1899

Самый удачный перформанс Павленского

Суд над скандально известным художником стал лучшим примером двойных стандартов Запада по отношению к России.
Суд над скандально известным художником стал лучшим примером двойных стандартов Запада по отношению к России.
фото: imago/IP3press

Знаменитый акционист Пётр Павленский опять привлёк внимание прессы: на этой неделе французский суд поставил точку в деле о поджоге банка. 34-летнего россиянина приговорили к трём годам заключения и штрафу в восемнадцать тысяч евро.

"Посредством художественного выражения художник прибегнул к действиям, которые нанесли ущерб имуществу и представляли угрозу для людей", — сказал председатель суда перед тем, как огласить приговор. И добавил, что криминальные методы и искусство "две вещи несовместимые".

Павленский, впрочем, считает иначе, наш соотечественник даже суд попытался превратить в перформанс.

"Я должен сделать важное сообщение: я посвящаю этот процесс маркизу де Саду. Маркиз де Сад показал истинную природу власти", — заявил художник судье.

Служитель Фемиды оказался человеком с юмором, ответил подсудимому так:

"Это новый перформанс, очень интересно!"


фото: соцсети

Но шутки с французским правосудием тут же закончились: Павленскому вежливо приказали заткнуться, говорить только тогда, когда задают вопросы. Когда же ему позволили открыть рот, то акционист заявил, что поджог Банка Франции был перформансом, протестом против власти денег. Суд над собой он назвал расправой над политическим искусством.

Представитель Банка Франции, здание которого поджёг российский художник, с этим не согласился. Финансист напомнил, что над горевшим филиалом находятся квартиры, их жильцы могли бы погибнуть, если бы не подоспели пожарные.

Ох, не поняли французские буржуа русского художника и его политическое искусство! Нацепили на русского парня электронный браслет, словно на обычного уголовника, — теперь все его действия будут под контролем.

Сумасшедшим Павленского во Франции не считают, его обследовали в психиатрическом отделении тюремной больницы и сочли вполне вменяемым. Но без браслетика отпускать на свободу поджигателя, видимо, не решились: не дай бог, и Лувр спалить надумает, кто знает, что на уме у этого экстремиста?

За дверь не заплатил

В 2012 году, начиная свою карьеру акциониста в России, Пётр Павленский зашил себе рот. Тот свой перформанс он объяснил борьбой за свободу слова и поддержкой девушек из панк-группы Pussi Riot. Его заметили, репортажи о "фрондёре" из Питера тут же появились в российских и зарубежных СМИ.

После другой акции ("Туша"), когда голый Павленский улёгся на улице, обмотав тело колючей проволокой, слава его уже не покидала. Правда, перформанс "Фиксация", когда художник нагишом прибивал свою мошонку к брусчатке Красной площади, всеобщих аплодисментов не вызвал.


Фото: соцсети

"Эстетики в этом поступке — ноль, только хулиганство!" — так отзывались о той акции не только россияне.

В публично продырявленных гениталиях высокий политический смысл, похоже, видел только сам Павленский. Наверное, в памяти масс он бы так и остался чудаком, сверкнувшим голым задом и причиндалами перед Кремлём. Но художника прославила другая акция — в 2015 году он поджёг дверь здания ФСБ на Лубянской площади.

Фотографии и видеокадры того перформанса (автор назвал его "Угроза") получились эффектные: скрестив на груди руки, Пётр стоит на фоне пламени. Иностранная пресса растиражировала их по всему свету, его лицо стало брендом, он стал самым узнаваемым "борцом с кремлёвским режимом".

Павленского арестовали, пока шло следствие, он сидел в тюрьме, но отделался за поджог ФСБ легко: признаков терроризма в его преступлении не нашли, осудили за вандализм. Художника приговорили к штрафу в полмиллиона рублей, к выплате ущерба на такую же сумму и отпустили на свободу. Денег от него судебные исполнители так и не дождались, в феврале 2017-го Павленский с семьёй уехал во Францию.

Там он получил политическое убежище и, похоже, заскучал: талантливых художников всякого рода в Париже хоть пруд пруди.


фото: соцсети

Павленский решил сотворить шедевр привычной для него "кистью" — канистрой с бензином. 16 октября 2017 года он поджёг витрины знания Банка Франции на площади Бастилии. Назвал этот перформанс "Освещением", заявил снимавшим его журналистам, что "возрождение революционной Франции вызовет пожар мировой революции".

Власти Франции не простили такой шалости (это не в Москве дверь ФСБ жечь, это же Париж!) — Павленского обвинили в уничтожении чужого имущества опасным способом.

Напророчил французам

Пока шло следствие, Павленский побывал в психушке, был заперт в одиночной камере. Условия заключения были суровее, чем в "Лефортово", да и сидеть до суда пришлось дольше. В Москве он пробыл за решёткой семь месяцев, в Париже — одиннадцать.

Двойные стандарты оказались капканом лицемерия, который зажал Павленского намертво. Сотворив, по сути, одно и то же в России и во Франции, художник получил диаметрально противоположные оценки на Западе. Когда сжёг дверь на Лубянке — был борцом-молодцом, а когда запалил витрину французского банка, стал психом-хулиганом. Снимки поджога банка даже не попали на первые полосы, видимо, такую новость редакторы сочли второразрядной.


Фото: globallookpress

Наверное, Пётр Павленский всё-таки хоть немного одарён — по крайней мере, дар предвидения у него присутствует.

Тот устроенный им пожар можно считать предсказанием политических катаклизмов, которые сейчас терзают Францию. Бунтари жгут машины, разбивают витрины, демонстрации превращаются в массовые беспорядки.

"Я приветствую действия "жёлтых жилетов!" — заявил в суде Павленский.

Похоже, теперь он смотрит на Францию и прочие страны Запада другими глазами — социальные проблемы тут погорячее, чем в России.

Каким будет его следующая акция, пока трудно предположить, но Пётр вряд ли умерит свой пыл. Но если хоть чуточку переступит закон — условный срок тут же заменят на реальный, засадят в тюрьму.

Впрочем, во Франции нынешней зимой нужды в скандальных творениях Павленского нет. Вся республика стала грандиозным перформансом, "жёлтые жилеты" дают жару на весь Евросоюз.

Петра Павленского можно поздравить, всё-таки он произвёл лучший в своей карьере перформанс — позволил Западу продемонстрировать самый показательный пример двойных стандартов по отношению к России. И на свободе остался.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх