5136

Кризис Венесуэлы: извлечет ли Россия урок и чего ожидать?

Фото: Globallookpress

В Венесуэле произошло редкое, но не уникальное политическое событие. Глава народной ассамблеи — парламента Боливарской Республики — 35-летний выпускник одного из ведущих университетов США Хуано Гуаидо не конституционно объявил себя и.о. президента.

Гуаидо признали США, Великобритания, большая часть стран Союза американских государств, часть стран Ближнего Востока, Франция, Германия, Австрия и др.

Решение о поддержке Евросоюза заблокировала Италия. В поддержку легитимного президента Николаса Мадуро выступили Китай, Россия, Иран, Турция, страны ЕАЭС, Мексика и некоторые страны Южной Америки и Ближнего Востока.

Для обеспечения жизне - и боеспособности оппозиции США волюнтаристски заморозили на своих счетах $8 млрд подконтрольной Мадуро нефтяной корпорации PDVSA и объявили о передаче этих денег оппозиции и Гуаидо. Британия то же самое сделала с золотым запасом Венесуэлы, переданным ей на хранение. Это циничное финансирование гражданской войны в Венесуэле.

В Венесуэле все происходит по кальке. Управляемый хаос, насаждаемый по всему миру, в формате цветных революций.

Предохранителем взрыва гражданской войны на данный момент служит армия. На ее вооружении стоят современные российские самолеты, комплексы ПВО С-300, автоматы АК-103 и др. Если бы не армия, США и коалиция НАТО уже влезли бы на территорию Венесуэлы поддерживать "демократические выборы".


фото: globallookpress

Так было в Ираке, Ливии, на Украине. В Сирии сценарий силового захвата власти не прошел.

Коалиции НАТО вполне по силам осуществить вооруженную поддержку оппозиции во главе с Гуаидо, но только с воздуха. Для наземной операции нужны военные базы вокруг Венесуэлы, но их нет. К тому же вмешательство сил коалиции чревато глобальным военным конфликтом.

Станет ли Венесуэла запалом к мировому кризису в экономике и поводом к мировой войне? Для анализа ситуации нужно отметить несколько ключевых деталей.

 

Нефтяной двигатель экономики

Первое и самое главное — это место Венесуэлы в первой десятке стран мировой экономики по объему добычи и экспорту нефти. По подтвержденным разведданным, по запасам нефти Венесуэла находится в первой тройке (примерно 300 млрд. баррелей или 17 % всех мировых запасов).

Обнаружение нефтяных полей Мене-Гранде возле залива Маракайбо в 1914 году привлекло компании США и Британии, а с ними — первые инвестиции. США и Британия — зачинщики сегодняшних событий.


фото: oilprice.com

К 1935 году доля нефти в экспорте Венесуэлы выросла с 2 до 90 %. Позже были открыты огромные запасы "черного золота" в бассейне реки Ориноко. Вплоть до 1976 года недра Венесуэлы эксплуатировали глобальные корпорации Британии и США — на основе разделения доходов от добытой нефти. Сначала Венесуэла получала 16 % налога на прибыль и копейки за концессию. К середине века участие государства в доходах от нефтебизнеса достигла 50% и более.

 

Национализация нефтяной отрасли

В 1976 году президентом Пересом началась национализация нефтяного сектора. Была создана госкомпания PDVSA, она стала основным инвестором в соцпрограммы страны. Завершил национализацию Уго Чавес в рамках реализации концепции Боливарского социализма и стратегии борьбы с неравенством доходов и нищетой населения.

В 2007-ом, после отказа американских компаний Exxon Mobil и ConocoPhillips предоставить PDVSA контрольный пакет акций в нефтедобыче в дельте Ориноко, правительство Чавеса национализировало их активы. Total, Chevron, Statoil и BP сократили свои доли до миноритарных.


фото:  petrolworld.com

К 2013-му ExxonMobil и ConocoPhillips совсем ушли из нефтяного сектора Венесуэлы. По оценкам экспертов, за первую половину XX века нефтяные корпорации заработали в Венесуэле около $200 млрд, в то время как государство — чуть более $20 млрд. Собственно, нищета населения и неравенство распределения доходов от национального богатства и послужили почвой для развития идей социализма.

В результате активной политической борьбы Венесуэла получила полный контроль, увеличение доли в доходах от добычи нефти и очень высокие темпы роста экономики. Самый высокий уровень доходов на душу населения среди стран Латинской Америки и приличную "голландскую болезнь", сведшую на нет все экономические и социальные достижения конца XX и начала XXI веков.

 

Период относительной стабильности

Стратегия Боливарского социализма строилась на нескольких "китах". Цены на 400 товаров основной группы населения устанавливались и контролировались государством на уровне в несколько раз ниже рыночных. Национализация промышленности с целью увеличения занятости населения в государственных компаниях. Регулируемая национальная валюта. Широкий спектр дотируемых государством программ — по образованию, медицине и т.д.

При этом бюджет в XX веке всегда был в дефиците до 10%, а госдолг — небольшим. В 1970-е годы на фоне роста цен на нефть была запущена программа промышленного развития и диверсификации экономики. Венесуэла обладает довольно развитой трубопроводной и транспортной инфраструктурой. По оценкам экспертов, программа Уго Чавеса дала свой результат. Бедность сократилась.


фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images

Количество бедных на начало 2000 года было 43%, 17 из них жили ниже черты бедности. В 2010 году эти цифры составили 28 и 8% соответственно. Коэффициент Джинни (показатель степени неравенства) снизился с 49,7 в 1997 году до 41 в 2009-ом. В 2007 году количество студентов, поступивших в университеты, почти удвоилось по сравнению с началом века. В школах бесплатное питание получало около 4 млн детей. Безработица за первые 10 лет XXI века упала с 15 до 8%.

Распределение нефтяных доходов бюджета в пользу самых бедных слоев населения дали Чавесу политические дивиденды. Несмотря на военный переворот 2002 года и противостояние с оппозицией он честно, с весьма приличным перевесом, победил на всех своих выборах.

Однако бюджет Венесуэлы более чем на 60% углеводородный (в России углеводородная часть бюджета занимает около 50%). Продажа минерального сырья занимает более 89% всего экспорта Венесуэлы (у России — более 70%). Отсюда долларовая зависимость экономики.

 

Как зарождался кризис

Низкие госцены на базовые товары для населения требуют принудительного, не рыночного регулирования курса нацвалюты, заниженного по отношению к доллару. Соцпрограммы требуют увеличения расходов бюджета в национальной валюте и повышенный курс национальной валюты к доллару. Отсюда диспропорция в требованиях к регулированию национальной экономики и стабильности национальной валюты. При обвале цен на нефть в 2014-2015 годах и санкциях со стороны США бюджет Венесуэлы начал катастрофически недополучать средства от нефтедобычи. Поскольку смысл "голландской болезни" заключается в сокращении долей перерабатывающей и других отраслей экономики, то сложилась неблагоприятная налоговая ситуация.


фото: globallookpress

В то же время разные правительства Венесуэлы прибегали к реструктуризации экономики на основе привлечения кредитов МВФ и других международных займов. Внешний долг увеличился до 35% ВВП, и основные платежи пришлись на период президентства Мадуро. По внешнему долгу Венесуэла оказалась на грани дефолта. Получилась тройная вилка, у которой была одна причина: недополучение государством средств от нефтедобычи.

С одной стороны, не хватает средств на дотирование минимальной корзины потребления, в том числе и лекарств. С другой — не хватает денег на социальные программы для бедных. С третьей — не хватает валюты для расчетов по внешним долгам. И правительство начало финансировать бюджет с помощью печатного станка.

За последние два года в Венесуэлу прибыло 16 самолетов с наличностью. Это, в свою очередь, вызвало инфляцию с запредельными цифрами с многими нулями. Произошло резкое обнищание населения.

Правительство Мадуро пыталось ввести цифровой Боливар, привязанный к запасам нефти. Но, по оценкам специалистов, это было сделано против правил цифровой валюты и направлено на привлечение средств в нефтяную отрасль в размере всего около $6 млрд. Отмечу — опять перевод в доллар. То есть цифровой Боливар продается за доллар, а доллар идет на импорт и погашение внешних займов. В этих условиях США ограничило импорт нефти на свою территорию из Венесуэлы. Это при том, что 13% всего импорта нефти США принадлежит Венесуэле.


фото: globallookpress

Поскольку нефтяная отрасль нуждается в постоянных инвестициях в разведку и добычу, а венесуэльская сверхтяжелая нефть в дельте Ориноко — особенно, то после национализации нефтяной отрасли инвестиционная нагрузка легла на государство.

Правительство вместо инвествложений направляло валютную выручку на импорт потребительских товаров и соцподдержку населения. Такая стратегия дала сокращения добычи нефти с 3 млн бареллей в день при Уго Чавесе до 1,2 млн на текущий момент.

В общую корзину упал и энергетический кризис, связанный с засухой и единственной государственной мощностью. Если во времена Чавеса потребление электроэнергии было неограниченным и бесплатным, то правительство Мадуро стало прерывать подачу электроэнергии. Рабочие дни для служащих в госкорпорациях ограничили с сохранением зарплаты с той же целью — экономии электроэнергии. На дизель-генераторы перешло даже метро Каракаса. В то же время правительство вынужденно подняло цены на внутренние нефтепродукты на 100%. Все вместе это вызвало социальное потрясение и выход людей на массовые акции протеста.

 

Политическая составляющая

Политическая обстановка тоже принципиально изменилась. Военными переворотами Венесуэлу не удивишь. За XX век их было 12. Однако до президентства Мадуро никогда не было единой сильной оппозиции с молодым привлекательным лидером, которого поддерживают первые лица стран Большой семерки и даже передают ему миллиарды принадлежащих Каракасу долларов.


фото: globallookpress

В 2015 году выборы в парламент дали 2/3 мест оппозиции, что сразу отразилось на экономической политике президента и его правительства. Либеральный экономический протест схлестнулся с социалистической идеей Великой Венесуэлы. Мадуро, в свою очередь, заблокировал работу парламента решением Верховного конституционного суда о создании национальной конституционной ассамблеи или учредительного собрания. И пока ассамблея работает над новой конституцией, управление страной осуществляет Мадуро прямыми указами. Однако это решение отменила генпрокурор Луиза Ортега.

После выборов в учредительное собрание генпрокурор был уволен. Временно ситуация разрешилась на президентских выборах 20 мая 2018 года, сторонники Мадуро победили, потому что оппозиция объявила бойкот выборам.

Но в условиях нарастания социального конфликта, проблем с экономикой, конфликта с корпорациями США и ряда ведущих стран, технического дефолта по внешним обязательствам, падения добычи нефти и валютной выручки оппозиция вывела народ на улицы Каракаса и других городов.

По старой латиноамериканской традиции, выведя народ на улицы, Хуано Гуаидо объявил себя врио президента и заявил о смене правительства и экономического курса страны.

 

Варианты развития событий

Правительство Мадуро, явно не справившись с управлением экономикой, решило пойти за новыми займами, но не к МВФ и глобальным финансовым фондам вроде "Франклин Темплтон", а к сторонникам панамериканизма и социалистической идеи: Китаю, России, Ирану и еще ряду стран. Самыми крупными кредиторами стали Китай — около $70 млрд — и Россия –—$17 млрд.


фото: globallookpress

На текущий момент основная доля импорта углеводородов в Китай идет с Ближнего Востока и из России (около 70%). Постоянный рост экономики и населения Поднебесной подразумевает рост потребления углеводородов, а энергетическая безопасность требует диверсификации поставок. Политическая составляющая при этом заключается в том, чтобы поддерживать очаг напряжения для стран Запада и США — в первую очередь, не поддерживая инициативы западных глобальных корпораций. При развитии агрессии со стороны стран коалиции во главе с США Китай точно не вступит в конфликт в вооруженной его части, но однозначно будет поддерживать режим Мадуро для защиты своих экономических интересов, одновременно ведя переговоры с оппозицией на случай варианта ее победы.

Геополитические интересы глобальных корпораций, выраженные внешней политикой США, Британии и ведущих западных стран G7, направлены на захват под свой контроль новых объемов углеводородов. А в случае с Венесуэлой это 17 % мировых запасов нефти. Поэтому в геополитическом аспекте стоит вопрос:

Кто будет контролировать 300 млрд бареллей нефти Венесуэлы? США и Британия при поддержке Франции и Германии или Китай с Россией?

Для России это не только контроль за новыми источниками углеводородов, но и рынок сбыта для российского оружия. Кроме того, для внешней политики России существует важнейший фактор влияния Венесуэлы на позицию ОПЕК и через него — на рынок нефти и ценообразование. Это обстоятельство стратегически важно для России. Контроль через ОПЕК за ценами на нефть является стратегическим плацдармом и для Венесуэлы, и для России. Ибо падение цен влияет на экономику обеих стран. В этом контексте Венесуэла является принципиальным стратегическим партнером России. Не менее, а даже более важным, чем Сирия.


фото: globallookpress

Eсли США и коалиция стран НАТО будут раскачивать ситуацию осторожно, но нагло и не вступая в прямой вооруженный конфликт с действующей армией Венесуэлы, а ведя с ней закулисные переговоры, пытаясь купить позицию военных в этом конфликте, то Москве отступать некуда. За спиной будущее ЕАЭС и самой России. И потерянные инвестиции — не самый большой ущерб для России. Потеря стратегического партнера в ОПЕК и на нефтерынке — куда больший удар по будущему самой России.

В заключении можно сказать следующее. Очевидно, что ситуация вызвана неграмотным управлением экономикой правительством Мадуро в условиях падения цен на нефть и накопленных диспропорций в макроэкономической политике. Венесуэла реально нуждается в смене курса макроэкономической политики и отхода от Боливарианского социализма.

На мой взгляд, правительство Мадуро не способно справиться с диспропорциями в экономике и, соответственно, с социальными и экономическими проблемами. Нельзя исключать, что оппозиция возьмет вверх в этом противостоянии рано или поздно. Реализуется сценарий Ирака и Ливии. В случае прихода к власти проамериканского правительства сохранится некоторый уровень социального хаоса. При этом глобальные корпорации активно начнут дербанить нефтяной пирог Венесуэлы. Управление страной и либеральные реформы в обмен на продажу национального ресурсного суверенитета. Очаг возгорания мирового конфликта перейдет в тлеющее состояние. При этом ОПЕК начнет играть на понижение цен на нефть с целью вколачивания гвоздей в экономику России. И эта ситуация породит разогрев мировой экономики и возможный энергетический кризис, подобный кризису 1980-х годов.


фото: globallookpress

Более вероятен сценарий, что президентом останется Мадуро. Интересы России и Китая будут сохранены. Но для этого придется приложить немало усилий для поддержки и вооруженной защиты самого Мадуро от, например, чилийского сценария, когда президента Альенде просто расстрелял десант спецназа США. Также придется заботиться о финансовой помощи экономике Венесуэлы. По оценкам экспертов, это $35-40 млрд ежегодно. Это cирийский сценарий. Существование постоянного конфликта под контролем ВС Венесуэлы и российской помощи, если об этом попросит правительство Мадуро. При этом будут вкладываться средства в экономику и нефтедобычу. Развитие страны приостановится на неопределённое время. В этом случае цены на нефть сохранят тенденцию к некоторому росту. Мировая экономика, избежав энергокризиса, получит возможность для некоторого роста. Перспектива мирового конфликта также отодвигается. Но главным шагом в этом сценарии будет нахождение оптимального решения для устранения конфликта с оппозицией и перевода его в вялотекущую фазу легитимного управления страной с выходом из кризиса. Этот подход требует серьезного экономического десанта, обеспеченного правильной стратегией выхода из кризиса, чтобы управлять макроэкономической политикой. Полумерами ситуация в Венесуэле не разрешиться.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх