатор отметила, что "согласна с теми экспертами, которые склонны видеть во всем, что происходит, продуманную, планомерную, системную кампанию по доведению детей до самоубийств".

Еще в прошлом году Лига безопасного Интернета провела исследование в одной из популярных в РФ соцсетей и выявила "опасную тенденцию по увеличению в сети групп, пропагандирующих самоубийства среди подростков". На основании этого исследования, отметила сенатор, правоохранительными органами возбуждены уголовные дела по ст. 110 УК (доведение до самоубийства). "Но этого недостаточно! Мы боремся лишь с последствиями", - отметила Мизулина.

Таким образом, мы с вами столкнулись с новым врагом, угрожающим, возможно, самому существованию нашей страны в будущем. При этом, мы не знаем этого врага, но знаем, к чему он стремится. Мы еще не научились его выявлять и не имеем пока средств противодействия ему. Очень хотелось бы, чтобы в ближайшее время были изысканы силы и средства покончить с таким тайным врагом.

Ну, а что же можем мы сделать с вами, дорогие родители, каждый на своем месте в своей семье? Или мы будем бессильно наблюдать, как продолжается эта вакханалия самоубийств детей?

Ждать, когда государство, сама власть, парламентарии примут какие-то решения и надёжно оградят от таких проблем и неприятностей наших детей?

А может быть нам самим, невзирая на кризис, на экономические и финансовые трудности, изменить свое отношение, не перекладывать ответственность за жизнь и воспитание своего ребенка на кого-бы ни было? Возможно, наша бОльшая открытость, чуткость и более пристальное внимание к психологическим проблемам наших детей позволит им оставаться в общении и контакте с нами больше, чем со всеми остальными людьми. Чтобы мы и в их подростковом (а может даже и более старшем) возрасте будем для них не только средством получения материальных благ, кошельком, кормильцем, но и наставниками и друзьями по жизни?

Ведь это достойная цель. Каждый родитель мечтает, что его ребенок будет счастливым, будет лучше него, сделает в жизни больше него, достигнет большего, чем он сам. А для этого надо любить ребенка в любом возрасте. Надо, чтобы ребенок видел и чувствовал не только вашу заботу, внимание и чуткость к нему, но и ко всем членам семьи, чтобы ребёнка не ограждали и оберегали от внутрисемейных проблем и трудностей, а чтобы от тоже участвовал в жизни семьи, в наших делах и заботах, посильно внося в семью свой вклад.

Психолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх