10230

Сирийская кампания: Игра в карты с шулером

Вчерашний день все мировые СМИ стояли на ушах — Совет Федерации дал президенту РФ право на использование войск в Сирии. Вполне закономерно после всего того, что мы наблюдали в Нью-Йорке во время Генассамблеи ООН за последние дни.

Так что же все-таки произошло? До чего договорились?

Еще весной мировые СМИ обсуждали перспективы "обмена" Сирии на Украину. В смысле, что для получения уступок на Украине Россия должна пойти на уступки в Сирии. А уступка в Сирии могла быть только одна — перестать поддерживать Асада, т.е. фактически сдать его. Понятно, что на такое Кремль пойти не мог. И тому много причин. Во-первых, Асад — наш чуть ли не последний союзник на Ближнем востоке, и вопрос его поддержки в пику США принципиален. Во-вторых, уход Асада в лучшем случае неизбежно приведет к реализации в Сирии ливийского сценария, в худшем — к тому, что ИГИЛ получит всю территорию Сирии.

Учитывая вышеперечисленное, Россия все эти годы Асада не сдавала. Видимо, в Вашингтоне тоже начали понимать, что вопрос этот принципиальный и ставку надо повышать многократно. Повысить ее можно разве что предложив оставить Украину. Но тут уже вопрос принципа для Штатов. Патовая ситуация. Клинч, если использовать спортивную терминологию. Американцы фактически провалились в Сирии. Убрать Асада без России они не могут, но и победить ИГИЛ — тоже. Москва столкнулась с непреодолимым давлением Запада на Украине. Значит, договариваться пришлось бы в любом случае.

О чем говорили Путин и Обама за закрытыми дверями на Генассамблее ООН, мы, возможно, узнаем, но вряд ли в ближайшее время. Как бы то ни было, результаты договоренностей, а возможно, напротив, результат обсуждения разногласий, которые так и не удалось разрешить, мы видим уже сейчас.

Россия начала операцию в Сирии. Ну а Штаты, как уже дали понять, будут и дальше поддерживать противников Асада из т.н. умеренной оппозиции. То есть, получается, что мы будем помогать сирийским властям громить ИГИЛ, а тем временем наши западные партнеры будут помогать своим протеже отвлекать усилия сирийской армии от борьбы с ИГИЛ. Вот такая вот загогулина выходит. Кстати, Штаты хоть и признали провал программы подготовки "умеренной оппозиции" и приостановили набор новых боевиков для тренировок в лагерях в Иордании и Турции, программу вовсе не свернули.

И затягивание такой ситуации чрезвычайно выгодно Вашингтону: чтобы Москва влезла в войну, но чтобы при этом ни одна сторона не могла добиться победы. Ведь разгром ИГИЛ будет означать победу Асада и усиление Ирана, что никак не входит в планы США, а также их союзников — саудитов и Катара с одной стороны, и Израиля — с другой. А разгром Асада будет означать победу ИГИЛ, что также не понравится всем. Вот в какую историю нас хотят втянуть.

А что же мы? Ну, у нас тоже не дураки сидят. Ведь сразу дали понять: НАЗЕМНОЙ операции не будет. Кстати, по мнению многих военных аналитиков, с кем мне довелось беседовать на этот счет, она и не нужна. Достаточно будет нормально вооружить сирийскую армию, иракскую армию, курдов и Иран и помочь им штурмовой авиацией.

Но нужно ли лезть туда? России сейчас нужно продемонстрировать, что ее невозможно изолировать. Вот вы вводите свои санкции, исключайте нас из восьмерок, ругайте нас на всех международных площадках, но без нас в Сирии ничего не получится. И как бы подготовкой общественности к этому стала речь Путина в ООН 28 сентября, которую некоторые уже окрестили "второй мюнхенской". Очень сильная речь, особенно на контрасте с выступавшим до него Обамой с его мантрами про то, что Америка остается мировым лидером, и что "то, что верно для Америки, верно для всех демократий". Путин дает понять, что это не так. И призывает мир объединиться. Вот мир пытается его изолировать, а он все эти попытки отбивает и обозначает общую цель. И ведь не возразит никто, кроме сторонников террористов… А для Москвы это отличная возможность на деле доказать всем, что мир невозможен без России. Это может стать началом прорыва.

Ну и, конечно, ситуация уже дошла до той черты, когда, если мы не вмешаемся, Асаду реально конец. И тогда мало не покажется никому, в том числе нашим геополитическим соперникам, которые уже однажды потеряли посла в одной демократизированной ими стране.

Но хотелось бы акцентировать внимание на другом аспекте — необходимости выхода из клинча с Западом, о чем я уже писал. И такая же необходимость есть и у Запада тоже. Так что компромисс неизбежен. Вопрос в цене.

До чего-то лидеры государств в любом случае рано или поздно договорятся. Но тогда возникает другой вопрос: а можно ли верить Западу в подобных вещах? Тем более, когда речь идет о неких кулуарных договоренностях, а даже не о международных официальных соглашениях?

Ну, давайте далеко ходить не будем, вспомним начало современной российской истории, когда США и тогда еще СССР договорились распустить свои военные блоки, в итоге Организация Варшавского договора оказалась распущена, а НАТО не только нет, напротив — альянс продолжил свое расширение уже за счет самого бывшего СССР. Об этом, кстати, Путин упомянул в речи в ООН. Западный блок не просто не продолжил существование вопреки договоренностям, но и вопреки цели собственного создания, ведь создавался он для борьбы с соцлагерем, а соцлагеря уже не было…

Ну, или из совсем недавней истории, вспомним, как цинично Запад при первой же удобной возможности расправился с Каддафи, который в обмен на снятие санкций пошел на беспрецедентные уступки, дружил с западными лидерами, давал им торговые преференции, оплачивал их избирательные кампании. А как они обманули нас с резолюцией по бесполетной зоне. В результате чего и была уничтожена Ливия…

Ну а возвращаясь в Сирию, вспомните, как Россия в 2011-м вынудила Асада прекратить наступление и неукоснительно следовать навязанному Западом плану Аннана. А ведь Асад мог разобраться с мятежниками самостоятельно, как Каддафи в марте 2011-го. А в 2012-м он уже потерял контроль над ситуацией. Опять обманули.

Может быть, сейчас у России появляется возможность исправиться и сделать все то, что мы должны были сделать четыре года назад? Наверное, будет сложнее. Но лучше поздно, чем никогда.

Да, мяч сейчас на половине поля России, да, мы фактически предлагаем миру новую повестку дня. Но тут важно помнить: игра в карты с шулером (а именно так мне представляется партнерство с Западом) — занятие рискованное.

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх