8012

Ни адреса, ни тени

Российское правосудие признало наше право ходить без фамилий. Создав такой прецедент, судья, сам  того не подозревая, дал понять, что давать или забирать фамилии - это прерогатива государства. 

Вчера Калининградский суд дважды вынес решение в пользу "бесфамильного" мужчины, который обратился с иском против нотариуса, отказавшего ему во вступлении в наследство из-за того, что у мужчины нет фамилии, только имя. Оказывается и так тоже бывает. В 1957 году в Баку при регистрации новорожденного не внесли сведения о его фамилии, и о фамилии его отца. "Отсутствие фамилии у гражданина не может служить основанием для отказа в выдаче ему документов, удостоверяющих личность и его гражданское состояние", - решили в суде. 

Первое, что мне пришло на ум - это взять у такого уникального человека интервью. Но как это сделать, ведь в справочнике вряд ли найдешь телефон того, кто не имеет фамилии. Жаль, а ведь такое интервью - это обложка для любого авторитетного издания. Только представьте себе, человек в 1976 году получил "военник", в 2003 году - гражданский паспорт, а два года назад стал обладателем загранпаспорта. И везде отсутствовала его фамилия. И сразу возникает масса вопросов. Как вас вызывали учителя к доске? Что вы кричали на перекличке в армейском строю? И как вы вообще жили то все эти годы? 

Лучше всего о бесфамильных сказал в своей песне Юрий Шевчук: "Закрылась дверь, он вышел и пропал/ Навек исчез, ни адреса, ни тени/ Быть может, просто что-то он узнал/ Про суть дорог и красоту сирени". Но исторические мотивы, по которым у людей забирали, или давали им фамилии, несколько другие. 

Первые документы с фамилиями появились в XV веке. Да и то, это было привилегией землевладельцев. И лишь, когда пало крепостное право, власти всерьез задумались над тем, чтобы от прозвищ переходить к фамилиям. В 1888 году Сенат опубликовал специальный указ, в котором было записано: "Именоваться определенной фамилией составляет не только право, но и обязанность всякого полноправного лица, и означение фамилии на некоторых документах требуется самим законом". Еще один "бесфамильный" период, более приближенный к нашему времени, это времена ГУЛАГа, когда заключенные представляли из себя большую серую массу, и различались лишь индивидуальными номерами, присвоенными им лагерной администрацией. 

И все-таки, первый исторический пример мне как-то больше по душе, чем второй. И остается надеяться, что случай в Калининградском суде так и останется курьезом, и не станет индикатором отношений власти и народа.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх