Поток сознания одного из лучших мастеров речи

В чем заключается секрет успеха политика Владимира Жириновского.

В чем заключается секрет успеха политика Владимира Жириновского.
Фото: Globallookpress

Один из самых ярких и любимых народом политиков (об этой любви свидетельствует его продолжительное нахождение на политическом Олимпе) празднует на этой неделе юбилей. Владимиру Вольфовичу Жириновскому, бессменному лидеру Либерально-демократической партии, исполнилось 70 лет.

Человек-рейтинг, человек-скандал — своей популярностью Жириновский во многом обязан своим блестящим ораторским способностям. Он умеет разговаривать и с массовой аудиторией, и с собратьями по думе, может быть беспощадным в полемике и каждое свое выступление превращает в настоящее шоу.

О его излюбленных риторических приемах написаны многочисленные статьи и даже вполне серьезные исследования. За тот срок, пока он находится под светом политической рампы, арсенал его речевых техник практически не менялся. А зачем, собственно, менять то, что и так работает? Причем работает практически со стопроцентной эффективностью?

Многие хотели бы ему подражать, и, пожалуй, ни один политик не отказался бы быть таким же убедительным и харизматичным, как Владимир Вольфович.

В чем же собственно состоит его главный риторический секрет?

Многие помнят 2012-й — год президентских выборов. 28 февраля в предвыборных дебатах на телеканале "Россия-1" участвовали Владимир Жириновский и Михаил Прохоров. Большое обсуждение тогда вызвала "словесная дуэль" между Владимиром Жириновским и Аллой Пугачевой, которая представляла команду Михаила Прохорова. Оба участника дуэли продемонстрировали широкий арсенал риторических средств — в ход шли прямые оскорбления, некорректные сравнения и запрещенные с точки зрения этики техники.

Владимиру Вольфовичу пришлось довольно несладко: его постоянно перебивали, тем самым лишая основного преимущества — возможности говорить монологом (а именно в этом он особенно силен). Да и ведущий Владимир Соловьев порой откровенно вставал на сторону его противницы. У Владимира Вольфовича практически ничего не получалось, а время заканчивалось, время неумолимо работало против него.


Фото: скриншот эфира канала "Россия-1"

Только в самом конце этого словесного поединка Владимир Жириновский получил простор для собственного красноречия. Всего одну минуту. Но этой минуты ему оказалось достаточно, чтобы одержать убедительную победу. Вот что он успел сказать за это время:

"…Страна в условиях гражданской войны. Вы ходите в хорошем костюмчике, а кто похоронил 15 миллионов? Там тоже будем стоять в хороших костюмчиках? А миллионы потеряли Родину. Что мы им скажем? А русский народ оплеван. Ему что скажем? А русский язык запрещают везде, русских летчиков арестовывают везде? Дети выбрасываются из окон. Мы тоже будем тихо-спокойненько говорить — ребята, все хорошо. В костюмчиках, тихо, ну, дети не хотят жить. Ну полно пьяниц, кругом наркоманы, ну что делать… Зато пойдем в концерт — Прохоров заплатит, Алла споет. И нам хорошо. Вам втроем хорошо, а я хочу, чтобы было хорошо главному народу нашей страны — бедному, русскому народу. А на вас мне наплевать!".

Давайте приглядимся к тому, что же все-таки делает Владимир Вольфович. А делает он абсолютно простые вещи.

- Страна в условиях гражданской войны — так открывается тематическое пространство "гражданская война", отрицательно окрашенное и вызывающее негативные ассоциации — кровь, разруха, смерть, братоубийство.

- Похоронили 15 миллионов — опять отрицательно окрашенное тематическое пространство. И ассоциации соответствующие — смерть, кровь, плюс "магически" звучащая цифра — 15 миллионов. Если мы успеем задуматься, то, вполне возможно, спросим себя: о каких собственно 15 миллионах идет речь? О гражданской войне? Какой именно? В далеком уже 18-м году ХХ века? Или речь идет о трагических событиях 90-х годов? Но вряд ли мы успеем задуматься, потому что оратор говорит в хорошем темпе и открывает для нас еще одно тематическое пространство.

- Миллионы потеряли Родину — снова страшно, да и слово "миллионы" звучит угрожающе. Кстати, а о чем сейчас речь? Может быть, о первой и второй волне "белой эмиграции"? Или о русскоязычном населении бывших союзных республик, вмиг осиротевших и оставшихся на чужой земле? Но времени на раздумье снова нет, так как…

- Русский народ оплеван — абсолютно размытое тематическое пространство. Но при своей размытости и неопределенности тем не менее крайне негативное — так как уровень унижения здесь запредельный (хотя и достигается очень просто — эмоционально звучащим глаголом "оплеван" и обобщающим понятием "русский народ").

- Русский язык запрещают везде — вполне возможно, что критическое мышление могло бы в этот момент возмутиться: что значит "везде"? Проблем с Украиной тогда, в 2012-м, еще не было, так где это — везде? В Прибалтике, ладно, а где еще?

- Русских летчиков арестовывают везде — и снова перед нами воздействие по эмоциональной модели. Потому что, если безнаказанно арестовывают русских летчиков, значит, с русской армией не считаются, ее, стало быть, и нет. А что такое армия и флот? Государство!

- Дети выбрасываются из окон — это уже абсолютно выверенный удар. Если вы еще не попали в ловушку предыдущих тематических пространств, то в данном случае у вас нет шансов остаться безучастным, потому что эмоциональное поле "дети" покрывает целевую аудиторию на 100 процентов, а целевая аудитория здесь — любой и каждый.

И в конце — пьяницы и наркоманы — негативные тематические блоки, которые тоже вызовут соответствующие эмоции у всякого, кто когда-нибудь соприкасался с этой проблемой.


Фото: скриншот эфира канала "Россия-1"

А теперь обратите внимание на тот факт, что тексты все-таки выстраиваются по определенным законам. И перед нами вовсе не текст. С точки зрения языка, это абсолютный бред, поток сознания, в котором ни одно последующее предложение не связано с предыдущим. Ни смысловых связей нет, ни логических. А есть последовательное открытие нужных эмоционально окрашенных тематических полей, и больше ничего.

То есть вот она, наша жизнь — с гражданской войной, с пьяницами и наркоманами, с бедными детьми, которые не хотят жить, потому что так жить невозможно. Мы умираем миллионами, мы теряем Родину, нам запрещают разговаривать на родном языке, нам плюют и в спину, и в лицо, и даже наша армия нас не может защитить, потому что не может защититься сама. И в самой концовке Владимир Вольфович делает простую, но очень изящную вещь — он помещает в эти негативные тематические пространства самого себя, посылая четкий сигнал своей аудитории — он с нами, он со своим народом. Он здесь, где все так плохо. А его оппоненты — Прохоров и Пугачева — не здесь, не с нами, а потому ему на них и наплевать.

Перед нами блестящая работа одного из лучших мастеров убеждающей речи, и, похоже, что Алла Пугачева это тоже понимает.

Mediametrics
NNN
Вверх