1549

Ломом по памяти

В Варшаве снесли мемориал Благодарности Красной армии, но память о нашем фронтовом братстве не убить.
В Варшаве снесли мемориал Благодарности Красной армии, но память о нашем фронтовом братстве не убить.

В столице Польши разрушен последний памятник советским солдатам. Мемориал Благодарности Красной армии сносили почти неделю – бетон и гранит оказались куда крепче слов о "вечной дружбе", которые в советские времена так любили произносить польские лидеры.

Монумент в Скорышевском парке, безмолвный свидетель тех клятв, нынешним польским политикам не нужен. Они пытаются убить не только мемориалы, а память народа. Ломом, отбойным молотком, бульдозером – чтобы не попадалась на глаза детям красная звезда с серпом и молотом, чтобы мальчишки не спрашивали отцов: "Кто лежит здесь?".

Красноармейские могилы есть почти в каждом польском городке – сражения во Вторую мировую войну тут шли жестокие. Советских воинов полегло очень много, только при освобождении Польши более шестисот тысяч. А ещё – военнопленные, погибшие в нацистских лагерях, точную цифру этих потерь не знают даже историки.

"Мертвые сраму не имут" – конечно, мудрые слова. Славы у советских воинов не отнять, даже если снести все памятники и надгробия. Мёртвым уже всё равно, где лежат их кости. Но нам, живым, солдатские могилы нужны и важны. Это – иммунитет от третьей мировой войны. Когда наши дети и внуки видят, как много людей полегло в борьбе с фашизмом, то не умом, а сердцем понимают, к какой жуткой беде приводят лозунги о превосходстве одной нации над другой.

С польским народом у моей семьи кровные узы. Давным-давно мой прадед-поляк тоже влюбился в девушку другой национальности, украинку. Повёл её венчаться в костёл, но ксендз отказал – мол, она не католичка. Тогда прадед пошёл в православную церковь, там служил старенький и мудрый русский священник. Он и повенчал влюблённых, благословив их брак.

Село Олива в Полесье, где жили мои предки, было многонациональным. По соседству жили немцы Кригеры, поляки Новаки, украинцы Ильницкие. Все – родственники, родовые корни переплелись очень тесно. При нужде соседи выручали друг друга не только солью и хлебом, но и советом, добрым словом. Хоть и говорили на разных языках, всегда понимали друг друга. А вот хоронили односельчан разной веры врозь, на соседних кладбищах. Но и тут был общий, местечковый обычай: в гроб покойному мужчине обязательно клали кепку или шляпу. Объясняли так: представ перед Богом, нужно оказать почёт, сняв свой головной убор. Ну, и с родными и знакомыми на том свете душе тоже нужно раскланяться, тут кепка тоже пригодится. Символичный обычай: молились соседи по-разному, но всегда уважали друг друга.

Интернациональные браки в советские времена стали традицией. Моя мама вышла замуж за русского и никогда не жалела об этом. Вышло так, что мама – из Киева, а папа – из Кирова. Вспоминая юность, они шутят: "Оба города на одну букву, вот и сошлось семейное счастье!"

С детства помню польские имена родственников, которые присылали поздравительные открытки и посылки к праздникам – тётя Броня, дядя Людвиг. А когда ещё малышом встречался со своими пока ещё не заграничными родичами, то говорил с ними на одном языке, языке дружбы. Мы улыбались, смеялись и прекрасно понимали друг друга.

История это, увы, не только союзы, но и войны. Взаимных обид в истории Польши и Руси много, как у всяких народов. На Троице-Сергиевой лавре до сих пор видны выбоины от польских ядер, той осады, которая случилась в смутное время. Нашим российским национальным праздником Народного единства мы обязаны польским оккупантам, в этот день в 1612 году их вышибли из Москвы.

Претензии, кстати, и по той давней войне у нынешних польских горячих голов имеются. Мол, Иван Сусанин неправильно поступил – завел оккупантов в костромское болото. Мол, простой крестьянин, не стрелец даже, не дворянин, зачем ему жизнь за царя отдавать понадобилось?

Польские политики, сметая бульдозерами память о социалистическом прошлом, сами тащат свой народ в гибельное болото. Помнить нужно всё – и плохое, и доброе. Жестокость – словно бумеранг, она всегда возвращается, принося новые беды.

В Гражданскую войну белополяки крепко потрепали Россию – пленные красноармейцы в польских концлагерях умирали от голода тысячами. Потом та трагедия аукнулась Катынью. В 1939-м, во время похода Красной армии на Польшу, Сталин с Гитлером разделили захваченную страну, и тот совместный советско-немецкий парад в Бресте из истории не выкинуть. Но враг у поляков и советских людей в конце концов был всё-таки общий – фашизм. И мы вместе победили Гитлера, освободили Польшу. Кстати, медаль "За освобождение Варшавы" в СССР тогда отчеканили, а не за взятие, забывать про это не надо. Советские солдаты своей кровью помогли вернуть полякам их независимость и их страну. Даже если в Польше снесут подчистую все памятники освободителям, из наших голов память о том, что мы были союзниками, не вышибить даже ломом.

Сериал дружбы

У всех моих сверстников жива память о том, что поляки и советские воины сражались плечом к плечу, и заслуга в этом не только школьных учителей, а создателей фильма "Четыре танкиста и собака". Знаменитый сериал, снятый по повести полковника Януша Пшимановского, впервые вышел на экраны в 1966 году, и его любили не только в Польше и в СССР. Даже джинсы такие были в социалистических странах популярны – "Шарик", в честь этой многосерийной картины. Сюжет фильма, наверное, помнят все – интернациональный экипаж танка храбро сражается с фашистами. Кстати, механик-водитель в этом кино носит фамилию Саакашвили. Кто тогда думал, что другой её носитель спустя полвека станет одним из самых антироссийских политиков?

Дружили, любили в том сериале все герои – и поляки, и грузины, и русские. По сюжету фильма в конце польский танкист Янек женился на русской девушке Марусе. Любовь и дружба государственных границ не желают знать, и это, конечно, к счастью.

Фильм "Четыре танкиста и собака" польские политики тоже пытались запретить после развала СССР. Не вышло – c 2008 года в Польше знаменитый сериал вновь показывают по телевидению. А один из танков, снимавшихся в картине, хранится в музее на Урале и даже открывает парад в честь Дня Победы в городе Верхняя Пышма.

Сериал про четырёх танкистов и собаку есть на диске у моего восьмилетнего внука, наверняка смотрят тот фильм и его польские сверстники. Этот старый чёрно-белый телесериал, я уверен, самый лучший памятник освободителям Польши, братьям по оружию. В нём есть семена добра и дружбы, и они непременно взойдут в детских душах, когда утихнут политические страсти.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх